Рус
Eng
Заместитель директора Железногорского филиала «Центра реабилитации слепых» Марина Сотникова

Заместитель директора Железногорского филиала «Центра реабилитации слепых» Марина Сотникова

30 марта 2016, 00:00
Общество
Анастасия ИВАНОВА
С 1 апреля 2016 года приостанавливает работу Волоколамский центр реабилитации слепых (ЦРС ВОС) из-за отсутствия финансирования и долгов в 24 миллиона рублей. С трудом выживают филиалы в Бийске и Железногорске, где с января сотрудники не получали зарплату. Это единственные организации в стране, где слепых учат профессия

– С 1 апреля реабилитационный центр в Волоколамске не принимает людей на обучение из-за отсутствия финансирования и из-за долгов в 24 миллиона рублей. А какова ситуация в Железногорском филиале?

– У нас 24 марта заехала новая смена. По согласованию с центральным правлением решили, что будем работать. И 20 человек заехали сейчас учиться на два месяца. Долги у Железногорского центра не такие большие – около четырех миллионов. В отличие от Бийска и Волоколамска у нас есть откуда выручить дополнительные средства. На месте филиала существовал Железногорский социально-трудовой комплекс инвалидов, и есть производственные цеха, которые мы сдаем в аренду. За счет этого удалось немного проплатить вперед питание и электроэнергию. И мы сумели договориться с организациями, что на два месяца, пока длится смена, с нами все работают в долг. Кстати, Бийский филиал тоже принял людей, несмотря на задолженности. Только в этот раз взял только 23 человека, а не 45.

– Проблема с отсутствием финансирования у Железногорского филиала такая же, как и у Волоколамского центра?

– Да, после того как было принято постановление правительства о поправках в правила предоставления субсидий, нас закрепили за Казначейством РФ. А наши все контрагенты, поставщики – гортеплосети, горэлектросети – являются муниципальными и по закону не имеют права иметь счета в Казначействе. А потому, даже если к нам сейчас поступят деньги, мы ни с кем не сможем рассчитаться. И куда мы только не обращались, всякие петиции подписывали – бесполезно. Постановление правительства идет вразрез с ранее принятыми законами. И для того, чтобы ситуацию уравновесить, нужно что-то изменить или отменить. Одним днем это рассмотреть тоже нельзя. Поэтому сейчас даже не представляем, как нам выжить.

– С января сотрудники не получают зарплату. Люди увольняются?

– С 15 января стало известно, что финансирование задерживается. Люди ждали, терпели, надеялись. А когда пришло распоряжение президента Всероссийского общества слепых, что с 1 апреля нужно приостановить деятельность, в частности, из-за долгов по зарплате, мы собрали людей, объяснили ситуацию. И наш коллектив из 39 человек решил, что последнюю смену в этом учебном году надо обязательно провести. Люди готовы работать пока за спасибо. А к нам ведь уже приходила инспекция по труду. Мы им показываем документы, разъясняем, почему так получилось, но претензии все равно предъявляют руководству центра. Да и мы прекрасно все понимаем. Есть у нас в коллективе люди, которые могут подождать заработную плату. Но есть совсем бедные, которые по доброте душевной решились помогать слепым, забыв о себе. У нас женщина одна воспитывает детей, так вот мы ей даже продукты иногда приносим – кто хлеб, кто банку огурцов, помидоров. Ужас, и это в XXI веке!

– В России почти 300 тысяч незрячих людей. Неужели в стране только три центра, где люди могут освоить какое-то ремесло?

– На сайте ВОС (Всероссийское общество слепых. – «НИ») указано много центров реабилитации слепых, но это все не более чем кружки по интересам. В Волоколамске, Бийске и Железногорске – учебные заведения. У нас статус образовательного учреждения. Мы работаем как училище, техникум. По 45 минут длятся уроки. Разработаны учебные планы, программы, лицензии на образовательную деятельность. К нам люди приезжают со всей страны. За год 80 человек проходят реабилитацию: 32 человека поступают на профессиональное отделение и 48 – на социальное. В основном в Железногорский филиал приезжают люди из Воронежской, Брянской, Тульской, Белгородской, Орловской областей. Но на профессиональное отделение принимаем и из других регионов, чтобы разгрузить немножко Волоколамск. Очередь там расписана на четыре-пять лет вперед. Вот столько люди ждут, чтобы попасть в центр и чему-то научиться.

– А какой профессии обучают в Железногорске?

– У нас пока только одно отделение – оператор ПК. Но с августа 2016 года планировали открыть курс профессионального обучения бисероплетению. Люди, которые у нас бывают на социальной реабилитации, на рукоделии этому обучаются, потом у себя дома продолжают этим заниматься, зарабатывают деньги, открывают частное дело. Вот мы и решили открыть профессию. Тем более что нас вписали в госпрограмму «Доступная среда». В 2015 году выделили деньги, на которые мы отремонтировали общежитие, подготовили учебный кабинет. Но с января нам это сделать не удалось, потому что финансирование остановилось, а что будет в августе – понятия не имеем. А желающих к нам приехать и освоить новую профессию очень много. Такого ведь нет больше нигде.

– Президент ВОС Александр Неумывакин пообещал, что проблема с финансированием будет решена. Есть надежда, что это действительно произойдет?

– Конечно, мы очень верим в это. Но уже три месяца ничего не двигается с мертвой точки. Очень тревожная ситуация, и никаких гарантий. Когда выступают чиновники, то рассказывают, что никакие социальные программы не сократились. Люди это слышат, верят. И мы также, пока в один «прекрасный» момент вдруг ничего не получили, совсем. Денег действительно нет. Раньше, когда инвалиды ехали на социальную реабилитацию, регионы оплачивали им дорогу. А сейчас многие социальные программы сократились, и слепые за свой счет добираются до нас. Хорошо, если это люди, которых не нужно сопровождать. Они сели в Ростове на поезд, а мы их в Железногорске встретили.

– В Интернете появилась петиция, люди активно под ней подписываются...

– Конечно, инвалиды боятся потерять возможность получить профессию и освоиться в этой жизни, не чувствовать себя лишними. Тем более что люди-то совсем молодые. Им еще жить и жить. У нас сейчас на смену заехали незрячие, среди которых самый юный – 1994 года рождения, а самый взрослый – 1976 года рождения. Но поднимать сейчас инвалидов на борьбу – это как-то неэтично. Надеемся, что все утрясется.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter