Рус
Eng

Скажи мне, кто твой друг

Скажи мне, кто твой друг

Скажи мне, кто твой друг

30 марта 2016, 00:00
Общество
Елена Ромашова
Гагаринский районный суд Москвы продолжает рассматривать иск Фонда защиты гласности (ФЗГ) к Министерству юстиции, которое принудительно включило организацию в реестр «иностранных агентов». В ФЗГ настаивают, что проверка, на основании которой выносилось решение о признании «иноагентом», проводилась с многочисленными нар

По закону, чтобы организация была признана «иностранным агентом», она должна, во-первых, получать деньги из иностранных источников, а во-вторых, вести политическую деятельность. Многие НКО действительно получают деньги из-за рубежа, однако найти политический аспект в работе того или иного фонда Минюсту бывает достаточно сложно. И тем не менее это всегда возможно. Что, собственно, и продемонстрировали сотрудники ведомства на заседании суда по иску Фонда защиты гласности.

Президент ФЗГ Алексей Симонов подтвердил, что организация практически на 100% финансируется из зарубежных источников: когда отечественные организации предлагали помочь фонду материально, они пытались при этом получить «откат». Руководство фонда такой подход не устроил, и оно было вынуждено воспользоваться иностранными деньгами. При этом модель получения этих средств довольно прозрачная: пишется заявка на грант, например, на издательскую деятельность, а тот или иной иностранный фонд решает, интересно ему финансировать это или нет. Как отметил г-н Симонов, ни разу за все эти годы зарубежные фонды заявки ФЗГ не корректировали.

Если с иностранным финансированием суду все было понятно, вопрос, ведет ли ФЗГ политическую деятельность, вызвал разногласия. Представители Минюста указывали, что ФЗГ в качестве лекторов в свои школы приглашал оппозиционера Алексея Навального, писателя Бориса Акунина и блогера Рустема Адагамова, а также критиковал власть за цензуру. Но когда судья начала выяснять подробности, обнаружились любопытные детали.

Так, в дайджесте Фонда защиты гласности был опубликован материал о том, как омский губернатор попросил журналистов выйти вон с официального мероприятия. Ранее текст об этом вышел в одной из омских газет. Сотрудники Минюста посчитали, что автор публикации критикует местную власть за проявление цензуры, что есть политическая деятельность. Правда, в том же материале автор положительно отозвался об одном из указов того же губернатора. В Минюсте нашлись что ответить: дескать, политическая деятельность может носить не только негативный, но и положительный характер...

Алексей Симонов рассказал, что ни с кем из оппозиционеров, общение с которыми ему «инкриминировали» (Акунин, Навальный и Адагамов) он лично не знаком, и в занятиях школ ФЗГ они никогда участия не принимали. Это подтвердили пять вызванных в суд свидетелей и подробная отчетность организации. Но в Минюсте на ситуацию смотрят иначе. Представитель ведомства указал, что в одной из школ ФЗГ в Ярославле показали видео с Акуниным, где он критиковал политику российского президента. Так, писатель, считают в ведомстве, и «участвовал» в лекции, ведь «заочное присутствие – это тоже присутствие».

Судья заинтересовалась «известными оппозиционерами Навальным и Акуниным» и попросила пояснить представителей ведомства, чем они известны и в чем заключается их оппозиционная деятельность. Те не смогли это сделать.

Самое страшное, что вменяется ФЗГ, – это якобы сотрудничество с Фондом поддержки расследовательской журналистики (Фонд 19/29), ранее внесенным в реестр «иноагентов». Любопытно, что попал он туда как раз за демонстрацию упомянутого ранее видео с Акуниным. Сотрудничество заключалось в том, что в лекциях ФЗГ участвовали представители Фонда 19/29. На просьбу судьи назвать этих спикеров сторона Минюста снова затруднилась ответить, но настаивала, что деятельность двух НКО пересекалась.

В ходе опроса судьи выяснилось, что представители Минюста не смогли найти в документах ФЗГ данные, подтверждающие их политическую деятельность. Поэтому воспользовались открытыми источниками, а именно – сайтом Фонда 19/29. А там нужные ведомству материалы, а именно видео с Акуниным, нашлось. А раз ФЗГ сотрудничает с НКО, признанным «иностранным агентом», то и сам является «иноагентом», заключил Минюст.

В итоге судья решила, что документы, подтверждающие политическую деятельность ФЗГ, в деле не представлены (скриншоты с сайта Фонда 19/29 ее не убедили). А доводы, изложенные стороной Минюста, недостаточны. В качестве «домашнего задания» судья потребовала ответчика к следующему заседанию подготовить доказательства политической деятельности фонда. Пока она таковой в работе ФЗГ не усматривает.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter