Рус
Eng
Бюрократия победила: детский туризм в России переживает агонию

Бюрократия победила: детский туризм в России переживает агонию

30 января , 17:11ОбществоОлег Горюнов
Романтика школьных походов, похоже, навсегда ушла в прошлое. По данным «Союза организаторов детского туризма», количество детских палаточных лагерей в России сокращается каждый год примерно на 20%, а количество детей, участвующих в активном туризме, за последние 10 лет сократилось с двух до одного миллиона человек.

Олег Горюнов, "Новые Известия"

Те, кто думает и заботится о физическом и психическом здоровье детей не потому, что есть нацпроекты и майские указы президента, а по зову сердца, уже в конце января начинают думать о летнем отдыхе.

К числу таких людей, конечно, в первую очередь, относятся родители, во вторую - те, кто занимается активным детским туризмом профессионально.

Активный детский туризм - это уже полузабытые (в Москве во всяком случае) школьные походы - выезд на природу: в лес, в горы, на реку, костры, палатки ...

"Испытание на прочность" - лазанье по деревьям в школьном походе: на фото - Яна Венгель
Переход через реку Черная (республика Хакасия) вброд, 1998 год

Яне, - "девочке-Тарзану" на этом снимке 14 лет. Но она до сих пор помнит поход в Хакасию в 1998 году:

"На мне одета "беседка" скалолазная и внизу кто-то из взрослых страхует. Это дерево очень высокое было. Не все долезли, но я высоты не боюсь, хожу в горы 6500м, 6900м было, но не в сильно технические".

Школьные походы закалили характер девочки из Новосибирска. Сегодня Яна Венгель - профессор, работает в одном из университетов Китая. Она - активный участник обсуждения темы умерщвления детского туризма в России, предпринятого чиновниками после трагедий на Сямозере и пожара в палаточном лагере в Хабаровском крае, - и там, и там погибли дети.

Приведем лишь несколько цитат из горячего обсуждения этой темы в соцсетях:

Андрей Сукнев: "Мы с Михаилом Михайловичем Непогодиным из Хабаровска. А Михалыч подготовил несколько чемпионов Европы по каякингу, занимается и по сей день с детьми, в т.ч. с детдомовцами, осветили эту проблему перед Кириенко Сергеем Владиленовичем на встрече "100 лучших проектов" Президентского Фонда. К нам ещё присоединилось три лидера проектов, тех кто занимается полевыми лагерями. Все говорят в голос, что в России убивается детско-юношеский туризм. И это - настоящее преступление".

Сергей Хаев: "В 70-х годах был тренером по волейболу у учеников 5-7 классов средней школы. По окончании учебного года, на майские праздники вместе с женой и с кем то из родителей, 10-15 ребят сажал на теплоход в Самаре, вёз на другой берег Волги и там пешком 5-7 км. по Жигулевским горам. Отдыхали 2-3 дня под Ширяево, на Верблюд- горе. Сейчас этим деткам по 45- 50 лет, как встретимся- вспоминают с таким удовольствием. А вот настоящая зарегламентированность -это ход, чтобы ничего не делать, и снять с себя ответственность. Такие "доброхоты" не дают ступить без контроля, за который они получают приличные деньги из наших налогов. Бюрократы. И это во всем в нашем государстве. Не занимается оно человеком. Проще запретить , чем обустроить процесс. Тоска, скоро от безнадеги вся молодёжь смоется за границу, чего наверное и ждут наши правители. Нет человека- нет проблем. Не осталось наверху патриотов. Всем здоровья".

Сергей как в воду глядел: Яна, уехала из России, правда, чуть раньше его прогноза. В Германии, Англии и Новой Зеландии она, уже в качестве наставника, инструктора стала ходить с детьми в походы. Вот что она рассказала об этом в интервью "НИ":

"У них много правил прописанных в регламенте. Есть риски: низкий, средний и высокой. В случае высокого риска, нужно заполнять "формы" и писать что будем делать и какие потенциальные ЧП могут случиться. Скаутам 10-14 лет, у них все очень по-детски. Что мы в России делали в этом возрасте в конце 90х все нельзя - костры, рыбалка, ночёвка в биваках и т.д. "Венчуриз" (в Новой Зеландии) 14-18 лет, ходят в серьезные похожи и таскают огромные рюкзаки. Мы ездили в экспедиции по 3-4 дня, на земле и воде. Из плюсов: почти у всех скаут-лидеров есть тренинг. Он как бы обязательно. У нас были права на моторную лодку, я подтвердила свои сертификаты по скалолазанию (их в Германии перезачли) и сделала ещё на инструктора по каякам. Муж сделал "boats master" - это серьёзный сертификат в парусном спорте, но начального уровня. Все делается для того, чтобы мы своим детям правильно организовать досуг могли. Один раз мы ехали с двумя детьми на нашей личной машине и прицепе (загруженным под отвал для лагеря на 3 дня). Попали в аварию (занесло на мокрой дороге). Этот вариант был в формах. Мы знали что делать, куда звонить и т.д. Мы четверо отделались ушибами. Все спецслужбы - пожарная, скорая, полиция и электрики (мы сбили столб свалившись в кювет) приехали быстро, детей забрали домой, мы на эвакуаторе поехали позже. Дети напугались, но с утра захотели в лагерь. И мы взяли другую машину и поехали. Родители нам их опять отдали без проблем. Так как есть "формы". Происшествий серьёзных на моей памяти не было. Были порезы, ушибы, переломы лёгкие. Но это все же было случайно. Муж говорит, формы были сложными, и когда поменялся закон о "здоровье и безопасности", стало ещё более зарегулировано. Многие лидеры не хотели организовать "опасные походы" - это с топорами, кострами и т.д. - много бумажной волокиты. Получалось вместо волонтёрства, как вторая работа. В Великобритании примерно такая же схема".

Итак: получается, что во многих развитых странах правила походов, как и в России, включают в себя строгие ограничения.

Однако, в отличие от наших, зарубежные правила не доходят до абсурда.

Наши правила требуют поить детей в походе только бутилированной водой.

Что это означает?

Здоровый человек за сутки потребляет 2 литра воды. Если дети идут в поход на 10 дней, сколько нужно взять с собой воды? Нужно каждому взять с собой 20 литров воды. А каков разрешенный в России вес рюкзака ребёнка-туриста? Разрешенный вес - всего 9 кг. Вот как при таких правилах отправиться в поход и не нарушить их?

Новая Зеландия; по размеру рюкзака видно, что он весит более 9 кг.

"В Новой Зеландии ограничений по воде нет никаких - бери, сколько тебе надо. Пить воду можно из источников или реки, если есть опасения, можно в воду добавить таблетку, которая ее очистит. Что касается веса рюкзаков, то порой ребята брали с собой рюкзаки по 15-25 кг. В Англии и Германии - то же самое", - говорит Яна.

Другими словами, правила детского туризма в Новой Зеландии, Англии и Германии значительно более демократичные, чем в России. Что уж говорить о правилах, которые были в нашей стране до трагедии на Сямозере?

Эту фотографию в редакцию НИ прислала Яна Венгель. "Привал" на вокзале в поселке Шира (Хакасия). Туристическая группа в 1998 году прибыла на вокзал ночью - добирались до Ширы на поезде, автобуса не было или какая-то накладка была, и гиды-проводники всех детей просто положили спать на каменном полу. Сейчас, наверное, за это все взрослые могли бы угодить в тюрьму или, как минимум, потерять работу. В походе этом, кстати, принимали участие обычные школьные учителя.

Но были в арсенале детского туризма конца 90-х и совсем, по современным меркам, экстремальные испытания.

Так, например, в лесу играли в Робинзонаду: 2 ночи ночуешь в лесу, сам один, за встречу с другими участниками игры - дисквалификация. С собой - спальник, рюкзак, три метра веревки, три метра проволоки, нож, 100 гр муки, 100 гр соли, 100 гр гречки и 10 спичек. А еще - фляжка с водой, марганцовка, - воду из озера дезинфицировать, и банка консервная, из которой надо было соорудить кастрюлю. Школьные учителя - "лидеры" ходят проверяют живой ли, пару раз в день, но не помогают.

"Суть игры - ты Робинзон. Надо обустроить ночлег, варить еду и есть ее. Варили гречку, делали хлеб на палку из муки и воды. Учителя-Пятницы, ходят смотрят, но с тобой не разговаривают, так как они не должны помогать. На второй день активная часть - надо убегать и прятаться от пиратов (другие учителя) и не быть пойманным", - вспоминает Яна.

Не быть пойманным - такая задача будет стоять перед организаторами активного детского туризма в 2020 году в России.

Вот что рассказал "НИ" опытнейший гид-проводник Юрий Бабыкин:

"В 70-е годы мы - учителя, водившие в походы детей, сами писали правила, как ходить, куда. Мы на две недели со школьниками под вулканы на Камчатке ходили, и ни одной травмы, ни одного несчастного случая. Паренек однажды приболел, а на следующий день - здоровый".

Мы разыскали маму одного из школьников, которые ходили в поход с Юрием Бабыкиным. Вот что нам рассказала Анна Никитина:

"А мы вот усвистали в Сибирь, дети наши и живут рядом с лесом, и в походы ходят, и школу выживания прошли с Юрием Бабыкиным, вплоть до ночёвок в тайге при минус -40 без палаток. На это надо было решиться... 20 лет назад. Зато какие теперь у нас дети!"

Сегодня Юрий Бабыкин говорит, что оформлять поход - дело муторное, но детей все равно он не бросил, хоть и водит их, как он выразился, "на свой страх и риск":

"Год назад ходили на вершину Козя - это 1600 метров. Дети 11-13 лет. Туда пошли - первый день 12 км - со слезами шли, но мы полазили 5 дней по горам, обратно спускаемся, они "Ура" кричат. Они туда пошли мальчишки, оттуда вернулись парни. Я тут пришел в одну организацию, рассказал о себе, а мне бы хотелось сплав организовать или поход в лес... они рассказали, что нужно столько бумаг, что я решил не приезжать к ним больше. На свой страх беру детей, и иду!"

Юрий Бабыкин - не первый, кто рассказал "НИ" о том, что активный детский туризм активно "уходит в тень".

"Все уходят в тень, или идут в так называемый "семейный" поход - он не требует исполнения Закона о туризме. Самый распространенный способ – собираются, и, никого не предупреждая, идут в поход", - заявил в интервью НИ - Захар Сукнев, фотограф дикой природы - тот, кто стал инициатором обсуждения в соцсетях Закона о туризме.

Что же так пугает людей, желающих водить детей в походы?

Захар - любитель, он занимается туризмом 10 лет. По профессии он - учитель истории, но сейчас получает второе образование: хочет стать гидом-экскурсоводом по Байкалу. Изучение законодательной базы повергло фотографа дикой природы в шок:

"Мы изучаем законодательство, все люди взрослые, и все в шоке. Все говорят, что проще вывезти детей в Монголию, и там им показать Саяны, чем с нашей стороны детей туда сводить. Система работает только в одну сторону: случился пожар в Хабаровском крае, погибли дети в палаточном лагере, значит, чиновник должен что-то запретить. В европейских странах, когда что-нибудь подобное происходит, министр в первую очередь подает в отставку. Причина упадка — чрезмерная зарегулированность, особенно усилившаяся в последние два года. Один только список законодательных актов, регламентирующих сферу активного детского туризма, на данный момент состоит из 96 пунктов. Чтобы повести детей в пеший поход, вам необходимо предварительно оформить порядка 70 разрешительных документов, а каждый идущий с вами несовершеннолетний перед выходом на маршрут обязан пройти медицинский осмотр и получить разрешение медицинского работника (пункт 8.8 СанПиН). Только представьте, какой это бюрократический ад, и это только та часть, что предваряет путешествие".

Если к регламентированию активного детского туризма подойти более детально, то можно вычитать вот что, - пункт 2.1 СанПиН гласит, цитата:

"Размещение туристского лагеря не допускается на территории, эндемичной по антропозоонозным (то есть общим для людей и животных — прим. автора статьи) инфекциям».

В переводе на русский язык, это означает, что выводить, вывозить детей в места, в которых водятся клещи - ЗАПРЕЩЕНО!

Но... к числу таких регионов относятся популярный у туристов Крым, Новгородская область, Пермский край и многие другие. Так что же? Детей туда не водить в походы?

Андрей Сукнев водил и водит детей из детдомов и интернатов в походы. Он тоже возмущен надуманными чиновниками ограничениями. Вот что он сказал по этому поводу в интервью "НИ":

"У нас выстроена вертикаль власти. Если в министерстве социальной защиты или министерстве образования скажут: «Уволим, если что-то произойдет!», то кто будет рыпаться? У нас в Бурятии министр социальной защиты Татьяна Александровна Быкова сказала в одно время директорам школ-интернатов: «Кто не пойдет в поход в горы, уволю! А когда дети утонули на Сямозере, и начали закручивать гайки, она же сказала: "Кто пойдет в поход с детьми, уволю…» При этом Быкова – шикарный человек, я её очень уважаю, она мне помогает во всех делах, грех жаловаться вообще".

Андрей сейчас профессионально занимается эко-туризмом, но, продолжает работать и с одним из самых сложных направлений активного детского туризма - он водит в походы детей, оставшихся без родителей.

"Природа облегчает педагогу работу, это сближает его с детьми, дети совсем по-другому к нему относятся. Я пацанов на Селенгу вывез на один день из детского дома, и сделал сплав. И потом самые мои отпетые пацаны, с которыми я никак не мог найти общего языка, они ко мне подошли, и пожали руку, сказали: «От души! Нам так понравилось. Давайте больше ходить». Там же – мини-тюрьма, свои законы, которые перенесены из тюрьмы. Потом на Шумак я с ними ходил и на Святой Нос мы поднимались. Пацаны из потенциальных зэков превращаются в людей. Любой педагог вам подтвердит, что природа излечивает, казалось бы, не излечимых, на которых все рукой уже махнули, и они возвращаются в жизнь", - говорит Андрей.

Поход в Восточные Саяны 1987 год; на фото - детдомовец Алексей Чурак, он погиб в автокатастрофе 10 лет назад

Андрея Сукнева пытались отлучить от детдомовских детей. Это случилось тогда, когда он придал гласности правду о жизни в доме-интернате, вот что он об этом рассказал "НИ":

"Система" очень не любит признавать свои ошибки. Мы в свое время написали в газету о 21-ом факте нарушения прав ребенка в детском доме. Например, девочки ходят на панель – для них это, как пописать сходить. Старшие дети посылают маленьких за пивом или попрошайничать. А директор самоустранился. Когда его уволили, он подал на нас в суд, и выиграл его. "Система" с нами боролась до последнего. Я на годы в детских домах стал персоной нон-грата, но потом сами воспитатели попросили снова заняться детским туризмом. И эта дружба до сих пор продолжается, хотя уже 9 лет прошло".

Наверное, только такие, как Андрей Сукнев, - сильные и смелые - смогут в 2020 году одолеть препоны, расставленные чиновниками на пути активного детского туризма.

Только вдумайтесь в то, что требуют от учителей, гидов, инструкторов и проводников наши законы, цитата:

"Доставка пищевых продуктов в туристический лагерь осуществляется специализированным транспортом, имеющим оформленный в установленном порядке санитарный паспорт. В оборудование кухни также входят разделочные доски и ножи с соответствующей маркировкой: „СМ“ — сырое мясо, „СР“ — сырая рыба, „СО“ — сырые овощи, „ВМ“ — вареное мясо, „ВР“ — вареная рыба, „ВО“ — вареные овощи, „Х“ — хлеб, „Гастрономия“, „КС“ — куры сырые, „Зелень“, „Сельдь“».

Подсчитали? В палаточном лагере должно быть 11 видов ножей! Но и это ещё не все - чиновники, по словам Захара, планировали еще нечто:

"Там были положения – обязательно в каждую палатку огнетушитель, и пожарный щит, но дети не имеют права при этом снять лопату... Готовят новую поправку – нельзя заходить в лес, если корневая система заглублена менее, чем на 50 см. А ведь у нас большинство лесов именно такие! Ещё в походе должен быть медик и повар с санитарной книжкой".

Настоящий поход - это всегда трудности в пути

Мы не будем комментировать положения законодательства в сфере детского туризма, мы приведем еще несколько цитат людей, знающих эту проблему в силу того, что они многие десятилетия занимаются детьми, вывозят, выводят их на природу, чего бы это не стоило:

Владимир Соболев: "Есть ещё СанПина, требующий убирать шишки с территории лагеря, дабы дитё не наступило и не поранилось".

Николай Свиркин: "Пятнадцать лет у нас детский лагерь, стационарный. Нас открывают во многом, что мы меньшее зло, чем если бы дети шатались по городу летом. Но если строго по закону, то и большинство стационарных лагерей не имеют право на существование".

Светлана Горбунова: "Каждый чиновник старается прикрыть свою задницу. Как будто очередная бумажка еще больше обезопасит детский отдых..."

Ирина Репрева: "Раньше физрук говорил "Велопоход. Кто идет?" - и ехали. Всё ! И травм было ну никак не больше, чем сейчас. И турпоходы, турслёты были каждый год, и тяжелейшие эстафеты бегали, и по мокрым брёвнам, и ориентирование очень непростое было - несовершеннолетние по лесу бегали - одни! А сейчас -по пословице "заставь дурака богу молиться..."

Антон Саскавец: "Это самое настоящее преступление против будущего страны. И все эти чиновники вовсе не милашки. Они убивают будущее.

Павел Корзунович: "В 1974 году (после 9 класса) мы отправились в поход по реке Тверце. От Вышнего Волочка до Калинина. 200 км. по реке на плотах, которые сами и сделали. Деревянный каркас и надувные баллоны от колёс троллейбуса. Сопровождали 2 человека - военрук и преподаватель физкультуры. А нас было человек 30 на двух пилотах. Никаких чиновничьих ограничений и "напутствий" не было! До сих пор помню это путешествие!!!"

Объективности ради надо признать, что из более, чем 200 комментариев по теме активного детского туризма и его агонии, были и два комментария, которые расходились с общей точкой зрения, приведем и их:

Марина Грицун: "Коллеги, здравствуйте. Как Председатель Совета "Союза организаторов детского активного туризма", на данные которого сослался автор текста, не могу не ответить. Уважаемый автор, не стоит пугать людей и путать трудности, которые есть в любой сфере, и в детском туризме тоже, с умиранием детского активного туризма. Это не так. Потому что: во-первых, 2019 год по нашим опросам, показал рост спроса на походы, а не падение. Во-вторых, детский отдых должны делать добросовестные организаторы, а не теневики. Все требования по регистрации походов и палаточных лагерей понятны и выполнимы для тех, кто хочет сохранять и развивать активный туризм, а не говорить, как все стало плохо".

Поддержал Марину Грицун только Владимир Омельченко, заявивший, что готов всем все объяснить, но на предложение автора этой статьи пообщаться, так и не откликнулся...

P.S.

На чём готовить еду в походе? Использование в детских походах газового оборудования запрещено (пункт СанПин 2.22) А разведение костра допустимо только в специально отведённых для этого местах... Идёт ли при этом дождь — чиновников не интересует. Кстати, посидеть у костра тоже не получится: детям в походе строго запрещено приближаться к костру на расстояние менее пяти метров.

Ольга Кускова: "Ох, помню, в 70-е, покидали в сетку, что было дома (яйца, хлеб, помидоры, бутылку лимонада), какие-то копейки на билет на электричку и за город классом с учителем. А там трава по пояс, речка, жучки-стрекозы, веночки плели, в пятнашки играли. Вечером приезжали домой довольные и усталые..."

Елена Прекрасная: "Самые яркие воспоминания из школы - ночёвка в палатках на берегу речки. С рыбалкой, купанием, кострами, песнями. Святое забрали у детей ((

Артем Журавков: " За мой реализованный в 1997-м году на Ольхоне (половина денег вообще бюджет Ангарска) проект экологического детского лагеря. (прошло ~180 -200 человек ), и был награждён как лучший проект отдела молодёжи области!!! Сейчас я бы СЕЛ В ТЮРЬМУ не успев начать... и сел лет на 15)))

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter