Рус
Eng
Чужой среди своих

Чужой среди своих

29 июня 2007, 00:00
Общество
АННА СЕМЕНОВА, МАКСИМ РУДОМЕТКИН, ЛИЯ ТУРОВСКАЯ
Эксперты ООН прогнозируют, что 2008 год будет переломным в истории человечества – больше половины землян, а именно 3,3 миллиарда, станут горожанами. К 2030 году территория городов в развивающихся странах увеличится в три раза, а в промышленно развитых странах – в 2,5 раза. Впрочем, те, кто собирается перебраться из тих

Около 15% населения Земли страдают боязнью толпы в тех или иных проявлениях. Существует множество научных названий этого вида страха: охлофобия, демофобия, социофобия, агорафобия, антропофобия. Разница между ними незначительна – все они серьезно осложняют жизнь страдающему человеку.

«У меня сразу начинается паника»

Тридцатилетний москвич Михаил Симаков стал опасаться толпы после Дня города, когда праздничная толпа прижала мужчину к колонне метро. С тех пор больше всего он боится потерять контроль над ситуацией. «Мне каждый день приходится ехать от метро «Выхино», – рассказал «НИ» Михаил. – Там очень узкий переход, разделенный тоненькой металлической сеткой. И всегда очень много народу. И когда меня «заносит» в этот переход толпа, я каждый раз понимаю, что мне очень страшно, потому что я не могу пошевелиться самостоятельно. А ведь там есть и пьяные, и психически неуравновешенные, да и просто агрессивные личности. Повернуть обратно нельзя, выбора нет, можно только идти с толпой».

После очередного ночного скандала с мужем москвичка Мария Красина не ела несколько дней. От голода и стресса она упала в обморок на продуктовом рынке. По счастью, прохожие ее подхватили. «С этого момента я стала бояться ходить в людные места одна, – рассказала «НИ» Мария. – Выход в магазин – победа над собой. Посидеть в кафе в пятницу вечером – вообще малореальная вещь. Я уж не говорю про магазины и метро. Эта масса смыкается вокруг тебя очень плотно, давит на солнечное сплетение и становится страшно».

В четыре года москвичка Анастасия Филиппова потеряла на вокзале родителей. Хотя мама и папа зареванную Настю нашли быстро, чувство ужаса и растерянности запомнилось навсегда. «С этих пор я всеми способами избегаю большого скопления народа, – рассказала «НИ» девушка. – Как только попадаю в гущу толпы, все лица для меня сливаются в одно, начинает тошнить, и я впадаю в настоящую истерику: лихорадочно пытаюсь найти выход, кричу и даже ругаюсь». По словам Анастасии, по этой причине она не ходит на концерты, фестивали, очень редко посещает театры и кинотеатры, а вместо метро предпочитает пользоваться наземным транспортом. «Из-за этого я иногда опаздываю на занятия в университет, но преподаватели знают причину

и уже привыкли», – пояснила девушка.

Найти себе место

Высокая концентрация людей на квадратный метр поверхности, необходимость длительных ежедневных перемещений на общественном транспорте, ритм жизни, который бьется в несколько раз чаще, чем в регионах, – все это приводит к тому, что все больше жителей крупных городов считают своих соседей, коллег и случайных попутчиков скорее не друзьями, а врагами. Если к этому прибавляется невротический тип личности, то человек рискует получить психологическое расстройство – охлофобию. «В основе боязни толпы лежит естественный инстинкт самосохранения, – пояснил «НИ» психотерапевт Марк Сандомирский. – В детстве мы все боялись «больших и агрессивных» незнакомых людей, опасались выходить на улицу без сопровождения взрослых, оказаться в толпе, быть обиженными или задавленными. Повзрослевший человек продолжает делить мир на «свое» – «чужое», и нередко в категорию «чужих», то есть несущих опасность, попадают все окружающие. В общем, это утверждение недалеко от истины: например, в метро в часы пик или на трибуне стадиона атмосфера настолько агрессивная, что и здоровым людям в этой обстановке не всегда комфортно».

Еще одна причина охлофобии уходит корнями в детство. «В юном возрасте, когда человек находится в стадии социальной адаптации, для него толпа является необходимым элементом становления его как личности, – рассказал «НИ» руководитель сектора социологии Института национального общественного проектирования Михаил Тарусин. – Поэтому подросток часто становится частью как организованных, так и неорганизованных толп. Но когда человек находит себе место в мире, он перестает нуждаться в постоянном присутствии массы людей вокруг него. С возрастом человек сужает круг общения, и толпа начинает его тяготить».

Особенно «достается» тем, кто не имеет возможности хотя бы недолго побыть в полном одиночестве. В транспорте, на работе, в квартире не всегда приятные люди регулярно вторгаются в психофизическое пространство человека. Существует несколько типов интимных дистанций: для незнакомцев, приятелей, близких друзей, родственников или любимых. Толпа же просто вынуждена эти интимные дистанции игнорировать. Отодвинуться на положенное расстояние в том же самом вагоне метро невозможно.

Московское «толпотворение»

Эксперты утверждают: боязнь толпы наиболее ярко проявляется в Москве. Тут замешано множество факторов: и чрезмерная плотность застройки, и загруженность общественного транспорта, и неорганизованное дорожное движение, и растущий поток мигрантов. «В европейских странах нет такой хаотичной и плотной застройки, как у нас, – пояснил «НИ» психолог, доктор медицинских наук Евгений Шапошников. – Там практически нет огромных толп в метро, на улице, общественный транспорт работает без сбоев, а в случае большого скопления людей пускают дополнительные поезда. В нашем метро сиденья расположены так, что пассажиры упираются взглядами друг в друга, а это вызывает психологический дискомфорт. Из-за длительных перегонов в метро у людей возникает синдром транспортной усталости, клаустрофобия. Некоторые даже отказываются от интересной работы, потому что она находится далеко от их дома. Самые неблагоприятные ветки московского метрополитена – Кольцевая и Таганско-Краснопресненская, которые максимально загружены в часы пик. Даже у человека, не подверженного фобиям в обычной жизни, может развиться боязнь толпы от нескольких неудачных поездок».

Не добавляют спокойствия горожанам и многочисленные народные гулянья, которые устраиваются едва ли не каждые выходные. Царский размах, характерный для столичных празднеств, оборачивается настоящим кошмаром для жителей города. Разгоряченная алкоголем и чувством безнаказанности толпа нередко становится неуправляемой. «От греха подальше, вместо того чтобы веселиться на праздниках, многие москвичи предпочитают остаться дома, – рассказала «НИ» сотрудница Института сравнительных социологических исследований Александра Бронникова. – Причины две: страх терактов и охлофобия».

Жить без людей не могу!

Впрочем, нередко наряду с «толпофобией» в крупных городах встречается и обратное явление – «толпомания». «Толпоманы» не чувствуют потребности остаться одному, отдохнуть от общения или просто от присутствия кого-то постороннего. Они стремятся «слиться» с массой, только бы не чувствовать своего одиночества. «Мне нравится, что в толпе на меня никто не обращает внимания, – рассказала «НИ» студентка Наталья Павлова. – Я настолько загружена по учебе, да и дома от меня постоянно чего-то требуют родители, что иногда ужасно хочется отдохнуть ото всего, освободить голову от забот, просто идти, куда тебя несет толпа. К тому же так я чувствую себя в гуще событий, мне кажется, что я – современный занятой человек. Не меньше часа в день я специально стараюсь проводить в метро или в центре Москвы. Если же я не имею возможности выйти из дома, то без большого количества людей вокруг у меня начинается ломка».

Но «толпоманами» становятся не только подростки, страдающие от комплекса неполноценности. «Вступая в пожилой возраст, человек выходит из социально активной жизни, к пенсии зачастую остается одиноким, – рассказал «НИ» Михаил Тарусин. – Теперь ему вновь хочется общения и он скорее ищет толпы, а не бежит от нее». Так что секрет, почему бабушки и дедушки с громоздкими сумками-тележками так любят пользоваться общественным транспортом именно в час пик, вызывая негодование окружающих, наконец-то раскрыт.

Родственники помогут

Страдающим охлофобией приходится несладко. Приступы паники, удушья, обмороки – обычное для «толпофобов» дело. Да и косые взгляды окружающих комфорта не прибавляют. Конечно, можно купить себе домик в деревне и наслаждаться обществом пары соседей или добровольно посадить себя под домашний арест. Но это не выход. Эксперты рекомендуют по возможности передвигаться в местах скопления людей в компании родственников. Полезно напрягать поочередно разные группы мышц, делать дыхательную гимнастику, чтобы отвлечься от мрачных мыслей. Потому что страх страхом, но в современном мире от толпы никуда не деться.

ОХЛОФОБИЯ – НАЦИОНАЛЬНОЕ БЕДСТВИЕ ДЛЯ СКАНДИНАВИИ
На многочисленных курсах и в письменных рекомендациях россиянам, которым предстоит общаться с жителями североевропейских стран, часто повторяется следующее воззвание: «При разговоре со шведом (финном, норвежцем, датчанином) избегайте близко приближаться к собеседнику. Лучшая дистанция для разговора – полметра. В противном случае ваш визави будет ощущать дискомфорт, а некоторые могут и запаниковать». Охлофобия – страх толпы и вообще тесных контактов с незнакомцами – одна из национальных бед жителей Скандинавских стран и Финляндии. Потомки викингов лучше всего чувствуют себя на достаточном удалении от остальных людей. Причины северной охлофобии специалисты объясняют традиционной малонаселенностью этих краев, а также земельной реформой, которая прошла во всех северных странах примерно три столетия назад. Власти разрушили тогда деревенскую общину, стремясь остановить бесконечное деление земли между наследниками. Ставка была сделана на хутора и большие земельные наделы. Бывшие соседи и приятели стали врагами и конкурентами.
Северная охлофобия нашла отражение и в пословицах: «В одиночестве – сила», «Настоящему мужику чужая помощь не нужна», и в жилищных привязанностях. Так, больше всего на европейском севере ценится собственный островок, где ты со всех сторон защищен водой от других людей. Страх толпы наложил печать даже на городскую архитектуру. Например, в Хельсинки недавно установили парковые скамейки, разделенные перегородками на индивидуальные места. Городские власти обратили внимание на то, что финны, заметив уже сидящего на скамье человека, ищут свободную. Сотни людей, у которых боязнь толпы превратилась в психическое расстройство, лечатся на курсах групповой терапии. Для остальных рекомендованы танцы и спортивные занятия, связанные с телесным контактом. «Идите к нам в секцию джиу-джитсу. Здесь, в товарищеской обстановке и при тесном соприкосновении с партнерами вы избавитесь от страха толпы!» – подобную рекламу можно увидеть на сайтах многих спортивных кружков.
Алексей СМИРНОВ, Стокгольм

СТРАХИ НЕМЦЕВ ЛЕЧАТСЯ ПУСТЫМИ УЛИЦАМИ
Разного рода врожденные, а также приобретенные фобии неизбежны и в благополучном германском обществе. Но назвать охлофобию традиционной немецкой болезнью нельзя: почвы для ее распространения нет. В Германии давно устоялась традиция держать дистанцию даже в самых больших очередях. Здесь никто не дышит тебе в спину и не бьет локтем «под дых». Типичный обитатель Германии избегает также даже намека на хамство и агрессию в общественных местах. Он автоматически отвечает дежурной, приветливой улыбкой на любой встречный взгляд. В будние дни больших скоплений людей на улицах и в общественном транспорте нет: автобусы и поезда ходят очень часто, поэтому остаются полупустыми. А там, где по праздникам и в выходные бывает скопление народа, практически всегда царит дружелюбие, играет музыка.
Сергей ЗОЛОВКИН, Берлин

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter