Рус
Eng

Извращение реальности: почему так живуча мода на рваные джинсы

Извращение реальности: почему так живуча мода на рваные джинсы
Извращение реальности: почему так живуча мода на рваные джинсы
29 мая 2019, 10:21Общество
Признаться, я никогда не была поклонницей моды на драные джинсы, и, каюсь, была уверена, что она лет за 5 сойдет на нет, как всякое модное увлечение. Однако, я ошибалась, вот уже второй десяток лет пошел, а она все жива. Почему?

Ирина Зиганшина

Мой муж противник этой моды по совершенно простой причине: зачем нарочно рвать джинсы, если они и так порвутся когда-нибудь, так сказать, естественным путем?

Каково же было мое удивление, когда я прочла подтверждение его мыслей в статье об этом странном феномене, опубликованной журналисткой Мари-Элен Миотон в швейцарской газеты Le Temps. Вот только несколько абзацев из нее:

«Мода устроена так, что она быстро навязывается и становится диктаторской для тех, кто думает, будто с ее помощью он больше индивидуализируется, в то время как на самом деле происходит обратное. Дизайнеры каждый год назначают цвет, который станет символом года, играют с длиной или шириной юбок, в этом состоит их работа. Но продырявливать одежду - это уж точно противоречит их естественному призванию. Вот почему мода на denimdestroy, ставшая культовой, посылает особый месседж, который многое говорит о нашем обществе.»

«Подчеркнуто носить одежду бедного человека именно потому, что ты богат, и вкладывать деньги в поврежденный товар - это социальная непристойность, граничащая с цинизмом. Конечно, молодые люди не думают об этом, они только следуют моде, и мы были бы неправы, обвиняя их.»

«Что нам показывает такая мода, если не общество изобилия, которое переряжается в то, чем оно не является, с претензией на отвержение того, чем оно является на самом деле? Мы богаты, и поэтому мы маскируемся под бедных, приобретая уже состаренную одежду. Мы честны, и поэтому мы уподобляем себя американским бандитам. Мы живем в обществе, помешанном на гигиене, и поэтому мы носим гранж, что означает грязный. Таким образом, молодые люди думают, что они революционеры или, по крайней мере, бунтари, но это никого не обманывает, поскольку одежда не способна сделать из тебя монаха...»

«Кроме того, подобная тенденция является противоположностью большой экологической озабоченности, которая охватила наше общество как молодых, так и пожилых, и которая затрагивает политиков, предпринимателей, банкиров, дистрибьюторов и производителей... Согласитесь, нет ничего более противостоящего концепции устойчивости, нежели брюки, которые повреждены перед продажей ради того, чтобы стоить еще дороже! Нарочно продырявливать целую ткань - это истинная непристойность по отношению к окружающей среде.»

«На самом деле, раз мода сбивается с пути, то это оттого, что сбивается с пути общество, приобретая психотическое стремление извратить реальность, отрицать то, что его образует, его убеждения, его прошлое и, следовательно, его будущее. Этот отказ принимать себя свидетельствует о плохом самочувствии, отрицании любви к самому себе, что характерно для депрессивного состояния, порой склонного к саморазрушению...»

«Когда действия будут приведены в соответствие со словами, тогда на джинсах снова появятся естественные дырки от износа!» - резюмирует автор.

Ну то есть сплошное извращение! – можно воскликнуть вслед за моим мужем. Однако, на деле все оказалось несколько сложнее.

Если хорошенько подумать, то к перечню швейцарской журналистки можно еще добавить и древний постулат о том, что людям можно внушить буквально всё, что угодно, в том числе и моду на безобразное. И что вероятно, у модных домов просто наступил некий кризис жанра, коль скоро они не умеют придумать ничего более позитивного, чем нарочитое рванье.

Но ведь другой-то стороны, разве можно рассуждать о моде на драные джинсы в отрыве от суперустойчивой уже много десятков лет моде на просто джинсы?!

А ведь эта мода в свое время была поистине революционной. Джинсы во времена хиппи (1960-70 годы) стали не просто предметом одежды, а символом свободы!

В том числе, и в СССР. Вот уж где их действительно снашивали до дыр, потому что стоили настоящие американские очень дорого – примерно одну среднюю зарплату среднего советского служащего.

Их берегли, их тщательно подшивали, их любовно латали...

В нашей насквозь милитаризированной стране они служили противовесом военной пропаганде, с ее неизменно отутюженными и подтянутыми служителями. Недаром молодых людей в джинсах особенно люто ненавидели именно военные и чиновники.

Это был действительно символ свободы и творчества вопреки всем инструкциям, уставам и социальным стандартам.

В том числе, кстати, и служили они и символом свободы секса, столь важного атрибута движения хиппи.

Об этом очень хорошо написал в своем блоге публицист Александр Хоц:

«Рваные джинсы - являются примером самоутверждения, поскольку идеально приспособлены для демонстрации тела. Идея одежды - как эротического театра - возникла не с первых «дырок», а намного раньше, с бешеной популярности джинсов, которые после сексуальной революции 60-х предложили универсальный способ выразить революционное содержание в моде.

Джинсы сочетали в себе не просто демократизм и удобство, - но ввели в обиход обтягивающий «формат», - что в мужском варианте означало «демонстрацию» бёдер, ягодиц и (конечно) члена. В этом смысле джинсы стали формой «социализации пениса», который был предъявлен обществу с появлением (так называемой) «рабочей» одежды.

Модные «потёртости» в области икр и ширинки имели откровенно эротический смысл (любой советский человек отлично это помнит), ассоциируясь, скорее, не с трудом, а с любовью. В стране «рабочих и крестьян» джинсы были богемным атрибутом, не имеющим к труду никакого отношения. «Потёртости» добавляли «объёма» мужским (в данном случае) формам; и этот эротический «прорыв» в деле демонстрации тела - не случайно стал мировой эпидемией.

Именно тогда отказ от концепции «добротной» социально-статусной одежды (костюмы-тройки) в пользу «сексуального объёма» - был активно поддержан мужским населением планеты, поскольку сексуальность (и демонстрация пениса) для мужчин оказалась более важным приоритетом, чем демонстрация статуса.

Закономерная черта пост-революционного мира 60-х, где телесность, сексуальность, эротизм - составили конкуренцию традиционной социальной иерархии.

Сексуальность разрушала иерархию, - с чем вынуждены были согласиться даже толстосумы. Мода на «эйджизм» - была параллельной моде на «демонстрацию» сексуального тела. Поэтому элита в массовом порядке стала гнаться не за статусной одеждой, а за статусными «формами».

Нечего и говорить, что данная тенденция получила новое развитие в «драных» джинсах.

Сегодня они не только обтягивают тело, но и демонстрируют его. (Хозяин волен выбирать - в каких местах). Широкие модели не прижились, поскольку перестали выполнять основную функцию: подчёркивать фигуру. Одно время джинсы пробовали «сползать» по бёдрам, - но и это имело свои неудобства в быту. Был «варочный» период с пемзой в котлах, который прямиком подвёл к появлению «дыр». Зато когда «джинса» стала «рваться», - это гармонично совместило три момента: удобство в носке, силуэт и демонстрацию тела (с вентиляцией в качестве бонуса)...

В общем, «гуляй, рванина!» - слоган глобальной моды. ) И этот боди-позитив как нельзя лучше демонстрирует оптимизм сексапильного юного мира - и его веру в себя...»

Согласитесь, что этот взгляд на «драную моду», конечно же, намного более позитивен, чем швейцарский.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter