Рус
Eng
Внимание: розыск!

Внимание: розыск!

29 марта 2016, 00:00
Общество
Анастасия ИВАНОВА
В 2015 году сотрудники российской полиции объявили в розыск больше семи тысяч несовершеннолетних, пропавших без вести. Родственники 141 ребенка пока не знают, живы ли их дети. Полиция далеко не всегда реагирует на сообщения о потерянных детях, говорят волонтеры-поисковики. Корреспондент «НИ» вместе с добровольцами ассо

«Я хочу знать только одно: Лиза жива? Позвоните мне, как что-то узнаете!» – просит волонтеров в по телефону дедушка пропавшей 15-летней девочки. Школьница ушла из дома в районе Южное Бутово еще 11 марта. Ее мама Ирина Л. позвонила на горячую линию ассоциации «Поиск пропавших детей» только через три дня. Во вторник 15 марта в 9 утра волонтеры приехали в школу, где училась Лиза. В течение шести часов они выясняли, у кого девочка могла остаться, кто ее друзья, где ее видели последний раз. Оказалось, что подросток не первый раз уходит из дома.

Во время поездки в такси девушки-волонтеры пытаются загрузить на телефоне карту и найти место, где может быть Лиза. «Ориентировки, девочка... Вы из милиции что ль?» – спрашивает у волонтеров водитель, который невольно стал участником поисков. «Нет, мы волонтеры, ищем пропавшего ребенка. Поскорее, пожалуйста, нам нужно на Бунинскую аллею», – отвечает активистка Люба, одновременно переписываясь в соцсети с подругой Лизы. «А сколько за это получаете?» – интересуется водитель, тщательно осматривая своих пассажиров. «Да ничего не получаем. Просто нам не все равно, что ребенок дома не ночует», – ответила Люба.

Руководитель московского отряда «Поиска пропавших детей» Николай Ковалев уже неоднократно звонил в ОВД по Южному Бутово. В дежурной части отказывались говорить, кто занимается поиском и что уже удалось выяснить. «Инспектор по делам несовершеннолетних мне пообещала сначала найти адрес друга Лизы и мне перезвонить. Уже пять часов прошло. Мы уж сами этого парня нашли, – рассказал «НИ» Николай. – У нас же как действуют? Если ребенок не первый раз уходит из дома, то ничего делать не будут, только ждать. Мол, набегается, сама придет. А то, что девочка до часа ночи греется в метро, а потом ночует в подъездах, одна – никого не смущает. А ведь с ней в любой момент может случиться непоправимое».

К счастью, с Лизой все хорошо. Ее нашли на следующий день днем у подруги. В этом волонтерам помог друг девочки, который переписывался с ней в соцсетях. Когда к поискам подключились сотрудники полиции, Лиза уже вернулась домой.

В 2015 году сотрудники органов внутренних дел Российской Федерации объявили в розыск 7272 несовершеннолетних, которые пропали без вести. Не найденным остался 141 ребенок – их поиски продолжаются. Такие данные «НИ» предоставили в МВД России. «Значительная часть находящихся в розыске детей – это дети, самовольно ушедшие из семей, детских домов, школ-интернатов, специальных учебно-воспитательных учреждений. Большая часть из них самостоятельно или с помощью полиции возвращается в семью или детское учреждение, откуда они сбежали, – сказали «НИ» в Главном управлении уголовного розыска МВД РФ. – Очевидно, что чем меньше времени проходит с момента исчезновения ребенка до начала розыскных мероприятий, тем больше вероятность, что розыск будет успешным. Успех работы по розыску ребенка зависит прежде всего от своевременного информирования о его безвестном исчезновении органов внутренних дел и, в зависимости от обстоятельств его исчезновения, – поисково-спасательных подразделений МЧС России, а также от эффективности принимаемых оперативно-розыскных или поисковых мероприятий».

«В статистике МВД о без вести пропавших не учитываются случаи, когда дети не первый раз уходят из дома. Это как отдельная категория, которой часто не хотят заниматься, – отметил «НИ» член консультативного совета Следственного комитета РФ, президент фонда «Поиск пропавших детей» Дмитрий Второв. – За год примерно 20 резонансных дел происходит, когда действительно на уши поднимается вся полиция. Но остальными-то кто будет заниматься? Ведь только в рамках нашей ассоциации, в которую входит 60 организаций, в день в работе находится от 80 до 150 дел».

Фото: PREMIAGI.RU

В день, когда в Москве нашли пропавшую Лизу Л., в Красноярске из дома ушел 12-летний Женя Сысоев. Он должен был появиться у друга, но так и не пришел к нему. Спустя девять дней ребенка нашли мертвым. Мальчик по разным причинам неоднократно уходил из дома. Как рассказали «НИ» в МВД России, местонахождение несовершеннолетних в 2015 году было установлено в 98% случаев. Практика показывает, что ежегодно этот показатель составляет от 92 до 98%. Однако детей не всегда находят живыми.

Профилактической работы с детьми, которые могут сбежать из дома, не ведется, отметил «НИ» Дмитрий Второв. «Сотрудникам отделов по делам несовершеннолетних (ОДН) не хватает уровня образования, компетентности. В 99% случаев разговор с сотрудниками ОДН выглядит так: «Сколько ж можно бегать? Ты бы о родителях своих подумал(а). В следующий раз сбежишь – к родителям меры примут, и будешь в детском доме». Вот и все», – рассказал «НИ» активист.

Волонтеры ассоциации «Поиск пропавших детей» проводили исследование в одной из московских школ и за две недели выявили 14 детей, которые входят в группы риска по пропажам. Пятеро из них – 12-летние дети, которые употребляли водку. Две девочки готовили совместный суицид. Еще подросток, который сидел на амфетаминах и пытался вовлечь других детей. И агрессивные школьники, которые постоянно кого-то избивали и вымогали деньги. Хотя в штате учебного заведения четыре психолога, никакой работы с детьми не проводилось.

Между тем уже почти год действует приказ Минюста о своевременном розыске пропавших людей. Сразу три ведомства – МВД, СК РФ и Генпрокуратура – разработали «Инструкцию о порядке рассмотрения заявлений, сообщений о преступлениях и иной информации о происшествиях, связанных с безвестным исчезновением лиц». Там прописано, что заявления о пропаже человека и поиск должны быть начаты сразу же, независимо от давности и места исчезновения, наличия или отсутствия сведений о его месте жительства или пребывания, полных анкетных данных и фотографии пропавшего, сведений об имевшихся ранее случаях его безвестного исчезновения.

Заявление о пропаже ребенка передают в СК РФ для возбуждения уголовного дела только при наличии оснований, указывающих на криминальный характер его исчезновения, комментируют «НИ» в МВД. «Конкретный срок для принятия решения о возбуждении уголовного дела не предусмотрен. Уголовное дело может быть возбуждено немедленно или после проведения дополнительной проверки и сбора необходимого материала (опроса свидетелей, изъятия вещественных доказательств)», – отметили «НИ» в уголовном розыске.

Как правило, уголовные дела возбуждаются по статьям 105 «Убийство» и 126 «Похищение человека» УК РФ. «Случаи похищения детей носят единичный характер и рассматриваются как чрезвычайное происшествие. При этом незамедлительно возбуждается уголовное дело по статье 126 УК РФ, весь личный состав поднимается по тревоге, и проводится весь комплекс оперативно-поисковых мероприятий, которые в абсолютном большинстве случаев заканчиваются задержанием преступников и освобождением ребенка», – заверили «НИ» в ведомстве.

Практики непринятия заявлений сейчас действительно нет, указывают волонтеры. «Это редчайшие случаи. Проблема в том, что заявления принимают, но ничего не делают, чтобы найти ребенка, – сказал «НИ» Дмитрий Второв. – С одной стороны, сократили количество сотрудников, которые работают «на земле». Оперативный сотрудник у нас стал «книжным червем», который занимается тем, что пишет бумажки, а выйти на улицу ему некогда, и отправить никого он не может. С другой стороны, многие из них считают, что есть дела и поважнее. А пропавший второй раз ребенок погуляет и сам вернется».

Проблема в том, что у волонтеров нет никаких полномочий, которые могли бы помочь в поиске пропавших детей. Они не могут потребовать записи с камер видеонаблюдения, получить информацию о проезде несовершеннолетнего, если он воспользовался транспортными картами, да и опрашивать людей могут только с их согласия. И без полиции тут не обойтись. «Мы не должны подменять собой сотрудников полиции в розыске пропавшего. А смысл тогда в существовании службы, если это могут сделать граждане? Волонтеры должны оказывать содействие, – отметил «НИ» Дмитрий Второв. – Если мы на месте сталкиваемся с такой проблемой, то мы непосредственно звоним по линии Главного управления УР, которое заставляет сотрудников работать».

В Европе полиция ищет даже школьников, прогулявших уроки

К сожалению, случаи исчезновения детей в благополучных странах Западной Европы тоже случаются. Некоторые из этих историй надолго остаются в памяти потрясенных граждан. Достаточно вспомнить Наташу Кампуш, несколько лет прожившую в плену у похитившего ее злодея. Полиция так и не смогла своими усилиями найти девочку. К счастью, Наташе удалось самостоятельно вырваться на свободу. А ее похититель, обнаружив побег, бросился под поезд.
Пропавшей считалась и юная дочь Йозефа Фрицля. Папаша многие годы держал ее в подвале своего дома вместе с несколькими детьми, которых она там же в подвале и рожала. Или бельгийские маньяки-педофилы Марк Дютру и Мишель Фурнирэ, жертвами которых на протяжении многих лет становились маленькие девочки. Полиции долгое время не удавалось выйти на след этих страшных убийц.
В Германии полицейские приступают к поиску пропавшего ребенка сразу после обращения. Оперативно-розыскные мероприятия могут начаться даже по звонку из школы, если ученик не пришел на занятия и родители не в курсе, где он находится. Понятно, что в абсолютном большинстве таких случаев это никакое не преступление, а просто прогул.
В последнее время проблема пропавших детей приобрела новый тревожный аспект. Как заявил изданию Observer глава полицейской службы Евросоюза Брайан Дональд, по сведениям Европола, с начала миграционного кризиса в странах Европы исчезли несколько тысяч детей беженцев, которые были официально зарегистрированы властями по прибытии на территорию Евросоюза. В связи с этим власти выражают опасения, что эти дети могли попасть в руки криминальных группировок. По словам Дональда, у Европола есть данные, что некоторые из пропавших детей-беженцев могли попасть в сексуальное рабство.
Адель КАЛИНИЧЕНКО, Мюнхен

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter