Рус
Eng
«Место работы стало братской могилой»

«Место работы стало братской могилой»
Новость

29 февраля 2016, 00:00
Жертвами катастрофы на шахте «Северная» можно считать 36 человек. Такое заявление вчера во второй половине дня сделал вице-премьер РФ Аркадий Дворкович. Среди погибших – горняки, погибшие при взрыве; шахтеры, заблокированные под землей; спасатели, ставшие жертвами еще одного взрыва. В республике Коми объявлен трехдневн

Сводки из аварийной шахты «Северная» в Воркуте напоминали вчера то фильм-катастрофу, то социальную драму. «Зарплаты – копейки! Пенсии – мизерные! Безопасности – никакой!», – возмущается в беседе с «НИ» горняк Сергей. Он работает на 12-м участке шахты «Северная», где в четверг, 25 февраля, произошли два взрыва. В момент трагедии под землей находились более сотни человек. Четверо из них погибли на месте, еще 26 горняков были заблокированы под землей. Спасательные работы длились три дня, но не увенчались успехом. В воскресенье, 28 февраля, в МЧС заявили, что шансов выжить у пропавших горняков уже нет: в шахте, где все это время продолжается пожар, уже не осталось кислорода. Это подтверждает и компания-владелец шахты «Воркутауголь».

Во время спасательных работ произошел еще один взрыв. Его жертвами стали шестеро участников спасательной операции – пятеро сотрудников МЧС и мастер-дизельщик. В пресс-службе МЧС сообщают, что после этого всех спасателей вывели на поверхность, а работы в шахте были приостановлены. В ведомстве не исключают возможности новых взрывов.

Опасения, что взрывы повторятся, были и до начала поисковых работ, сказал «НИ» депутат городского совета Воркуты Константин Пименов. Несмотря на это, спасатели спустились в шахту, где была сильно превышена концентрация метана. По словам Пименова, все сотрудники шахты об этом знали, но шум не поднимали – боялись увольнений.

Это подтверждают и работники шахты. Горняк Сергей рассказал «НИ», что уровень метана должны контролировать специальные датчики, а при превышении концентрации шахта автоматически обесточивается. Однако датчики были «подкручены». «Когда приходила инспекция, их поправляли, а потом возвращали обратно. Только пишут, сколько денег потратили на безопасность, а безопасности нет», – возмущается Сергей.

По его словам, у работников шахты есть переносные датчики, которые также фиксируют концентрацию газов. «Лимиты были превышены в несколько раз! На участке допустим 1% метана, а было до 3,5%. Местные скопления могут быть до 2%, а на самом деле были 15–20%», – рассказал горняк.

Компания «Воркутауголь» объяснила взрыв на шахте выбросом метана. «Если бы был выброс, то произошел бы один взрыв. А тут – целых три», – возражает Сергей.

«Газ выводится через вентиляцию, которая одновременно является запасным выходом», – рассказал шахтер по имени Михаил. Он работал на «Северной» вместе с братом – тот погиб. «Мы давно говорили, что нужны более мощные установки, а руководство не реагировало. Нам говорят – если хочешь денег заработать, спускайся вниз на свой страх и риск», – рассказал мужчина «НИ».

По словам еще одного горянка, который дал анонимный комментарий, на шахте не выполнялась обмывка выработок, редко делались прогнозы на выявление внезапных выбросов и горных ударов. «Работодатель нагоняет план по добыче угля и проходке выработок, тем самым увеличивает загазованность и запыленность забоев», – рассказал собеседник издания.

На вопрос о том, жаловались ли горняки на работодателя в прокуратуру, шахтеры отвечают: «Здесь это все равно бесполезно».

В «Воркутауголь» считают, что спрогнозировать трагедию было невозможно. «По предварительным данным, непредвиденное чрезвычайное происшествие на шахте «Северная» было вызвано резким выбросом и взрывом газа метана на добычном участке. Предположение подтвердилось лабораторными исследованиями МЧС России», – говорится на сайте компании. Сведения о «подкрученных» датчиках там опровергли. «Указанные факты не могли происходить на шахте «Северная»: на каждом добывающем предприятии в постоянном режиме работает инспектор Ростехнадзора. В режиме реального времени он может наблюдать за состоянием датчиков опасных газов в шахте. Сами шахтные датчики закреплены на пломбы. Без грубого взлома их невозможно перенести, а если будет предпринята такая попытка, это сразу же станет видно инспектору. Если датчик снят, на пульт идет сигнал об обрыве связи. Когда срабатывает датчик метана, все электричество, питающее технику в шахте, автоматически отключается, то есть работать больше просто невозможно», – указывает пресс-служба.

Сейчас, когда уже ясно, что живых под землей не осталось, рассматривается вариант затопления шахты. Только так можно потушить бушующий там пожар, поясняет депутат Пименов. В таком случае родственники погибших не увидят даже их тел. «Место работы стало братской могилой», – сокрушается Сергей.

Выжившие горняки волнуются, что могут остаться без работы после закрытия «Северной». Например, Сергей в одиночку воспитывает сына, и если его уволят, рассчитывать не на кого. Накопления есть у немногих – средняя зарплата шахтера составляет 45 тысяч рублей. Лишь те, кто работает на самых опасных участках, могут рассчитывать на 90–100. В шахтах нередко подрабатывают и пенсионеры – пособия им платят маленькие, а чтобы получать надбавку, надо провести под землей 25 лет.

Между тем в республике Коми объявлен трехдневный траур, он продлится до 1 марта. Исполняющий обязанности главы региона Сергей Гапликов распорядился оказать помощь семьям жертв. «Выдали памятку, где говорится, что нам полагается компенсация в миллион рублей», – говорит «НИ» Дарья Трясухо, дочь погибшего шахтера. По ее словам, родственникам погибших три года назад в шахте «Воркутинская» до сих пор не выплатили ни копейки. «Но даже деньги не вернут нам отца», – говорит она. По ее словам, «вся шахта знала, что будет взрыв».

Горняки намерены добиваться соблюдения правил безопасности. «Мне нравится моя работа, – говорит Сергей. – Я горжусь быть шахтером. Но хочется, чтобы наши жизни ценили. Сколько нас еще должно полечь, чтобы они наконец стали соблюдать нормы безопасности?»

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter