Рус
Eng
Ваша собака - наш чемодан: авиакомпании не знают, как безопасно перевозить животных

Ваша собака - наш чемодан: авиакомпании не знают, как безопасно перевозить животных

29 января , 12:21Общество
Однозначного решения этой проблемы, по всей видимости, пока что не существует

Скандал вокруг недавнего инцидента, когда по вине «Аэрофлота» погибли две кошки, стих по всей видимости до следующего подобного случая, однако проблема-то осталась. И как ее решить, пока что не знает никто. Не у каждого владельца кошки или собаки есть возможность нанимать для них специальный самолет, как, допустим, у господина Шувалова. Знаменитый российский композитор и пианист Антон Батагов, который тратит много времени и сил на помощь бездомным животным (на концертах Батагова в фойе обязательно стоят ящички для сбора денег на поддержку приютов для кошек и собак), уверен, что решение находится исключительно в этической сфере, о чем он написал в своем блоге:

«Очень не хочется затевать дискуссии, вызывающие негативные эмоции. Просто хочу сказать одну очень простую вещь по поводу событий в «Аэрофлоте». Кто-то пишет, что, дескать, это не «Аэрофлот», а грузчики. Ключевой здесь является одна фраза, сказанная сотрудником «Аэрофлота»: ваша собака для нас чемодан. Вот это и есть модель российского общества. А «Аэрофлот» - государственный монополист. Именно так относятся и к людям, и к животным, и абсолютно ко всему в нашей стране. Мы даже не чемодан, мы расходный материал. Мы должны платить налоги, и эти деньги власть считает своими.

Сам факт нашего существования дает возможность придумывать любые безумные проекты - реновацию, благоустройство, имитацию уборки - якобы для блага народа, чтобы из этих бюджетов воровать до бесконечности. Других целей нет. Тот факт, что весь народ это понимает и не очень этому рад, вызывает только одно ответное действие: ужесточение репрессий. Потому что чемодан должен молчать. И, к сожалению, «Аэрофлот» - это просто частный случай. Винтик в системе. Является ли всё это неотъемлемой сущностью нашей страны? Всё-таки мне кажется, что нет, хотя почти всё свидетельствует об обратном. Движение к свету не может начаться ни из какой другой точки, кроме предельной тьмы. Мы уже практически дошли. Так что ждать недолго...»

Эмоции Батагова понять можно, однако, одними эмоциями проблемы не решить. Совсем другой выход из положения предлагает политолог и историк Сергей Медведев:

«Перевозка животных в клетках, конечно, чудовищный атавизм эпохи зоопарков, цирков, вивисекции и представлений о том, что домашнее животное – это собственность хозяина. Причем проблема совсем не только в «Аэрофлоте» или в уродах-грузчиках, как в последнем случае с котами в Шереметьеве, многие авиалинии убивали животных при перевозке: на KLM в багаже погиб щенок среднеазиатской овчарки, много шума наделал случай на United, где бортпроводники заставили хозяина засунуть переноску с 10-месячным щенком французского бульдога в багажный отсек над головой, где он и задохнулся, и так далее. Транспортировка животного видится не как право пассажира, а как эксклюзивная дополнительная услуга, которая обставляется разного рода унижениями, ограничениями и грабительскими поборами – по моему опыту, перевозка собаки в Мюнхен в багажном отделении обошлась как три человеческих авиабилета.

Авиалинии расценивают собаку как багаж и берут за килограмм веса: 30 кг собака + 20кг сертифицированная клетка (которая сама стоит несколько сотен долларов) х 20 долларов/кг – билет в один конец должен был стоить около 1000, но Люфтганза сжалилась и взяла с меня где-то 600. Я тогда прямо в зале разделся и положил Олли в клетку свою нательную майку и рубашку, чтобы мной пахло,– вы можете представить, какой для собаки стресс: в тесной клетке, в одиночестве, в неизвестности, с ревом турбин и холодным воздухом; я бы, наверное, сошел с ума. В Мюнхене он, как ни в чем не бывало, выскочил из клетки и принялся меня целовать, а вот лабрадору моей знакомой семьи Мюллеров повезло меньше – за время перелета из Штатов он натерпелся такого страха, что при открывании клетки вырвался, пробежал через здание аэровокзала, оказался на взлетной полосе, так что из-за него чуть не закрыли аэропорт, и лишь через несколько часов его обнаружили бегущим по автобану в паре десятков километров. В себя он приходил много недель, и пугался каждого звука. Не знаю, есть ли статистика по смертям домашних животных в багаже, но думаю, что она ужасна.

Выход элементарен, животные должны быть приравнены к обычным пассажирам и допущены в салон, невзирая на размер – возможно, для этого следует выделить отдельную часть салона. Вероятно, они могут лететь в клетках, особенно на время взлета и посадки, но чтобы хозяин был рядом. Я не вижу никакой разницы, скажем, с грудными детьми или с людьми большого веса – и те, и другие создают проблемы для других пассажиров, но мы с ними миримся из базовой внутривидовой солидарности. Та же солидарность должна быть и межвидовой, домашние животные – полноправные члены общества, наделенные большим объемом экзистенциальных прав (пока еще не гражданских и политических – но это вопрос недалекого будущего) и во многих странах признанные личностями со всем вытекающим юридическим статусом. И стоимость билета животного должна равняться человеческой, независимо от размера (мы же не берем с пассажиров-людей за килограмм веса) или быть даже меньше – как стоят меньше младенческие и детские билеты.

В общем, у Аэрофлота есть хороший шанс реабилитироваться за кота Виктора и немного смягчить последствия нынешней трагедии и стать пионером нового подхода перевозчиков к животным. Хотел написать «гуманного подхода», но он именно что постгуманный, не-антропоцентричный, где животные существуют не по нашей царской милости, но на равных с нами правах...»

В комментариях высказывались и другие предложения, тоже не лишенные смысла. К примеру Константин Болотов пишет:

«Владельцы собак должны в первую очередь к окружающим с уважением относиться, экскременты за своим другом убирать, в наморднике водить. Тогда и общество будет толерантнее к проблеме перевозки животных...»

Ему возражает, и тоже ведь по делу, Лена Евелевич:

«Владельцы крикучих деточек тоже должны относиться к окружающим с уважением и заботиться о том, чтобы их чадо не орало на весь самолёт, не блевало на соседних пассажиров, не лупило копытами по спинке кресла перед ним, не разбрасывало крошки печенья по всему ряду, не болело ветрянкой во время полета, а ещё памперс ему менять надо в туалете, а не в кресле рядом с пассажирами (все это реальные случаи, которым я была свидетелем). Так что заберите себе ваши претензии к животным, с ними проблем гораздо меньше...»

Блогер AdEx резинно замечает:

«Спрос диктует предложение. Перевозящих животных не настолько много, чтобы выделять для них особые места. Кроме того, в РФ даже некоторые люди не способны в самолёте вести себя адекватно, что говорить о том, когда подобный человек приведёт с собой в салон такое же невоспитанное животное. И если адекватность собаки можно пытаться определить по уровню дрессировки, например, знанию основных команд ОКД, то адекватность кота, обезьяны или мини-пига определить уже сложнее. Авиаперевозчики не заморачиваются этим просто потому, что глобальной проблемы не существует. То, с чем мы сталкиваемся - редкие случаи, которые потому и заметны, что редки...»

А Дария Лагутаева предлагает и вовсе экзотическое решение проблемы:

«Один рейс в неделю, где животных можно брать на борт. Есть вагоны, в которых можно перевозить домашних животных. Вполне можно организовать и такой рейс: всех аллергиков и остальных людей, не желающих лететь с животными, следует предупреждать о наличии животных на борту...»

Из всего вышесказанного становится совершенно очевидно, что в этой сфере все останется, как было, ну разве что авиакомпании будут немного внимательнее относится к своим 4-лапым пассажирам, да и то не слишком долго. Человечество еще очень нескоро дойдет до того, чтобы уровнять в правах животных с человеком. Скорее всего это произойдет тогда, когда животных на земле почти не останется...

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter