Рус
Eng

За реабилитацию наркозависимых волонтерам грозят долгие сроки

За реабилитацию наркозависимых волонтерам грозят долгие сроки
За реабилитацию наркозависимых волонтерам грозят долгие сроки
28 июня 2019, 12:07Общество
В Чертановском районном суде идут слушания по делу о волонтерах фонда «Восстановление». Им инкриминируют похищение и незаконное лишение свободы наркозависимых. Гособвинитель запросил для подсудимых сроки от 12 с половиной до 14 лет лишения свободы. При этом более 50 свидетелей выразили благодарность осужденным.

Ирина Мишина

Государственный обвинитель Дмитрий Надысев вынужден был читать текст обвинения при наглухо закрытых окнах: у здания суда шел митинг. Сторонники осужденных волонтеров скандировали: «Ложь не пройдет! Свободу волонтерам!».

Весь коридор перед залом судебного заседания был битком набит людьми. Пришли не только родственники и друзья осужденных - их решили поддержать жители района.

Такого в Чертановском районном суде не припомнят: поддержать подсудимых пришло пол-района.

Дамир Гилязов, 35 лет, медбрат, бывший наркозависимый: «Я уже не помню, сколько раз лежал в 17-й наркологической больнице. Там меня при помощи уколов и капельниц поднимали на ноги и отпускали домой. Я возвращался и снова начинал употреблять наркотики. Когда я в очередной раз попал в эту больницу, мама во время посещения познакомилась с ребятами-волонтерами из фонда «Восстановление». Они были в прошлом наркозависимыми и на личном примере рассказывали пациентам, как избавиться от наркомании. После выписки я пришел к ним и начал проходить реабилитацию по их методике. Мы шли по программе «12 шагов» - по ней работают с наркозависимыми. У нас был четкий распорядок дня, день был насыщенным, занимались спортом, участвовали в городских праздниках, выезжали на природу. Насильно меня никто не удерживал, паспорт у меня не отбирали, я мог свободно передвигаться по городу. После реабилитации я уже 4 года не употребляю наркотики, начал работать, скоро у меня свадьба».

Бывшие наркозависимые, прошедшие реабилитацию у волонтеров фонда "Восстановление", ждали результаты государственного обвинения за дверями. Сроков от 12 с половиной до 14-и лет , затребованных гос. обвинением, никто не ожидал.

Екатерина Рой-Григорьева, адвокат: «Весь район знал, чем ребята занимаются, как и кому они помогают. Волонтеры сотрудничали с Управой, с отделениями «Единой России» в нескольких районах Москвы, ездили на «круглые столы» по проблемам борьбы с наркоманией, тесно работали с «горячей линией» МВД, помогли закрыть несколько точек, где торговали спайсами. Александр Земляной был инспектором по делам несовершеннолетних. То есть это были люди с активной жизненной позицией. Сейчас от них все открещиваются: так удобнее. Юрия Будюкова и Александра Земляного исключили из «Единой России», отозвали у фонда все благодарственные грамоты. Оправдательного приговора не будет, это уже ясно. Вообще, все это похоже на показательную порку».

Волонтеры активно сотрудничали с Управой района, которая не видела в их деятельности никакого криминала. Напротив, одни благодарности...

В обвинительном заключении , зачитанном в суде Дмитрием Надысевым, прозвучало, что подсудимые – Юрий Будюков, Александр Земляной, Константин Монич, Андрей Маняхин – силой доставляли на автомобилях наркозависимых на съемные квартиры. Говорилось, что соседи квартиры, где находились наркозависимые, слышали крики о помощи , «реабилитантам» медицинскую помощь никто не оказывал, их заставляли изучать религиозную литературу, чуждую им, принуждали не по своей воле присутствовать на сомнительных религиозных мероприятиях. Государственный обвинитель Дмитрий Надысев также упомянул, что о деятельности реабилитационного центра «Восстановление» правоохранительные органы не знали, медицинской лицензии на лечение наркозависимых волонтеры не имели, многие из прошедших у них реабилитацию так и остались на учете в наркодиспансерах. Государственным обвинителем был упомянут и тот факт, что двое из осужденных – Юрий Будюков и Андрей Маняхин - ранее имели проблемы с законом.

Потерпевшими по делу признаны четверо: Евгений Захаров, Денис Васютков, Павел Андрианов и Кирилл Сальков. Из более чем двухсот человек, прошедших реабилитацию в центре «Восстановление», только эти четверо написали заявления об их похищении и насильственном удержании. Что же произошло на самом деле?

7 января 2017 года из окна квартиры , которую снимал и «курировал» Александр Земляной на улице Кировоградской-4, на нитке с грузом была спущена записка: «Пожалуйста, помогите, меня зовут Андрианов Павел. Меня держат вторую неделю, забрали документы, телефон, деньги, банковскую карту. Никуда не выпускают, что хотят — не пойму, вызовите полицию, сообщите дежурной по подъезду». Записку обнаружили соседи из квартиры несколькими этажами ниже. Они позвонили в ОВД и вызвали участкового. Вскоре сотрудники Росгвардии штурмом взяли квартиру и всех, кто в ней находился, доставили в Следственный комитет по Чертановскому району. Зачем нужен был штурм, не понятно, потому что находившиеся в квартире люди собирались открыть дверь...

9 января 2015 года было возбуждено уголовное дело по статьям 126 и 127 УК РФ за похищение людей и незаконное лишение их свободы. 10 января свидетель Денис Васютков дал показания, в которых рассказал, что его похитили из дома Юрий Будюков, Александр Земляной и еще несколько человек. На основании этих показаний 11 января задержали и арестовали Юрия Будюкова, а затем Андрея Маняхина. Земляного и Монича оставили под домашним арестом.

Потерпевший Евгений Захаров попросил освободить его от присутствия на последующих слушаниях «по состоянию здоровья». Его трясло; сидевший рядом со мной бывший наркозависимый Сергей пояснил: «Мне кажется, у него "ломка". Денис Васютков на суде зачитал по бумажке заявление. В нем, в частности, говорилось:

«Меня насильно заставляли делать вещи, которые я делать не хотел… Меня похитили… Я никогда не употреблял тяжелые наркотики. Если бы я нуждался, я бы обратился за медицинской помощью. Это выгодный бизнес – наживаться на других людях. Такими способами с наркоманией нельзя бороться. «Я не хочу там находиться» - я неоднократно заявлял об этом».

Возникает несколько вопросов. Мама Дениса Васюткова, который зачитал в суде заявление о его насильственном удержании, заявила «НИ», что не имеет никаких претензий к реабилитационному центру. "Сын год не употреблял наркотики, пока находился в реабилитационном центре. Когда же его взяли под гос.защиту, и я после этого впервые увидела его, он был в «измененном состоянии» ( под действием наркотиков- прим. редакции). Как это произошло, я буду выяснять в более высоких инстанциях», - заявила женщина.

Почему Денис Васютков, проходивший по делу как свидетель, под госзащитой внезапно стал потерпевшим? Есть версия, что он пошел на некую сделку со следствием. На суде прозвучало, что версия о «подкупе Васюткова проверяется».

В этом деле есть и более интригующие факты: некоторые из потерпевших, находясь под государственной защитой, совершили особо тяжкие преступления и были осуждены. Так, потерпевший Захаров был осужден за кражу в магазине, Сальков – на 4 года за распространение и употребление наркотиков, Васюткову грозят 12 лет колонии строгого режима за сбыт наркотиков в особо крупных размерах. Почему эти люди, попав под госзащиту, стали менять свои показания? И откуда у них появились наркотики?

На фото похищенные и насильно удерживаемые Евгений Захаров и Денис Васютков гуляют по Москве с другими "реабилитантами", без своих похитителей. Е.Захаров - в полосатой майке, Д.Васютков справа в черной футболке. Фото из архива фонда "Восстановление".

В архиве фонда «Восстановление» сохранилось много фотографий. Например, есть фото, на которых Евгений Захаров и Денис Васютков, которые заявили о похищении и насильственном удержании, запечатлены вместе с волонтерами и другими "реабилитантами" во время прогулки по городу. Также есть фото от июня 2015 года, на котором Захаров находится в толпе людей в Покровском парке на ежегодной экологической акции (именно в это время Захаров, по его словам , был похищен и удерживался насильно в квартире, из которой не мог выйти). Ни к полиции, ни к прохожим он за помощью не обращался, о помощи не просил. Почему Захаров повел себя столь противоречиво также остается вопросом.

«Правоохранительные органы, опираясь на показания наркозависимых, используют показания практически недееспособных лиц. В принципе, такой человек может заявить что угодно, поскольку к адекватности его поведения есть большие вопросы. Брать или нет такие показания в основу обвинительного заключения – вопрос спорный, он остается на усмотрении суда. Что касается насильственного удержания наркомана, то в первые дни, когда он перестает принимать наркотики, у него происходит «ломка», и он может использовать любую возможность, чтобы снова получить доступ к наркотикам. Другое дело, что сначала наркоман или его родственники должны дать письменное согласие на лечение или реабилитацию, и только после этого человека можно помещать в реабилитационный центр или наркологическую больницу», - комментирует руководитель комиссии по профилактике наркомании общественной организации «Офицеры России», генерал-лейтенант полиции Александр Михайлов.- « Вообще, тема эта скользкая. Без удержания наркомана не вылечишь, поэтому по статье «незаконное удержание» можно закрывать многие реабилитационные центры», - добавляет Михайлов.

К фонду тоже немало вопросов. Реабилитация в Чертаново проводилась на пяти съемных квартирах. Аренда одной такой квартиры, по словам координатора волонтеров Виктории Нестоцкой, стоила около 45 тысяч рублей. Там жили взрослые мужчины, которые нуждались в нормальном питании, иногда в такие центры попадали люди, у которых не было нормальной одежды, посещение массовых мероприятий требовало затрат на транспорт. Откуда фонд брал деньги?

«Мы все делали на личные средства. Фонд был официально учрежден и зарегистрирован как НКО в 2016 году, до этого мы работали на добровольных началах. Сначала нам выделили офис представители «Единой России» в Филях, мы вели там работу, а потом перебрались в Чертаново, где было очень много наркоманов», - рассказывает соучредитель фонда «Восстановление», брат осужденного Сергей Земляной. – «Лично меня брат обучил работе с сантехникой, я работал и зарабатывал. Другие ребята тоже учились своими руками что-то делать». Квалифицированный сантехник зарабатывал в то время макимум 45 тыс.рублей. Этого явно не хватало, чтобы покрыть все расходы на содержание даже одной квартиры, где волонтеры проводили реабилитацию. «Мамы, родственники приносили добровольные пожертвования: кто-то 5 тысяч рублей, кто-то 10, кто-то 15. Другие помогали продуктами. Когда денег не хватало – ребята выходили на работу, ремонтировали сантехнику. Они искали работу», - рассказывает волонтер Виктория Нестоцкая. Однако, государственный обвинитель на суде заявил, что лидеры волонтеров «занимались незаконной предпринимательской деятельностью». Но волонтерамим вменяют не незаконную предпринимательскую деятельность, а более тяжкие статьи – 126 и 127 УК РФ (похищение и незаконное удержание людей).

В чем же причина столь серьезных обвинений в адрес волонтеров?

«Кому-то не выгодно, что наркоманы исчезли у нас в Чертаново. Наркозависимые, на которых полиция раньше делала свою статистику, стали здоровыми людьми. На наркоманах, видимо, хотят продолжать «делать деньги» полиция, наркологи, кладбища. На лечение каждого наркозависимого государственным клиникам выделяются огромные бюджетные средства, доход получают и частные клиники. Я помню, когда брат страдал наркозависимостью, мама платила по 20 тысяч рублей всего за один укол», - рассказывает соучредитель фонда «Восстановление» Сергей Земляной.

«Это уголовное дело инспирировано наркомафией. Именно наркомафия «дергает за ниточки» в этом процессе. Дело сфабриковано исключительно на показаниях наркозависимых», - считает адвокат Игорь Ярмолик.

Украинский пастор Евгений Пересветов, проповеди которого посещали "реабилитанты", был депортирован из России.

Адвокат Екатерина Рой-Григорьева считает, что пастор Протестантской церкви, на проповеди которого ходили многие наркозависимые и волонтеры, вызвал подозрения у правоохранительных органов. Действительно, гособвинитель поднял вопрос о принудительном присутствии на его проповедях. Однако, матери тех, кто проходил реабилитацию в фонде «Восстановление», высказывали слова благодарности в адрес Пастора Христианского Центра "Восстановление" Евгения Пересветова.

Пересветов - личность действительно неоднозначная. Говорили, что он мастерски вводит людей в состояние транса. Другие, напротив, считали его защитником семейных ценностей. «Мы открыли первый центр реабилитации, и к нам начали заезжать воры, проститутки, геи, наркоманы. Огромное количество молодежи приходило к Богу, и люди менялись», - говорит сам Пересветов. Однако, не всем его деятельность пришлась по душе, и в конце концов пастор, гражданин Украины, был выдворен из России. В данный момент он проповедует в США. Сходство названий реабилитационного центра в Чертаново и Христианского центра Евгения Пересветова также вызвало вопросы, тем более, что "реабилитанты" посещали его проповеди. «По факту связи с протестантским проповедником была даже инициирована прокурорская проверка. Это не секта, как тут пытаются преподнести некоторые, это церковь. Но Пересветов чем-то не устроил наши правоохранительные органы, его выслали из России, это добавило проблем волонтерам», - рассказывает адвокат Екатерина Рой-Медведева.

Есть и еще одна причина, о которой никто из подсудимых и волонтеров, возможно, не подозревает. «Буквально на днях в Институте имени Сербского состоялся круглый стол, посвященный реабилитационным центрам для наркозависимых. В частности, анализировали ситуацию с РЦ «Преображение России». Как выяснилось, его создателями были кемеровские бандиты. Они находили наркозависимых и под видом реабилитации организовывали «работные дома». Там, под видом трудотерапии и соблюдения режима дня, они попросту использовали рабский труд наркоманов. Только в Московской области обнаружено немало таких «работных домов». Некоторые из них закрыли, но часть этой сети действует по всей России. Внутри этих центров – насилие, избиения, убийства. Так, покойный актер Дмитрий Марьянов стал жертвой одной из подобных структур», - рассказал «НИ» кандидат медицинских наук, доцент, директор института Наркологического здоровья нации Олег Зыков . Среди лидеров волонтеров фонда «Восстановление» были ранее осужденные: Юрий Будюков и Андрей Маняхин. Возможно, это вызвало у правоохранительных органов определенные подозрения в связях фонда с криминальным миром.

Самое обидное в этой истории, что волонтерам фонда «Восстановление» оставался буквально месяц до заключения договора о сотрудничестве со СПИД-центром при 3-ей московской инфекционной больнице. Они хотели вывести свою помощь на качественно новый уровень. Они и раньше пытались сотрудничать с медицинскими учреждениями. «В 17-ю наркологическую больницу мы приходили, начиная с 2009 по 2013 год, еще до создания фонда. Врачи знали ребят, некоторые неоднократно лежали у них в клинике, но потом усилием воли побороли наркозависимость и решили рассказать пациентам, что выход есть. Администрация больницы на первых порах разрешала волонтерам общаться с наркозависимыми, но потом наши встречи прекратились по инициативе администрации больницы. Нам сказали, что вышло какое-то распоряжение и что они теперь допускают к пациентам только священников и представителей государственных структур. Мне кажется, это была отговорка. Ведь пока в больницу поступают наркоманы, на их лечение медучреждению выделяют средства», - считает Сергей Земляной.

Волонтеры с "реабилитантами". Фото из архива фонда "Восстановление".

По сути, волонтеры с их идеями, с их желанием помочь, оказались никому не нужны.

«Сегодня у нас в стране всего 4 государственных реабилитационных центра для наркозависимых и лишь 24 тысячи коек для лечения наркоманов. При этом на учете состоят около 3-х миллионов человек. Именно в этом причина открытия негосударственных реабилитационных центров, которых на сегодня в России более 3-х тысяч. И в отношении этих негосударственных РЦ нет, по сути, никакого регламента и правил. Если провести детальную проверку, многие из них можно закрыть. Я давно предлагал выработать некие стандарты, чтобы негосударственные реабилитационные центры для наркозависимых соответствовали требованиям государства, работали под контролем, но это оказалось никому не нужно», - сетует руководитель комиссии по профилактике наркозависимости общественной организации «Офицеры России», генерал-лейтенант полиции Александр Михайлов.

«В МВД не хотят заниматься реабилитацией, там важно изъять наркотики и наказать преступников. В Минздраве принципиально оказывают лишь медикаментозную помощь. У нас есть Главное управление по наркоконтролю при МВД, есть и вышестоящий орган - Государственный антинаркотический комитет. Там разрабатывают идеологию борьбы с наркоманией. При этом условия и правила работы негосударственных реабилитационных центров никого не волнуют», - считает Олег Зыков.

Сегодня реабилитационные центры для наркозависимых работают по-разному и приносят разные результаты. Государство в большинстве случаев дистанцируется от этих проблем.

Сюжеты:
Эксклюзив
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter