Рус
Eng
Несчастливый тоннель: под угрозой - жизни и собственность сотен москвичей

Несчастливый тоннель: под угрозой - жизни и собственность сотен москвичей

28 февраля, 18:25Общество
История с разрушением домов на Балтийской улице, о которой уже сообщали «Новые Известия», получила продолжение. На улице Часовой - 27/12, из-за просчётов при постройке Алабяно-Балтийского тоннеля, отвалилось крыло здания. На Балтийской -14 дом вообще треснул пополам. Ремонтировать дома город отказывается.

Ирина Мишина

После того, как в доме на ул. Часовой-27/12 стало отходить крыло здания, несколько квартир расселили сразу. А на Балтийской-14 и Балтийской - 14, корпус 1, здания, в которых расположены концерн «Вега» и Институт естественных наук РАН, буквально треснули пополам. Сейчас их едва сдерживает от разрушения металлическая конструкция. Ошибки проектировщиков, отход от плана, который предусматривал укрепление фундаментов близлежащих домов, плохой просчёт риска от размыва почв грунтовыми водами, от нагрузки Замоскворецкой линии метро и круглосуточного потока машин – все это подвергло риску сотни человеческих жизней.

Дом, расположенный по адресу ул.Часовая, 27/12, непростой: он был построен для руководства Академии медицинских наук СССР по индивидуальному проекту. Дом малоквартирный, с индивидуальной планировкой. И люди его населяют известные. Там обитают многие профессора и академики РАН, проживают советский журналист и разведчик, профессор МГИМО МИД России Юрий Кобаладзе, а также ближайшие родственники певицы Ларисы Долиной. Земля, находящаяся у жильцов в долевой собственности, только по кадастру оценивается в 167 млн. рублей, но её рыночная стоимость намного выше. Понятно, что подвести такой дом под программу «реновации» крайне сложно, но московские власти выбрали жёсткий вариант решения проблемы.

О трагедии домов, пострадавших от погрешностей и небрежности при строительстве Алабяно-Балтийского тоннеля, «НИ» рассказал член инициативной группы дома 27/12 по Часовой улице, Максим Акимов, который уже много лет ведет войну с городскими и местными чиновниками за спасение своего дома.

«НИ»: Как отразилось строительство Алабяно-Балтийского тоннеля на Вашем доме ? Какие именно повреждения он получил?

Максим Акимов: «В сентябре 2013 года было открыто движение по тоннелю со стороны улицы Алабяна в направлении Большой Академической. Тогда же, в 2013-м году, у нашего дома отвалилось целое крыло. Жителей нескольких квартир отселили, место глубокой трещины закрыли строительной пеной. Несмотря на глубокие трещины, наш дом до сих пор стоит и на его ремонт город не потратил практически ни копейки. Хотя ошибки , отход от проектной документации, просчеты в укреплении фундаментов жилых домов, недоделки, допущенные НПО «Космос», которое начинало это строительство, были зафиксированы Ростехнадзором, а в 2014 году Арбитражный суд г. Москвы вынес по этому поводу решение о привлечении НПО "Космос" к административной ответственности и штрафу в 50 тысяч рублей.

«НИ»: Но ведь достраивало тоннель не НПО «Космос». В 2013 году "Космос" оказался банкротом: компания не вернула ВТБ кредит в размере 30 миллиардов рублей. Тогда же экс-глава НПО "Космос" Андрей Черняков был объявлен в розыск по делу о махинациях с кредитами на достройку Алабяно-Балтийского тоннеля. Сам бизнесмен скрывался за границей, но в 2015 году Следственный комитет возбудил уголовное дело о хищении НПО 11 млрд рублей из Банка Москвы и потребовал экстрадиции Чернякова. В общем, строительство Алабяно-Балтийского тоннеля оказалось сопряжено не только с техническими нарушениями проектной документации, но и с хищением бюджетных денег. Может, поэтому его и достраивали наспех?

Максим Акимов: «ООО «НПО «Космос» подписал 1 августа 2011 года государственный контракт с Департаментом строительства города Москвы. Этот документ важен потому, что указывает на прямую причастность Правительства Москвы как Заказчика к ситуации, которая привела к повреждению наших домов. Эти факты старательно скрываются, и даже сведения о подрядчике пытаются утаить или подменить. На самом деле после банкротства НПО «Космос» тоннель достраивали структуры правительства Москвы, в частности «Мосинжпроект». Фундаменты близлежащих жилых домов, судя по всему, должным образом тоже не укрепили . Так или иначе, отвечает за разрушающееся жильё теперь именно город. И в правительстве Москвы , думаю, понимают: если будет прецедент ремонта хотя бы одного жилого дома в этом районе, то это коснется целого квартала. На это потребуются очень большие деньги. В связи с этим у московских чиновников появилась «блестящая» идея: объявить пострадавшие от строительства Алабяно-Балтийского тоннеля дома аварийными или подвести их под «реновацию».

«НИ»: Недавно «Новые Известия» рассказывали о трагедии дома 6 по Балтийской улице, который после строительства тоннеля также стал давать трещины. Там чиновники буквально «измотали» жильцов собраниями и призывами признать дом аварийным. Как развивались события после того, как ваш дом стал разваливаться в прямом смысле этого слова?

Максим Акимов: «В нашем доме трещины начали появляться раньше, чем на Балтийской-6, поэтому мы прошли более сложный и тернистый путь. В 2016 году Правительство Москвы, после проведённых исследований, признало наш дом подлежащим ремонту и решило провести капитальный ремонт. Это решение фиксировало, что наш дом аварийным не являлся и угрозы для жизни людей не представляет.

4 июля 2016 года по инициативе ГБУ «Жилищник района Аэропорт» было проведено собрание собственников квартир нашего дома и принято решение о проведении в нем капитального ремонта. Дом был включен в программу капитального ремонта г. Москвы и фактически находится в ней по настоящее время. В рамках программы ремонта нам провели замену лифтового оборудования, но после этого ремонт внезапно был остановлен. Вероятно, это было связано с тем, что Правительство Москвы посчитало: гораздо выгоднее включить дом в объявленную в 2017 году программу реновации и переселить собственников в места массового расселения. Но мы не сдавались, потому что под программу реновации наш дом никак не подходил: он был построен по индивидуальному проекту, квартиры в нем большие и с «социальным жильем» ничего общего не имеют. Более того, при таком варианте земля, находящаяся у нас в долевой собственности, будет изъята городом безвозмездно.

«НИ»: Насколько я понимаю, реновация – это более мягкий вариант расселения, когда учитывается метраж предыдущей квартиры и предлагается жилплощадь в том же районе, а при признании жилья аварийным расселение идёт по более жёсткому варианту: могут переселить куда угодно, причем в квартиру меньшего метража. То есть жильцов, по сути, шантажируют?

Максим Акимов: «Городские чиновники действуют с изворотливостью, достойной Макиавелли. Есть один тонкий момент, который не все знают. Если дом признают аварийным, собственники его квартир должны сносить дом самостоятельно, за свой счёт. Но наши люди в большинстве своём наивны и когда на собрании им предлагают подписать бумагу, что они против «самостоятельного сноса дома», многие ставят "галочку". И тем самым подписываются под вхождение в программу реновации с расселением. Но не все так просто. Судьба сноса дома решается на Межведомственной комиссия, когда готов полный пакет документов. Мы отказываемся проводить собрания, чтобы не дать чиновникам собрать этот самый полный пакет и принять только им выгодное решение. И при этом нас постоянно «кормят сказками» о каких-то новых домах с «прекрасной отделкой», куда мы можем переехать.

«НИ»: Видимо, вы имеете в виду экскурсии в новостройки на улице Самеда Вургуна и ул. Ильюшина? Наш источник в управе района «Аэропорпт» подтвердил, что жильцы домов с ул. Часовой, 27/12, а также из корпусов 1 и 2 по ул. Балтийской- 6 никогда туда не переедут.

Максим Акимов: "Да, в частных разговорах в Управе района «Аэропорт» я часто слышу упоминание района «Бескудниково» как возможное места нашего переселения…".

«НИ»: В какие другие государственные органы, кроме мэрии и Префектуры, вы обращались и каков был результат?

Максим Акимов: «Мы обращались в Генеральную Прокуратуру, в ОВД по САО. Если из Генеральной прокуратуры приходили одни отписки, то правоохранительные органы заинтересовались нашей историей. Сейчас в нашем районе проблему изучают сотрудники Отдела экономических преступлений и противодействия коррупции по САО. К тому же завтра жильцы нашего дома собираются подавать в Савеловский суд исковое заявление о признании протокола собрания о согласии снести наш дом за свой счет не действительным.

В заключении хочу сказать, что поражаюсь хитрости и коварству наших городских чиновников. Вместо того, чтобы оказать помощь людям, которые пострадали – их дома были разрушены из-за некомпетентности проектировщиков и строителей Алабяно-Балтийского тоннеля, нас пытаются лишить жилья и собственности!

От редакции. Напомним официальную позицию заместителя префекта САО В.Аксенова, которую он публично высказал на собрании жильцов домов по ул. Балтийская- 6 корпус 1 и 2: «В этих домах возможно причинение вреда жизни и здоровью граждан. Многоквартирный дом не пригоден для проживания и пребывания там людей, следовательно, этот дом оценивается как аварийный».

Мы сочли необходимым рассказать в первую очередь о судьбе жилых домов, которым был нанесён ущерб в результате просчетов, допущенных при строительстве Алабяно-Балтийского тоннеля. Однако, нежилые дома, находящиеся в федеральной собственности, пострадали не меньше. В частности, дома по улице Балтийская-14 и Балтийская-14, корпус 1 (там находятся концерн «Вега» и Институт естественных наук РАН) фактически треснули пополам. Внутри отвалились подвесные потолки, от полного разрушения эти дома сейчас удерживают стягивающие металлические конструкции.

Но местные и городские чиновники не торопятся помочь людям. Куда спешить? На их головы не обрушиваются потолки, не дует из трещин в стенах. Значит, можно брать жителей "на измор".

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter