Рус
Eng
Точка возврата

Точка возврата

27 октября 2011, 00:00
Общество
АННА СЕМЕНОВА
В столице открылся call-центр для туристов. Это один из способов, благодаря которым городской комитет по туризму рассчитывает увеличить поток путешественников в несколько раз, сравнявшись по показателям с Парижем. Пока ситуация выглядит не очень благоприятно: 80% интуристов, побывавших в Москве, говорят, что никогда бо

В минувший вторник состоялся семинар о туристических проблемах Москвы, организованный информационно-политическим каналом «Полит.ру» и Российской академией народного хозяйства и госслужбы при президенте РФ. Главным препятствием интуристы называют информационную недоступность города, говорят эксперты, исследовавшие проблему. Достоверные и своевременные сведения ни туристам-одиночкам, ни зарубежным издательствам путеводителей брать неоткуда: у Москвы нет городского портала хотя бы на английском языке, а недавно появившиеся потенциально привлекательные места – отремонтированный Планетарий, обновленный парк Горького, культурный центр «Стрелка» – не слишком стараются рекламировать себя на международном уровне.

Путешественники жалуются, что в центре столицы нет ни одного офиса туристической информации, а самые актуальные карты города датируются 2007 годом. Дополнительную путаницу вносит отсутствие единого стиля городских указателей: по разным оценкам, в Москве насчитывается от 20 до 40 видов муниципальных табличек с разными шрифтами. Представители правоохранительных органов, как правило, не говорят по-английски, а ведь именно к ним иностранцы привыкли обращаться за информацией.

Руководитель общественного движения «Столица – международный культурный центр» Александр Сапов полагает, что сведения о городе турист хочет получать «не из огромного куска бумаги»: «Информация должна быть доступна на новой технологической платформе: приложения для iPhone, QR-коды (двухмерный штрих-код, позволяющий моментально получить информацию на телефон. – «НИ»). Следует объединить банковские, транспортные, скидочные сервисы в одной билинговой сети. Необходим информационный сервис минимум на восьми языках, который рассказывал бы о столичных событиях. Стоит также активно внедрять систему навигации на мобильных платформах». По словам

г-на Сапова, для этого не обязательно ждать помощи городских властей: разработка приложения для iPhone, например, стоит 3–5 тыс. долларов и занимает три-четыре месяца. Эксперты также считают уместным создание отдельной службы такси с англоязычными водителями.

Смущает экспертов и имеющийся в Москве ассортимент достопримечательностей. «Два шага в сторону от туристического маршрута по, скажем, Тверской – и появляются какие-то страшные тени, которые спрашивают, который час и есть ли закурить. А ведь во дворах находится все самое интересное!» – сокрушается краевед Александр Можаев. «Москва набита учреждениями культуры, но в городе нет музейных кварталов, мало арт-площадок или они малоизвестны», – говорит профессор Московского архитектурного института (МАРХИ) Вячеслав Глазычев. Координатор движения «Архнадзор» Марина Хрусталева считает, что комитету туризма стоит отойти от банальных маршрутов «Кремль – церкви – высотки» в сторону того, что действительно интересно иностранцам. «В пироге московского туризма не хватает очень важного куска. Русский авангард известен по всему миру, однако в Москве нет музеев Малевича, Лисицкого, Родченко, а здания в конструктивистском стиле мало того, что не упоминаются в путеводителях, так еще нередко находятся в плачевном состоянии», – говорит эксперт.

По словам Марины Хрусталевой, «те же дома-коммуны могли бы стать недорогими гостиницами, а фабрики-кухни – ресторанами». Использовать уже готовые площадки в туристических целях предлагает и г-н Можаев: «Хитровка вполне может стать отдельным брендом. На ВДНХ раньше был образцовый советский колхоз, его можно было бы воссоздать, как в 1954 году, и показывать». Искусствовед Григорий Ревзин полагает, что бренд Москвы уже сложился сам собой. «У иностранцев со столицей ассоциируются авантюры, большая власть, большие деньги и большие пороки. Таким образом, поездка в Москву превращается в сошествие в ад, – пояснил эксперт. – Образ «изнанки мира» появился через миф об СССР, этот известный бренд нужно развивать. А у нас он не предъявлен. Атомная бомба в Политехническом музее – самый страшный символ ХХ века – прозаично лежит напротив гардероба. В Таллине есть два музея советского быта, у нас – ни одного. Между тем в столице находится 80 малых музеев, половина связана с СССР, и почти все они погибают. Все экспозиции можно было бы свезти, скажем, в бункер на Таганке – там огромные пространства. И готов мощный ресурс брендирования Москвы с практически нулевыми затратами».

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter