Рус
Eng
Шаг в пропасть: учителя и родители о проекте «Московская электронная школа»

Шаг в пропасть: учителя и родители о проекте «Московская электронная школа»

27 августа 2018, 17:05ОбществоИрина Мишина
По распоряжению департамента образования Москвы с этого года большинство московских школ должны перейти на  обучение при помощи электронной системы «МЭШ» и внедрить в практику электронные учебники. Проект был вынесен на всеобщее обсуждение. Результаты его, прямо скажем, неоднозначны. 

…Я начала писать статью про Московскую электронную школу и электронные учебники сразу после того, как мы с ребёнком вернулись от врача-окулиста. Тот строго-настрого велел ограничить время использования компьютера, планшета, других «гаджетов» двадцатью минутами. По словам специалиста, в противном случае у школьника могут начаться необратимые изменения, связанные со зрением. И тут мне вспомнилась беседа с руководителем известного московского образовательного комплекса ГБОУ № 1567 Андреем Козловым. Примерно полгода назад в нашей беседе директор этой школы задавался вопросами: «Как я могу внедрить эту электронную систему обучения, не имея на руках САНПИНы? Я не знаю, сколько времени ученик может пользоваться электронной доской, я не знаю, как это скажется на его зрении и его здоровье. Ведь мне потом отвечать перед родителями…».

Помнится, я посылала в этой связи официальный запрос от СМИ в Департамент образования, но ответ так и не пришел. Сейчас, когда я зашла в Википедию, чтобы узнать новости о проекте «Московская электронная школа», то с удивлением прочла: «Статья рекомендована к удалению». Осталось только определение:

«МЭШ - это проект для учителей, детей и родителей, направленный на создание высокотехнологичной образовательной среды в школах Москвы. Главная цель проекта — максимально эффективное использование современной ИТ-инфраструктуры для улучшения качества школьного образования. В московских школах формируется единая электронная образовательная среда: подключение образовательных организаций к высокоскоростному интернету, установка интерактивных панелей в классах, обеспечение ноутбуками учителей».

И затем – данные о школах, которые к этой системе присоединились в экспериментальном порядке.

Что же за тайны скрываются за аббревиатурой «МЭШ»? Я попросила разъяснить загадки этой системы Сопредседателя межрегионального профсоюза работников образования «Учитель», преподавателя географии Леонида Перлова.

«Сегодня многие понимают, что эпоха «бумажных учебников» заканчивается. - говорит Перлов. - Учебник должен мотивировать школьников развиваться, получать новую информацию, давать ответы на интересующие вопросы по теме предмета. Однако, в системе «МЭШ» есть обратная сторона. На сегодняшний день мы не имеем никаких технических параметров. Известно только, что у каждого ученика, подключенного к МЭШ, будет роутер, при помощи которого он будет подключаться к системе Wi-Fi. Роутер, как мы знаем, имеет свойство «фонить». Доску заменит светогенерирующая панель. Как все это отразится на зрении детей, никто не знает. Световые, частотные характеристики этой техники никто не замерял. Теоретически, в классе я не имею право устанавливать оборудование, которое не соответствует САНПИНам. К тому же образовательный контент в МЭШ, на мой взгляд, очень низкого качества. Почему? Потому что за качественный контент платить надо намного больше».

Тем не менее московские школы постепенно переходят на эту систему. Так, электронные журналы уже являются составной частью учебного процесса. Если этот журнал заполняется регулярно и администрация школы следит за ним, то, к примеру, учитель истории может узнать, сколько задал математик или физик и скорректировать объем своего домашнего задания. У электронных учебников есть и другие преимущества: они компактные, легкие, их всегда можно носить с собой. Кроме того, если в электронном учебнике есть гиперссылки, процесс обучения превращается для мотивированных детей в увлекательное получение новых знаний. Это – в идеале. Но как будет на практике? Вот, какое мнение высказал «Новым Известиям» директора московского центра образования "Царицыно" Ефим Рачевский:

«Бумажный учебник – это архаизм. Но, к сожалению, хороших электронных учебников очень немного. Электронные пособия часто являются версией действующего бумажного учебника. В основе электронного учебника должна быть такая опция, как диалог с теми, кто этот учебник читает. Например, если ученику попалось имя Карла Линнея, щёлкаешь на гиперссылку «Карл Линней» и узнаёшь, как он создал классификацию флоры и фауны. Такие учебники есть, но их очень мало».

В таком случае возникает вопрос: в чем смысл замены бумажных учебников на электронные? Только компактность? Или в них больше иллюстраций и эти иллюстрации лучше, чем в бумажных учебниках? Выяснилось, что и это не так. Вот, что рассказал «Новым Известиям» сопредседатель Межрегионального профсоюза работников образования «Учитель», преподаватель русского языка и литературы ГБОУ школы «Интеллектуал» Всеволод Луховицкий:

«Те, кто жалуется на печатные учебники, никогда не видели электронных учебников. Качество иллюстраций в электронных учебниках весьма низкое. Многие до сих пор черно-белые. В школах Калининграда внедряли такие планшеты ещё в 2005 – 2007 годах. Родители были в ужасе. Не говоря о том, что они не лучших фирм, потому что так дешевле для бюджета. В результате, там была очень неудобная навигация. Работать с электронными книгами очень неудобно, книгу надо постоянно листать, надо делать десяток разных закладок. На уроке это очень сложно. Дети сейчас ходят с электронными книгами, но на практике это не удобно, учителя рекомендуют принести живую нормальную книгу. Я уже не говорю о том, что если ребёнок потеряет или сломает планшет, кто его будет покупать? Школа? У школы денег нет. Значит, придётся платить родителям».

Электронные учебники стали не единственной темой в дискуссии об «Электронной школе». Больше всего вопросов – и у родителей, и у учителей, и у учеников, – к электронным доскам, которые фактически заменят учителей.

Не секрет, что многие из родителей выбирают для своего ребенка школу, исходя из личности конкретного учителя. Или учителей. Я, например, не представляю, как моя дочь воспримет замену любимого учителя математики на светогенерирующую панель с усредненным содержанием. Ведь каждый урок у этого любимого учителя – это прежде всего общение в процессе получения уникальных знаний. У настоящего учителя индивидуален каждый урок, и его отношение к каждому ученику тоже сугубо индивидуально: оно зависит от психофизики конкретного ребенка, его способностей, его характера наконец! Каким образом все это заменит электронная доска? Вот мнение директор московского центра образования "Царицыно" Ефима Рачевского:

«Фигуру учителя, его личность, никогда не заменит технический контент. Проблема еще в том, что это контент низкого качества! Я видел эти материалы. Их давать нельзя. К тому же школа лишится одной из главных своих функций – воспитательной. На мой взгляд, проект под названием «МЭШ» на сегодня не готов».

У Всеволода Луховицкого ещё более пессимистичный прогноз:

«Учителя будут всё меньше нужны, им можно будет не платить, значит, их можно сокращать. Классы можно собирать хоть по сто человек, загонять детей в актовый зал, ставить им конспект урока, а учитель – классный дядька - будет надзирать за тем, чтобы сидели ровно и не шумели. Это одна из самых страшных перспектив российского среднего образования».

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter