Рус
Eng
Секретные жертвы

Секретные жертвы

27 августа 2014, 00:00
Общество
Маргарита АЛЕХИНА
О возможной гибели 19–20 августа в бою под Луганском бойцов 76-й псковской дивизии в России заговорили после соответствующих сообщений украинских властей и СМИ, и признания родственников военнослужащих, что они утратили с десантниками связь еще 15–16 августа.

22 августа на странице «Вконтакте» одного из бойцов, 29-летнего Леонида Кичаткина, появилась запись его жены Оксаны (орфография сохранена): «Дорогие друзья!!!!!!!!! Леня погиб похороны в понедельник в 10 часов утра отпевание в Выбутах. Кто хочет с ним попрощаться приезжайте». Для связи был указан телефонный номер. Журналистам, пытавшимся дозвониться по нему до семьи Кичаткиных, отвечали люди, представлявшиеся Оксаной и Леонидом – они уверяли, что боец жив и находится в России, а его страница в соцсети была взломана.

В тот же день командующий Воздушно-десантными войсками генерал-полковник Владимир Шаманов заявил: «В нашей десантно-штурмовой бригаде все живы и здоровы». Официальный представитель Минобороны генерал-майор Игорь Конашенков утверждал, что сообщения о захвате и гибели российских военнослужащих под Луганском – «фальшивка». А экс-губернатор Псковской области Евгений Михайлов, который ныне управляет делами Совета министров непризнанной Донецкой народной республики, рассказывал журналистам, что если в зоне конфликта и есть псковичи, то только добровольцы.

Однако в понедельник информация о похоронах десантников подтвердилась. Корреспондент газеты «Псковская губерния» Алексей Семенов оказался с коллегой на кладбище в деревне Выбуты около 10:50 утра, когда у церкви Ильи Пророка проходило прощание с погибшим. «Там было большое количество людей в военной форме – около сотни. Военные автобусы, несколько легковых автомобилей, грузовик, покрытый брезентом», – рассказал «НИ» г-н Семенов. По его словам, визит на кладбище в тот раз оказался несколько короче, чем планировали журналисты: «Один из нас вскоре оказался в руках военных, которые отвели его в сторону и попытались обыскать. Состоялся очень неприятный разговор на повышенных тонах. Нам пришлось уехать».

Повторно журналисты посетили кладбище через несколько часов, когда на месте прощания уже никого не было. «Мы обнаружили свежую могилу, которая принадлежала Леониду Кичаткину. Попрощались, возложили цветы и сразу нашли еще одну свежую могилу – Александра Осипова. На ней был венок с надписью, выдававшей его принадлежность к Воздушно-десантным войскам. Фотографии на могилах соответствовали тем, которые были опубликованы на найденных ранее страницах в соцсетях», – рассказывает корреспондент «Псковской губернии». «Определенно могу сказать, что известны имена троих погибших. Это минимальная цифра. Максимальная – очень большая. Думаю, что почти все остальные уже похоронены в других местах», – считает Алексей Семенов.

Предполагаемое место гибели российских десантников – деревня Гергиевка под Луганском, рассказал «НИ» депутат Псковского областного собрания Лев Шлосберг: «По нашим данным, речь идет о бое 19–20 августа, где находилась не 76-я десантная дивизия, а некое другое формирование, которое было создано, скорее всего, временно и формально не было связано с российскими вооруженными силами. Следовательно, среди погибших могут быть не только псковские десантники». Такого же мнения придерживается и Семенов: «Скорее всего, эти люди расторгли контракты с российскими вооруженными силами и заключили их с кем-то другим. Получилась некая сводная рота из представителей разных подразделений. Так, в списке, якобы найденном украинцами на поле боя, есть Кичаткин, но нет Осипова, который служил в другом подразделении».

Информацию о предполагаемом месте гибели десантников Шлосбергу, по его словам, передал отец похороненного в воскресенье Александра Осипова майор ВДВ Сергей Осипов: «Он сказал, что его сын погиб под Луганском и что именно он сподвиг парня поступить в десантный полк. По словам Осипова-старшего, причиной гибели формирования стал минометный обстрел – людей просто накрыло огнем, и они оказались лишены возможности как-то из-под него выбраться».

С другими родными погибших общаться сейчас, по словам Шлосберга, невозможно: «Эти люди жестко блокированы информационно. Им дали понять, что их общение со СМИ нежелательно, а телефоны принадлежат другим лицам». По информации депутата, об угрозе невыплаты компенсаций родным, если они будут распространяться об обстоятельствах гибели десантников, в городе говорят открыто: «Им пояснили, что статус их родных был особенным. Руководство страны публично заявляет, что российские вооруженные силы не присутствуют на территории Украины, не ведут боевых действий, не несут потерь. Нет приказа верховного главнокомандующего, министра обороны, руководства ВДВ. Они там «добровольцы». И тем самым они являются нарушителями Уголовного кодекса. Люди, связанные с дивизией, говорят об этом совершенно прямо».

Журналист Семенов предполагает, что если десантники действительно расторгли контракты с ВС, рассчитывать на компенсации их родственники по закону не смогут: «Поэтому их родные находятся в уязвимом положении».

В псковский Комитет солдатских матерей родственники погибших не обращались, рассказала «НИ» замруководителя организации Людмила Ласточкина: «Жены контрактников обращаются только по поводу учений – что слишком долго они проводятся». Не жалуются родные погибших и в федеральный Союз комитетов солдатских матерей, подтверждает «НИ» глава организации Валентина Мельникова: «От тех, кто был отправлен на Украину, пока ничего не слышно».

Пока что до правозащитников смогли добраться только родственники Ильи Максимова – уроженца Саратовской области, который проходил службу во все той же 76-й дивизии ВДВ. В отличие от Кичаткина и Осипова, его судьба остается неизвестной, рассказала «НИ» руководитель саратовского комитета солдатских матерей Лидия Свиридова: «О том, что он якобы погиб, его родные узнали из соцсетей. Они начали бегать по военкоматам, но там с ними просто никто не разговаривал. И до сих пор никакой официальной информации у нас нет, мы пользуемся только соцсетями».

По словам Свиридовой, после того, как она кинула клич в Facebook, к ней обратилась женщина из украинского волонтерского отряда, занимающегося установлением личности погибших военнослужащих: «Она рассказала, что большое расследование, в том числе и о Максимове, провели местные телевизионщики. И предупредила, что информация о нем – «плохая». Слово «погиб» она не произносила». Затем Свиридовой позвонил отказавшийся представляться мужчина и сообщил, что Илья Максимов жив, но арестован: «И если его родители признают, что сын находится на Украине как доброволец, он лично поспособствует его возвращению. Я потребовала дать гарантии. Он заявил: «Не в вашем положении ставить нам условия».

Свиридова говорит, что в саратовский комитет начали поступать звонки от родственников призывников, отправленных на учения ВДВ в Южном федеральном округе: «Их детям очень настойчиво предлагают подписать контракт. Я прошу родителей быстро составить заявление и отправить мне по факсу, чтобы мы могли начать работать. До сих пор ни одного такого письма не поступило».

Информацию о принуждении к контрактной службе подтвердила и Валентина Мельникова: «Бойцов Рязанской десантной дивизии отправили на учения в Ростовскую область. Всех заставляют подписать контракты. Но пока жалобы не персонифицированные». Впрочем, по мнению общественницы, с возможностью отправки на Украину это может быть и не связано: «Вдруг у них план по контрактам». Вместе с тем Мельникова признала, что пока все подобные жалобы идут именно с приграничного юга страны.

На кладбище в Выбутах напали на журналистов

Как сообщил вчера вечером корреспондент «Дождя» Владимир Роменский, на него было совершено нападение на кладбище в деревне Выбуты под Псковом. По словам г-на Роменского, когда он, а также корреспондент «Русской планеты» Илья Васюнин прибыли на кладбище в Выбутах, где накануне были похоронены десантники псковской дивизии, их уже ждали несколько машин. Двое неизвестных стали забрасывать их машину камнями и попытались разбить стекла, а также прокололи шины автомобиля. Журналистам удалось скрыться с кладбища. Ранее они сообщали, что получали угрозы от неизвестных, которые потребовали уехать в Москву «на первом же поезде».
По материалам tvrain.ru

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter