Рус
Eng

Опасное удобство: сервисы по доставке еды провоцируют одиночество

Опасное удобство: сервисы по доставке еды провоцируют одиночество
Опасное удобство: сервисы по доставке еды провоцируют одиночество
27 мая 2019, 11:54Общество
Уже больше половины москвичей предпочитают не выезжать за пределы своего района.

Тревожную тенденцию во вроде бы удобном и быстро развивающемся городском сервисе подметил общественный деятель Петр Шкуматов:

«Прочитал статью про то, как в Москве бурно растут сервисы доставки еды, которыми пользуется уже 62% жителей города, а рестораны уже переходят на модель dark kitchen, то есть заведение без зала для посетителей, просто кухня и место для ожидания курьеров известных сервисов доставки. Для подобных заведений есть реальная экономия на аренде, ведь готовить можно в самой что ни на есть промзоне в металлическом ангаре, где цена квадратного метра примерно на порядок (если не на два) меньше, чем в торговых центрах. Для клиента тоже есть профит - он заказывает ресторанную еду, которую можно готовую съесть дома, не готовя, никуда не выезжая (а значит не имея геморроя с пробками, парковками, помощниками Москвы, камерами и прочей живностью). А еще можно выпить алкоголь не по 3000 за 50 мл, а по 1600 за 500 мл.

Этот факт подан как великое достижение прогресса и нашего урбан-паши. И они будут стремиться увеличить число таких людей ещё интенсивнее.

Теперь давайте сопоставим всю эту картину с данными от московской мэрии, которая по данным от сотовых операторов недавно выяснила, что половина жителей города вообще за пределы своего района не выходит в течение дня. И картина будет совсем завершенной. Да, это прямо матрица. Ячейка, в которую доставляют еду и из которой человек не выходит, зарабатывая электронные деньги прямо не отходя от обеденного стола. Только в матрице это выглядело очень технологично, а в реальности оказалось, что всё весьма прозаично и ячейки железобетонные, а поля всего лишь застроены "человейниками".

Это не только российская проблема, например, в Японии есть примерно 10% населения, которые вообще не выходят никуда из дома и их называют, если мне не изменяет память, хикки. Хикки (не путать с хиппи) - это абсолютные затворники. Частичное затворничество, как это происходит в Москве, явление не изученное и цифр нет. Но, уверен, что там, в Японии, происходит примерно то же самое и по сути и по пропорциям. Почему? Я думаю, что проблема в превышении плотности населения. Если людей вокруг становится слишком много, то включаются скрытые механизмы ограничения численности популяции, в том числе такое "социальное самоубийство", когда человек добровольно уходит из социальной жизни, но не из физической.

Самое печальное в том, что у нас социальное самоубийство половины населения считается великим достижением, в то время как в Японии это считается грандиознейшей социальной проблемой и её пытаются решить разными способами, расшевелив хикки и заинтересовав их чем либо в оффлайне, облегчив передвижение. Ведь то, что больше половины жителей не мобильны - это уже близко к катастрофе. Неважно где, в Токио или в Москве.

(Пост должен закончиться песней "Всё хорошо, прекрасная маркиза")...»

Многие из комментаторов этого поста согласились с автором:

Например, Елена Гращенкова выразилась еще пессимистичнее:

«Это путь назад к животному существованию. Ресторан - это не просто набить утробу. Это эстетическое наслаждение, от обстановки, от интересной площадки, от беседы, от окружающих людей, видов, атмосферы, музыки, и т д.

Доставка готовых блюд - это как моему коту возят еду, потому что он - хикикомори.

Сама никогда не пользовалась, за исключением нескольких дней, когда у меня сгорел холодильник...»

С ней согласна и Елена Караева:

«Это ужасная тенденция. При этом в Европе специально делается всё, чтобы привлечь людей. Только так города и выживают...»

Серафим Мелентьев вообще нарисовал антиутопическую картину:

«Надо пищепроводы подводить вместе с ХВС, ГВС и канализацией. Подошёл, кран открыл, употребил питательную жидкость и дальше "овощишься на удалёнке". Только зачем вообще нужны люди? Роботы же ж лучше сделают...»

А Манана Набокова описал свой собственный опыт:

«Это факт, и эта тенденция обрисовалась довольно давно, лет 10 назад. Сделать так, чтобы люди вообще особо не выходили из дома. Году в 13-м я уже прямо на себе очевидно ощутила, что внешняя городская среда стала настолько враждебна, что я стараюсь за пределы территории посёлка (переехала тогда как раз из Москвы в недальний лес) лишний раз носу не показывать, и уж тем более избегать по возможности собственно Москвы. И тогда было уже совершенно ясно, что оккупанты на это именно и работают, и у них действительно выходит максимально подавить любое желание внешней активности...»

Правда, нашлись и такие, кто не считает эту тенденцию особенно опасной.

Так Антон Федоров написал:

«Доставка еды хороша не потому что люди не хотят ходить в рестораны, а потому что люди не любят готовить а любят вкусно есть, а тут профессионально приготовленные блюда становятся доступными... Затворничество тут вообще не при чем. У нас и так полстраны затворничают с пивом перед телевизором и на улицу не выходят, потому что им просто лень...»

А Николай Казанцев вообще не видит никакой проблемы:

«То есть сидящий в ФБ, инстаграме и пр. не участвует в социальной жизни ?. Нужно обязательно для социальной жизни перемещать бренные тела в другие места ( как в мультике об истории почты древний человек высек письмо на камне, взвалил на плечо, отнес и поставил у пещеры адресата) ? Люди разные, поведение и активность в перемещениях разная, не стоит имхо экстраполировать линейные тренды.Иначе будет как с той индюшкой, вера которой в благополучную сытую жизнь крепла постоянно вплоть до Дня Благодарения. Я, например, много помогал людям с правовой помощью людям в Интернете. И когда нужно была кровь дочке для операции опухоли на мозге, в пункт переливания крови Боткинской больницы пришло столько людей, что впервые за годы сотрудники не смогли принять кровь даже у половины. А вживую из них я почти никого не видел. Да и там многие между ними впервые познакомились в реале, в инете были меж собой хорошо знакомы. У меня есть теплые и доверительные отношения с несколькими десятками людей, которых я вживую никогда не видел. А в реале таких, пожалуй, меньше...»

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter