Рус
Eng

Жизнь в тени

Жизнь в тени
Новость

27 мая 2015, 00:00
Существование теневой экономики и самообеспечения вне больших городов страны позволило России пережить кризис и введение санкций без больших потерь. Об этом вчера заявили авторы пятилетнего исследования социологов НИУ ВШЭ, посвященного структуре российского провинциального общества. По мнению ученых, речь идет о сослов

В обществе, живущем вне больших городов, сегодня процветает неформальная экономика и распределенный способ жизни (когда человек попеременно живет в нескольких местах), а само оно имеет сословную структуру. К таким выводам пришли авторы исследования «Социальная структура российского провинциального общества», проведенного с помощью фонда поддержки социальных исследований «Хамовники». «Кризис на самом деле испугал только жителей больших городов, остальная часть населения даже не шелохнулась», – сказал руководитель проекта, профессор факультета социальных наук НИУ ВШЭ Юрий Плюснин. По мнению ученых, сравнительно легко пережить тяжкие времена российской провинции позволила «неофициальная» экономика: «К ВВП Росстат приписывает 40% теневой экономики. По нашим данным, она существенно выше. Иначе на нас бы очень сильно подействовал кризис и санкции. Страна стоит на очень прочном фундаменте. Этот фундамент не описан и живет по своим законам, поскольку для государства его не существует», – добавил председатель экспертного совета фонда, заведующий кафедрой местного самоуправления соцфака НИУ ВШЭ Симон Кордонский.

Речь идет о ситуации, когда люди сами себя обеспечивают, официально нигде не работая и не платя налоги. Так, в провинциальном обществе распространено натуральное хозяйство или дачная экономика, ориентированная на личное подсобное хозяйство, а также собирательство и промысел. Дачная экономика доминировала после распада СССР и вновь становится популярной. Еще один тип экономики – «гаражная». Что только люди не производят в своих гаражах: от запчастей для импортных автомобилей до мебели. Интересно и такое явление, как «распределенные мануфактуры». Так, в определенной местности организовывается производство товаров (услуг), при котором отдельные операции распределены между домохозяйствами, специализирующимися на отдельных компонентах производственного цикла. При этом все домохозяйства взаимозависимы и в совокупности образуют типичную мануфактуру (полный цикл, ручное производство, разделение труда, наемный труд). Так, в городе Лабинске Краснодарского края существует меховая мануфактура: 10 тысяч семей заняты связанной с ней деятельностью. Одни выращивают животных, другие обрабатывают шкурки, третьи шьют изделия, четвертые их продают и так далее. Почти 100% населения Урюпинска в Волгоградской области и Новохоперска Воронежской области включены в работу пуховой мануфактуры.

«Не менее трети всех сельских семей живут за счет водных и лесных ресурсов страны, которые никак не контролируются государством», – рассказал «НИ» Юрий Плюснин. По его словам, официальный бюджет каждой семьи нужно умножать минимум в два раза. «Лесник, например, вывозит 600 кубов леса в месяц. При этом 100 кубов он заявляет официально, а с остальных налоги не платит. Вообще четыре пятых ресурсов леса идет мимо официальных каналов. Не стоит забывать также про ягоды, грибы, мох, травы, рыболовство. Люди собирают все это, продают и получают свой доход», – объясняет социолог. По его мнению, именно от провинциального общества зависит стабильность государства, ведь при такой самоорганизации и самообеспечении России не страшен любой экономический кризис. Все эти явления, по словам ученых, на какое-то время пропадали, но были возобновлены.

Авторы исследования сделали еще несколько важных выводов. Так, поскольку в России экономика не рыночная, а ресурсная, ей соответствует сословная социальная структура. Однако одна структура навязывается государством, а другая – самими гражданами, так как их самоопределение зачастую не совпадает с ориентированием государственным. В российском обществе, по данным социологов, представлены четыре сословные группы в следующем соотношении: власть (5%), народ (66%), предприниматели (15%), маргиналы (13%). Интересно, что в провинции статус человека определяется вначале влиянием и общественным авторитетом, затем «клановой» принадлежностью к родам, этническим группам, профессиональным или криминальным группировкам, потом официальным статусом в системе органов публичной власти. Уровень дохода далеко не на первом месте.

Также исследователи отметили такое явление, как отходничество. В данном случае человек просто уезжает в промышленный центр для заработка, а затем возвращается домой. Еще одна особенность существования населения страны – распределенный способ жизни. Люди живут на два, три, четыре, пять домов. У одного человека может быть дом в деревне, в городе, в другом городе и так далее. Характерный пример такой ситуации – люди родом из провинции с оставшимися там социальными связями, которые большую часть времени живут и зарабатывают в крупном городе, рядом с которым у них есть еще и дача. В каждом месте у такого россиянина будет свой социальный статус. Таким образом, для людей становится характерно «разбегание по пространству страны и непостоянство обитания», а также «приливно-отливной характер заселения отдельных территорий».

«В итоге сегодня у нас есть две стороны – видимая и невидимая государству. И обе они подпитывают друг друга, не подозревая о взаимном существовании», – заметил Симон Кордонский.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter