Рус
Eng
Красный нос и белый халат

Красный нос и белый халат
Новость

27 мая 2013, 00:00
Этим летом в столичном саду «Эрмитаж» пройдет первый в России фестиваль больничной клоунады. Если за рубежом больничные клоуны включены в штатное расписание многих клиник, то в нашей стране это явление только зарождается. Корреспондент «НИ» понаблюдала за работой клоунов в столичном ФНКЦ детской гематологии, онкологии

На девятом этаже огромного медицинского центра за неприметной дверью есть комната, в которую мечтал бы попасть каждый ребенок. Там разложены маски, игрушки, погремушки, красные носы, рожки, клоунские костюмы и старый чемодан с реквизитом. Там же переодеваются больничные клоуны – Вадим-Чап, Олег-Фил, Настя-Актимальдина и Костя-Пчела – руководитель некоммерческого проекта «Больничные клоуны» Константин Седов. Они развлекают пациентов детских больниц уже два года.

В «Больничные клоуны» берут только профессиональных актеров, которых затем готовят три-пять месяцев: создается индивидуальный образ, потом новички стажируются. «Когда клоун раз в месяц приходит в больницу – это не работа, а халтура. Работа – это когда он приходит регулярно, системно, когда дети его ждут», – говорит Костя. Сейчас в команде 27 клоунов, которые работают дважды в неделю по 2,5–3,5 часа.

Перед тем как попасть в отделение гематологии и онкологии, нужно продезинфицировать руки, надеть одноразовый халат, шапочку, маску, бахилы. Первый визит – в ординаторскую. Клоуны беседуют с дежурным врачом и помечают, в какие палаты заходить нельзя – там лежат дети после химиотерапии, когда организм ослаблен и смертельной может стать любая инфекция из внешнего мира.

Игровая комната для самых маленьких. Двухметровый Костя, как положено пчеле, бьется о стеклянные двери. Детей эти нелепые попытки попасть внутрь очень веселят. Наконец Настя распахивает дверь, и Олег с Вадимом начинают пускать пузыри. Навстречу клоунам выходят несколько девочек двух-трех лет. Вслед за девочками идут их мамы, которые передвигают капельницы. Мамы тоже улыбаются клоунам, только смех у них какой-то нервный.

Иногда дети боятся клоунов. «У нас с Костей был случай, когда ребенок плакал, убегал, прятался, хотя мы не делали ничего страшного. Но в одно из наших посещений ребенок вылез из-под кровати и начал с нами общаться», – рассказывает Вадим. А Костя говорит, что за рубежом больничная клоунада существует уже 30 лет и в клиниках США, Канады, Франции и Израиля клоуны состоят в штате в качестве реабилитологов: «Поэтому мы приглашаем иностранных клоунов для обмена опытом. Скоро в Москву приезжает основатель американской больничной клоунады Clown Care Unit Майкл Кристенсен».

Идем к детям постарше, 7–10 лет. Все пациенты худенькие, в масках на пол-лица. На масках – зверушки, похожие на бегемотиков. Олег и Настя показывают фокусы. Потом девочка в маске выхватывает у клоунов сачок и начинает бегать за Костей с криком: «Бабочка, я тебя поймаю!» Когда клоуны собираются уходить, девочка в маске загораживает проход и требует шарики. Костя обещает принести ей в следующий раз.

«Ребенок чувствует, что даже в больнице у него есть детство, и с ним может кто-то играть. Мы создаем игровую ситуацию и проигрываем с детьми их страхи, выводим агрессию, панику, отвлекаем. Когда у детей нет двора, садика и школы, то садик и школа приходят к ним в виде «недалеких людей», которые любят свет включать-выключать и копаться в чужих вещах», – кивает Костя в сторону своих коллег.

В столице «Больничные клоуны» приходят к детям в РДКБ, НИИ им. Бурденко, ДКБ им. Сперанского, НИИ им. Блохина, Морозовскую и Филатовскую детские больницы. Клоуны также ездят в Казань, Ростов-на-Дону, Санкт-Петербург и Орел, обучают местных артистов.

В подростковом отделении почти все пациенты с капельницами и с ноутбуками. Некоторые общаться с клоунами не хотят. Вот 16-летняя Оля, таща за собой капельницу, скрывается от пестрой толпы за углом. В одной из палат клоун Костя вновь с ней сталкивается, а она, улыбаясь, вновь сбегает. Клоун трагично кричит вслед девочке: «Иди! Ну не любишь ты меня, ну и что! Пострадаю и забуду!»

К лежащей в кровати с ноутбуком Лене клоун Костя подходит с деловым предложением: «Я друзей «Вконтакте» за деньги добавляю. Сто рублей заплатишь, и я тебя добавлю. О, да у тебя айфон. Лена, надо делиться с ближним». Девушка смеется. Проболтав с ней еще какое-то время, клоун уходит: «Ладно, я потом приду. С тебя ноутбук, айфон и что-нибудь еще».

Тем временем в соседней палате Настя и Олег играют в дракона и принца. «Я самый-самый настоящий принц», – робко говорит Олег и просит руки у лежащей в палате девушки.

Обход клоунов завершается спустя три часа. «Часто думают, что детская больница – это хоспис, где маленьких пациентов провожают в последний путь. Но это не так! Детей здесь лечат, и они выздоравливают! И странно будет не помочь им в этом, если хоть малая доля этой помощи в твоих руках», – говорит Костя. А на лестнице между этажами плачет женщина и рассказывает по телефону что-то про осложнения.

КСТАТИ

Опрошенные «НИ» психотерапевты единодушны в том, что клоуны в больницах нужны. «Человек неважно большой или маленький, сидит в четырех стенах, у него тяжелая проблема. Он окружен такими же больными, занятыми своим делом врачами и плачущими родителями. Когда в палату влетает клоун – это яркая «птичка», своеобразный привет с воли: дорогой, есть еще большой мир, ты выздоровеешь, вернешься!» – поясняет психотерапевт Марина Берковская. По ее словам, некоторые дети панически боятся клоунов, но таких детей – меньшинство. Психотерапевт Александр Васютин считает, что больничные клоуны должны быть не только артистами, но и психотерапевтами: «Есть такой метод психотерапии – смехотерапия. Известно несколько примеров, когда люди, которым поставили диагноз рак, выздоравливали после этого».

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter