Рус
Eng

Страсти по ЭРВУ: слабовидящие борются за ГОСТ, от которого зависят их жизни

Страсти по ЭРВУ: слабовидящие борются за ГОСТ, от которого зависят их жизни
Страсти по ЭРВУ: слабовидящие борются за ГОСТ, от которого зависят их жизни
26 ноября 2021, 16:42Общество
Экс-вице-президент Всероссийского общества слепых Лидия Абрамова откровенно рассказала о проблемах вокруг ЭРВУ, которые закупаются государством для инвалидов

Александр НЕФЕДОВ

В Росстандарте вот уже несколько месяцев обсуждают будущий ГОСТ по электронным ручным видеоувеличителям.

Эти самые ЭРВУ (электронные ручные видеоувеличители) - по сути главные приборы для слабовидящих, позволяющие читать с многократным увеличением любой текст, что угодно. Такие приборы размером с габаритный мобильник, в России слабовидящим выдают бесплатно - всем, у кого они указаны в индивидуальной программе реабилитации. То есть, государство закупает эти приборы у производителей и обеспечивает ими инвалидов. При этом к качеству ЭРВУ, которые выдаются людям в регионах, много вопросов. Во-первых, ЭРВУ без должной частоты смены кадра позволяют читать только этикетки и ценники. Во-вторых, слабовидящие жалуются, что после использования некоторых моделей начинает ухудшаться остаточное зрение. Самое простое в такой ситуации - выбросить такой прибор. За который госбюджет уже заплатил приличные деньги.

И от будущего ГОСТа зависит очень многое. Ведь примерно за те же деньги можно покупать давно зарекомендовавшие себя на международном рынке ЭРВУ.

«Наш ГОСТ ВОС блокирует уже два года»

О проблемах с ЭРВУ и тендерами мы побеседовали с бывшим вице-президентом Всероссийского общества слепых (с 1998 года отработала на этом посту более 20 лет, - Авт.) Лидией Абрамовой. Лидия Павловна - международный эксперт по доступной среде, до недавнего времени возглавляла Экспертный совет ВОС. Много лет она возглавляет российскую Федерацию спорта слепых. Есть еще один важный момент, отличающий Лидию Павловну от большинства экспертов, которые теперь решают, какие приборы подходят инвалидам по зрению, а какие нет: она - сама слабовидящая. То есть, с проблемой знакома не понаслышке.

Лидия Павловна, вам когда-нибудь приходилось слышать жалобы от слабовидящих, которые получают или получали по ИПР электронные ручные видеоувеличители?

К сожалению, жалоб на ЭРВУ всегда было много. Вы же прекрасно понимаете, как для слабовидящих важно, чтобы качество видеоувеличителей было таким, чтобы не вредило зрению. И да, некоторые модели просто ухудшают остаточное зрение, которым мы, инвалиды, очень дорожим. Жалобы были постоянно. Например, нашим экспертным советом, в который входили реальные инвалиды по зрению, являющиеся сертифицированными экспертами, был разработан ГОСТ для ЭРВУ. Мы приглашали производителей, представителей Росстандарта, то есть проводили, по сути, общественное обсуждение. В этом процессе участвовало большинство субъектов РФ - потому что у нас эксперты из более 70 регионов, субъектов РФ.

Подождите. То есть, ГОСТ уже существует? Тогда что же пытаются принять сейчас?

Наш ГОСТ так и не был принят. В течение двух лет представителями ВОС блокируется этот обсужденный, разработанный самими инвалидами по зрению госстандарт на ЭРВУ. Новый вариант, который сейчас обсуждают, по моей информации поступил от технического эксперта ВОС Сергея Макарова (это эксперт ИПТК «ЛОГОСВОС» - подшефной ВОС организации, - Авт.). В обсуждении участвуют в том числе и сертифицированные эксперты. И многие не соглашаются с той версией, которую вынесли на обсуждение.

«Импортозамещение кто-то удачно разыгрывает в свою пользу»

Вы говорили, что жалоб на ЭРВУ, которые инвалиды получали от государства, много. Почему их тогда закупают?

Потому что в субъектах РФ в тендерах прописываются неточные, нечеткие технические задания. А заключения на низкокачественные устройства даются техническими представителями ВОС. Тем самым они выводят такие товары на рынок госзакупок. Самый главный фактор для ЭРВУ - это частота смены кадров. Она должна быть высокой, чтобы не вредить остаточному зрению людей с инвалидностью по зрению. Этот фактор является превалирующим, но в техзаданиях его почему-то не учитывают, как основной фактор.

Слабовидящие нам рассказывают, что цены на эти устройства, прописанные в документах - такие же, как на приборы, которые давно себя зарекомендовали с лучшей стороны. То есть отечественный прибор, к которому есть вопросы, например, от екатеринбургской компании «Круст», стоит как хороший импортный ЭРВУ. Почему так?

Ну, здесь много аспектов. Одна из причин - это переход на импортозамещение. Но на самом деле, мне кажется, эту тенденцию кто-то удачно разыгрывает в свою пользу. Потому что запрета на такую поставку зарубежного производства в России нет. И вы совершенно правильно говорите, что много зарубежных моделей примерно той же ценовой категории, которые имеют прекрасные показатели, параметры и используются слабовидящими, не вызывая нареканий.

Многие считают, что кто-то в регионах в техзаданиях для ЭРВУ прописывает функции, которые есть только в приборах «Круста». Обычно это какие-то бесполезные функции, которые другие производители просто не используют. И это обеспечивает компании «Круст» победу на аукционах.

Да. Я это слышу постоянно, это часто обсуждают в интернете в группах инвалидов по зрению. Главная функция ЭРВУ - увеличение текста. Больше, в общем-то, никаких других функций и не нужно. Но в некоторых регионах действительно как будто кто-то специально пишет техзадания, которые гарантируют победу только одной компании. К сожалению, такой фактор имеет место быть, и с ним нужно бороться. Конкуренция должна быть честной.

Почему мы имеем то, что имеем

Внимательно читаю отзывы инвалидов по зрению к продукции разных компаний. Претензии - только к приборам компании «Круст». Что с ней не так?

Я не знаю, что с ней не так. Вопрос в другом. Почему приборы какого бы то ни было производителя, вызывающие столько вопросов, проходят сертификацию? И тут два варианта. Если приоритет - помощь инвалидам по зрению, то главным критерием технического средства реабилитации должна быть функциональность. А если другие цели ставятся, исключительно коммерческие, тогда мы имеем то, что имеем.

На ваш взгляд, кого обязательно нужно было вводить в рабочую группу для обсуждения ГОСТа?

В рабочую группу обязательно должны входить сами пользователи, являющиеся при этом экспертами, чей уровень подтверждается сертификатами. С ЭРВУ постоянно сталкиваются и специализированные библиотеки для слепых, и коррекционные школы, где детей обучают пользоваться электронными ручными видеоувеличителями, а также другими приборами. Там наверняка есть очень хорошие эксперты. Но и в нынешней рабочей группе имеются специалисты и инвалиды по зрению из числа экспертов, которые пока не сдаются, я бы так сказала. Не идут на поводу и не принимают вариант ГОСТа, который был разработан и представлен от имени Всероссийского общества слепых.

Кто решает, каким будет стандарт

Почему у профильных официальных органов до утверждения ГОСТ по ЭРВУ руки дошли только сейчас, непонятно. Но госстандарт остро необходим и это, конечно, всем понятно. Вот только каким он будет?

Тут нужно вкратце объяснить, как происходит обсуждение.

По-хорошему, перед началом обсуждения чего-то важного, хорошо было бы вынести подготовленный документ на всеобщее обозрение. В интернет выложить, например. (между прочим, так поступают со многими законопроектами, которые выносятся в Госдуму, - Ред.). Чтобы любой слабовидящий или компетентный эксперт из любой точки страны мог почитать текст проекта будущего ГОСТ, прислать в подкомитет свои соображения. Тамошние спецы могли бы посмотреть, о чем пишет «народ» и, соответственно, учесть это при обсуждении.

Но нет. Ничего этого здесь не было. В обсуждении госстандарта по ЭРВУ принимает участие лишь ограниченный круг лиц. Кто в него входит, уже детально разбирали журналисты издания «Аргументы Недели».

«Неоднократно обращали внимание ВОС…»

В самом начале нашего разговора Лидия Абрамова упомянула, что нынешний ГОСТ по ручным видеоувеличителям разработан техническим экспертом ВОС Сергеем Макаровым. При этом у многих коллег к нему неоднозначное отношение. Потому что до прихода в ВОС Макаров занимал пост генерального директора компании «Круст», которая производит приборы для инвалидов по зрению и частенько выигрывает тендеры на их поставки. При том, что как говорилось выше, к этой технике много вопросов у самих инвалидов.

Лидия Павловна, на ваш взгляд, может ли бывший гендиректор компании, которая производит технические средства реабилитации для инвалидов, быть беспристрастным, если от него зависит сертификация продукции этой же компании?

С одной стороны, дело не в должности, которую человек занимал раньше и какую занимает сегодня. Человек может работать в любой организации. Главное - его моральные принципы и приоритеты. Если этот представитель заинтересован в помощи слепым, и техсредства, которые производит его бывшая компания, не навредят инвалидам, то тогда нет проблем. Но, с другой стороны, здесь от его решений во многом зависит благосостояние бывшей компании и ее участие в новых тендерах. Когда я была в экспертном совете, мы неоднократно обращали внимание ВОС на этот фактор. Ведь речь идет о деньгах. Об очень больших деньгах, которые государство платит за технические средства реабилитации для инвалидов.

Сам эксперт ВОС Сергей Макаров на вопрос о его связи с «Крустом» ответил нам так:

- Я работал в «Крусте», но сейчас работаю в «ЛОГОСВОСе». У нас в стране это не запрещено законом. Понятно, если бы я был учредителем и директором какого-то коммерческого предприятия и одновременно, как говорится, топил бы за него - это незаконно, конечно. Тут можно было бы и хайп поднимать… А так - ну работал и работал. И что? К тому же это было 10 лет назад. Ну вы вспомнили!

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter