Рус
Eng
«Я бы его каждый день бил»

«Я бы его каждый день бил»

26 ноября 2013, 00:00
Общество
Александра НЕМИРОВА
Вчера Мещанский суд Москвы завершил допрос артиста Большого театра Павла Дмитриченко, обвиняемого в организации нападения на худрука ГАБТа Сергея Филина. Дмитриченко заявил, что не снимает с себя моральной ответственности за случившееся и готов отдать Филину все свои деньги. Подсудимый также сообщил, что подписывал при

В первые минуты заседания гособвинитель ходатайствовала о том, чтобы запретить представителям СМИ использовать любую компьютерную технику, дабы они не смогли, как в прошлый раз, транслировать заседание в Интернет. При этих словах присутствующие в зале журналисты (которых было не меньше 30 человек) сильно напряглись. Судья же предложила решить этот вопрос в организационном порядке и просто попросила прессу не транслировать заседание онлайн, при этом разрешила репортерам записывать выступления на диктофон. Все вздохнули с облегчением.

После продолжился допрос Дмитриченко. Адвокат подсудимого задавал вопросы, на которые Павел уже отвечал: он повторил свой рассказ о его отношениях с Филиным, о конфликтах в театре. Далее вопросы начали задавать представители Филина. Адвокат истца поинтересовалась, каково отношение Дмитриченко к иску, предъявленному ему Сергеем Филиным (в этом иске Филин требует выплатить ему моральную компенсацию в 3 млн. рублей и физическую – в размере 500 тыс.). Дмитриченко ответил, что «моральной ответственности» по отношению к Сергею он с себя не снимает. На вопрос судьи, сколько он готов выплатить, Дмитриченко ответил: «Я не знаю, не могу торговаться. Если бы у меня было 10 миллионов, я бы все отдал».

«Что вы имеете в виду под словами моральная ответственность?» – уточнила представитель Филина. «Если бы я мог знать, что произойдет с Филиным, я бы все сделал, чтобы этого избежать», – ответил подсудимый. Представитель истца спросила, зачем Дмитриченко жаловался Заруцкому на Филина в личных беседах. Дмитриченко возразил, что он не жаловался, а просто рассказывал о своих проблемах в театре. На что адвокат отреагировала неожиданно: «Вы со мной не пререкайтесь! Для чего вы жаловались Заруцкому на Филина?»

После того как вопросы закончились, судья около часа зачитывала показания Дмитриченко, в том числе и те, которые он давал при задержании. По этим показаниям получилось, что Дмитриченко заплатил 50 тыс. рублей Заруцкому, чтобы тот побил Филина, а конкретно – ударил его в нос и в корпус. Однако Дмитриченко заявил, что оглашенные показания он не подтверждает, что в них многое скомкано и не точно записано. Он заявил, что показания он подписывал, но не читал их, потому что допрос проводился с 2 часов ночи до 6 утра: «Я устал, был на ногах с 6 утра, меня не кормили. Конечно, я все подписал».

При этом на вопрос гособвинителя, оказывалось ли на него давление, Дмитриченко сказал, что ничего плохого про полицейских говорить не хочет. Судья решила выяснить, по всем ли правилам проводилась дача показаний, но Дмитриченко отвечал, что был в разбитом состоянии и ничего не помнит.

«Первый документ, который я прочитал в трезвом уме, был уже, когда я сидел в Бутырке», – пояснил он. «Значит, не читал, но подписывал?» – «Да, ваша честь». Затем Дмитриченко рассказал, что перед дачей показаний на него оказывалось давление со стороны сотрудников полиции, а следователь Дмитрий Алтынов склонял его назвать заказчиком преступления Цискаридзе или замдиректора театра. «И еще одно лицо, которое я называть не буду, а то меня точно посадят», – добавил Дмитриченко.

Когда это выяснили, судья вернулась к показаниям подсудимого. «О том, что побить человека – это тоже уголовно наказуемое деяние, вы не думали?» – спросила Дмитриченко судья. «Ну как-то об этом, ваша честь, не думал».

После этого представитель Филина опять набросилась на подсудимого: «Скажите, а чего вы Филина сами-то не побили? Почему вы как мужчина не набили ему морду?» «Если бы у меня было желание побить Филина, я бы его каждый день бил. А Заруцкий навязчивый человек, это он хотел. Человек предложил, я был не против», – спокойно ответил Дмитриченко.

Через три часа после начала заседания в зал суда пригласили Николая Цискаридзе. Он рассказал, что Дмитриченко какое-то время ходил заниматься к нему в класс и был одним из лучших молодых танцоров в театре. Назвал его очень добрым человеком. Про Филина же сказал, что он всегда был слишком эмоциональным человеком: «Он всегда всех оскорблял и орал на всех». Цискаридзе также подтвердил показания Дмитриченко о том, что конфликты между ним и Филиным происходили из-за того, что Дмитриченко пытался защищать права своих коллег по театру.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter