Рус
Eng
Заместитель председателя Комитета лесного хозяйства Московской области Николай Кобозев

Заместитель председателя Комитета лесного хозяйства Московской области Николай Кобозев

26 октября 2012, 00:00
Общество
Анастасия МАЛЬЦЕВА
Нынешней осенью в Подмосковье зафиксировано несколько случаев, когда арендаторы не пускали граждан в леса либо требовали с них плату за вход. Подобные действия незаконны, утверждает в беседе с «НИ» заместитель председателя Комитета лесного хозяйства Московской области Николай КОБОЗЕВ. Наш собеседник также объяснил, поч

– Николай Васильевич, нам в редакцию поступали жалобы о том, что арендованные участки подмосковных лесов часто бывают огорожены, и граждане туда не могут попасть. А в Комитет лесного хозяйства такие жалобы поступают?

– В Комитет, образованный 1 июля этого года, уже поступило огромное количество жалоб. Среди них есть и те, которые касаются незаконного ограничения доступа в лес. По всем нарушениям проводятся проверки, виновные привлекаются к ответственности, вплоть до уголовной. Инспекторы лесничеств выдают нарушителям предписания, обязывающие их устранить нарушения. Наши специалисты выявляют не только несанкционированные заборы, но и незаконную рубку, добычу ископаемых, захват земель.

– Сколько на данный момент участков лесного фонда сдано в аренду?

– По состоянию на 1 июля текущего года сдано в аренду около шести тысяч гектаров леса. Это немного, всего лишь 0,3% от общей площади лесного хозяйства Подмосковья.

– Ограничение доступа в арендованный лес незаконно?

– Сейчас – да. Запретить людям заходить в лес по закону можно только в целях обеспечения пожарной и санитарной безопасности. Но до момента вступления в силу Лесного кодекса в 2006 году арендаторы могли возводить заборы согласно договору аренды и проекту освоения лесов. Но и забор не должен был преграждать людям доступ в лес. Можно сказать, что даже если забор имеется в проекте освоения, согласованном до 2006 года, то это не дает права арендатору закрывать «калитку» на замок.

– Этим летом активисты жаловались, что им не разрешили провести фестиваль «Поле свободы» неподалеку от деревни Даниловка в районе Домодедово, потому что лес там сдан в аренду. Арендатор наказан?

– Возможно, это и было, но к нам по этому поводу никаких жалоб не поступало.

– В Интернете блогеры пишут, что в этом же лесу сотрудники ЧОПа требуют с местных бабушек по 100–200 рублей за разрешение собирать грибы и ягоды. Это так?

– У нас опять же таких жалоб не было. Но если предприниматели так делают, то это настоящее мошенничество.

– А куда людям жаловаться в таком случае?

– О таком мошенничестве надо сообщать в Комитет лесного хозяйства и в органы внутренних дел.

– Вы слышали о сплошном заборе, который стоит в 105-м квартале Хлебниковского участкового лесничества в Мытищинском районе?

– Да, с арендатором «Арго-2000», который установил забор, комитет ведет борьбу. Мы неоднократно проводили проверки и выявляли многочисленные нарушения: самовольное огораживание территории сплошным металлическим забором, захват на площади около 15,5 га, возведение незаконных строений. За это арендатор был оштрафован на сумму более 150 тысяч рублей. Комитет лесного хозяйства пытался через суд расторгнуть договор аренды с «Арго-2000». Но суд посчитал, что те нарушения, которые допускаются арендатором, являются «несущественными». Затем мы подавали апелляционную жалобу на данное постановление, которая решением Десятого арбитражного суда также была оставлена без удовлетворения. Сейчас комитет готовится подавать новое исковое заявление в суд следующей инстанции.

– Подскажите, сколько вообще процентов леса Подмосковья разрешено сдавать в аренду? Есть ли какие-нибудь ограничения?

– По лесному плану Московской области может быть сдано в аренду до 9,7% леса. Но с 1 июля 2012 года наложен мораторий губернатора Московской области Сергея Шойгу на сдачу в аренду под рекреацию участков леса, и сейчас этот процесс приостановлен.

– В чем причина моратория?

– По Лесному кодексу, можно сдавать в аренду только те участки лесфонда, которые стоят на кадастровом учете. На данный момент по большей части лесных участков процедура постановки на кадастровый учет не проведена. Эти работы запланированы на ближайшую перспективу. На эти цели из бюджета области выделено более 500 млн. рублей. Из-за того что границы лесов не определены, лесной фонд в 1990-е годы потерял достаточно много земель. Еще в советское время при всех колхозах были сельские леса. Эти территории числились как земли сельскохозяйственного назначения. После развала СССР недобросовестные главы администраций своими постановлениями выделяли эти земельные участки и затем ставили их на кадастровый план как земли поселений. Таким образом, реальный лес на бумаге превращался в поле. В большинстве случаев этот процесс безвозвратный, так как судьи в вопросах межевания сегодня чаще всего занимают позицию собственника, а не леса.

– Насколько допустима вырубка лесов в Подмосковье?

– Подмосковные леса в большинстве своем являются спелыми и перестойными, и связано это с законодательным ограничением рубок. В Московской области могут проводиться только санитарные рубки, то есть уборка уже погибших, сухостойных деревьев. Поэтому стареющие и погибающие деревья становятся катализатором распространения болезней. Лес надо постоянно обновлять. Это не значит, что надо проводить сплошные рубки. Надо делать реконструкцию. К примеру, большинство осин в Подмосковье сейчас вырабатывают меньше кислорода, чем сами поглощают в процессе гниения. Возраст спелости осин – 40 лет, а у нас большинству деревьев этой породы за 67. Поэтому сейчас необходимо старые деревья убирать и вместо них сажать новые. Население так не считает. Люди уверены, что лес должен только расти и расти. Но дерево – такой же живой организм, который стареет, болеет и умирает. Общественность, к сожалению, не всегда осознает необходимость санитарных рубок для борьбы с короедом-типографом. Эти жуки, которых не видно под корой, поражают систему питания дерева. В этот момент дерево снаружи еще зеленое, но на самом деле оно уже практически мертво.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter