Рус
Eng
Инвалид с ДЦП начал голодовку, чтобы помочь маме

Инвалид с ДЦП начал голодовку, чтобы помочь маме

26 июня 2017, 17:12ОбществоPhoto: личный архив Александра ШтракаИнвалид-колясочник в одиночку борется за жизнь своей мамы
23-летний Александр Штрак из Москвы ничего не ест больше суток. Инвалид-колясочник с тяжелой формой физической патологии больше не знает способов, как привлечь внимание к проблеме своей семьи. Александр просит, чтобы его маму надлежащим образом обследовали, поставили диагноз не "на глаз" и лечили нужными препаратами.

Александр Штрак рассказал "НИ", что от безысходности он сходит с ума. Молодой человек пытался обратиться к президенту во время "прямой линии", отправлял письма в разные инстанции, но тщетно. Его мама Надежда Штырняева лежит дома, с установленным "на глаз" диагнозом - рак 4 стадии. К ним домой два раза в неделю приходят сотрудники Первого московского хосписа и делают перевязки. Надежде Штырняевой выписали препарат "Тамоксифен". Однако, как рассказал "НИ" Александр, его маме лекарство не подошло. Но его на другой не заменили.

Надежда Штырняева против, чтобы сын голодал. Однако переубедить его не может. Александр сказал "НИ", что ему нечего терять, он не начнет есть, пока не добьется для матери качественного обследования. Молодой человек создал петицию на сайте Change.org, которую подписали больше 13 тысяч человек.

"На сегодняшний день моя мама находится дома. Ее не обследуют и не лечат, а просто обезболивают. Процесс ее лечения стоит на месте, и мне, как сыну, горько смотреть на такое горе-«лечение» и ждать ухода моей мамы. В случае ее смерти меня ждет только одно – ПНИ (Психоневлогический интернат). По сути, вечная психушка", - рассказывает Александр Штрак.

Все проблемы начались с 2012 года. Как рассказал Александр, его маму не стали обследовать, оставили без медицинской помощи. В итоге у женщины стала развиваться опухоль. "Да, я не буду утаивать, что в 2012 году моей маме давали направление на пункцию, но придя в Диагностический клинический центр №1 и увидев, что данная процедура проводится в антисанитарных условиях, моя мама просто испугалась заражения крови. В октябре 2015 года у моей мамы начались невыносимые боли в области поясницы. В ноябре 2015 года мы вызвали скорую, но вместо госпитализации и обследования врач со скорой «установила» диагноз «ишиас» и сказала, что маме придется лезть на стенку, но с таким диагнозом они не забирают".

Так женщина и мучилась до июня 2016 года, когда ее наконец-то госпитализировали в Городскую клиническую больницу №51 в неврологическое отделение. Однако, как рассказал "НИ" Александр, его маме только сделали рентген. А после 10 дней пребывания - выписали.

Но уже через 2 месяца у Надежды Штырняевой повторился приступ с невыносимой болью. "Маму госпитализировали в ГКБ им. Жадкевича, где ей поставили 4 степень рака без особого обследования, так сказать, навскидку. Я обращался к президенту, чтобы он помог положить мою маму в Московскую городскую онкологическую больницу № 62 или в ФГБУ Клиническую больницу Управления делами Президента РФ. Департамент здравоохранения города Москвы никак не хочет мне помочь, присылает только отписки", - рассказал Александр Штрак.

Департамента здравоохранения города Москвы разъясняет Александру, что о его маме знают и оказывают помощь, ведь к ней ходят сотрудники хосписа. А если их семья не доверяет диагнозу, поставленному в ГКБ им. Жадкевича, то они имеют полное право обратиться к врачу-онкологу по месту жительства.

Для того, чтобы получить высокотехнологичную медицинскую помощь (ВМП), именно то обследование, которого и добивается для матери Александр Штрак, нужно решение врачебной комиссии. А Надежде Штырняевой не дают таких рекомендаций и направлений на ВМП. Наблюдающие ее врачи не увидели в этом необходимости.

В декабре 2016 года Надежда Штырняева находилась на лечении в отделении паллиативной помощи. Тогда врач сообщил, что маме Александра осталось жить 10 дней..."Какой-то замкнутый круг. Мы не верим в диагноз. Маму не обследовали должным образом. Зато поставили диагноз по внешнему виду да отправили домой", - рассказал "НИ" Александр Штрак.

Сам молодой человек уже не справляется со своей бедой. Он признался "НИ", что сам нуждается в помощи. Ему тоже нужно в больницу. "Боюсь, что реабилитационный центр меня уже не спасет. Неужели психбольница ждет меня? Тяжело находится рядом с мамой, слушать ее стоны. Даже здоровый человек сломается", - поделился с "НИ" Александр Штрак.

"НИ" направит запрос в депздрав Москвы, Минздрав с просьбой разъяснить причины, почему Надежда Штырняева лежит дома без надлежащей медицинской помощи. А также почему Александр Штрак не может отправиться на лечение, а вынужден вести бюрократическую переписку с разными ведомствами.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter