Рус
Eng

Железный занавес QR-кодов: вакцинация обернулась геополитикой

 Железный занавес QR-кодов: вакцинация обернулась геополитикой
Железный занавес QR-кодов: вакцинация обернулась геополитикой
25 ноября, 17:26Общество
Число вакцинированных «Спутником V» превысило 50 млн человек. Но у этих людей нет возможности выехать во многие страны:российские вакцины до сих пор не получили международного одобрения. В итоге РФ остается отгороженной от большинства стран «железным занавесом» QR-кодов. Почему вакцинация обернулась геополитикой?

Ирина Мишина

Вице-премьер России Татьяна Голикова сообщила, что к концу ноября первый компонент вакцины «Спутник V» получили больше 66 миллионов человек, а полный цикл вакцинации прошли 59 миллионов граждан. Но никто из них не сможет посетить большинство европейских стран, а также США, Канаду и Австралию. Дело в том, что процесс одобрения российской вакцины все время откладывается. Напомним, в настоящее время применение вакцины «Спутник V» независимо от ВОЗ, отложившей процесс одобрения российской вакцины, одобрено в Белоруссии, Аргентине, Боливии, Сербии, Алжире, Палестине, Венесуэле, Парагвае, Туркменистане, Венгрии, ОАЭ, Иране, Республике Гвинея, Тунисе, Армении, Мексике, Никарагуа, Республике Сербской (Босния и Герцеговина), Ливане, Мьянме, Пакистане, Монголии, Бахрейне, Черногории, Сент-Винсенте и Гренадинах, Казахстане, Узбекистане, Габоне, Сан-Марино, Гане, Сирии, Киргизии, Гайане, Египте, Гондурасе, Гватемале, Молдове, Словакии, Анголе, Джибути, Республике Конго, Шри-Ланке, Лаосе, Ираке, Северной Македонии, Кении, Марокко, Иордании, Намибии, Азербайджане, Филиппинах, Камеруне, Сейшелах, Маврикии, Вьетнаме, Антигуа и Барбуде, Мали и Панаме.

Список стран, принимающих вакцинированных "Cпутником V".

Но что делать тем, чья работа, к примеру, связана с поездками в Европу или в США? Что делать людям с двойным гражданством, живущим фактически на две страны? Как известно, ВОЗ начала процедуру одобрения вакцины «Спутник V», но она была приостановлена. Как сообщил «НИ» российский вирусолог, доктор медицинских наук, главный научный сотрудник НИЦ эпидемиологии и микробиологии им. Гамалеи Анатолий Альтштейн, проблема в несоответствии российских условий производства принятым в мире стандартам GMP, которые регламентируют, в частности, параметры техники безопасности, стерильности, состояния помещений и многое другое. Россия начала переходить на эти стандарты лишь в самом конце 20-го века, поэтому наше производство только приходит в соответствие с международными нормами. Однако, как стало известно, на предприятии АО «Фармстандарт» в Уфе международные эксперты нашли серьезные недочеты. Мы попытались узнать, что это за недочеты и каковы перспективы признания российской вакцины в мире. Для этого мы связались с отделением Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) в Москве. Вот ответ, который был получен редакцией:

«В ответ на ваш запрос сообщаем, что предварительный квалификационный отбор и включение в список для использования (вакцины – прим. Ред.) регулируются руководящими принципами EUL, предусматривают ограниченную доступность публично предоставляемой информации, пока данный процесс продолжается и не завершен. Однако, заявитель (РФПИ) может предоставить всю необходимую информацию. Также СМИ могут задать вопрос об этом на регулярном брифинге ВОЗ для прессы, проводимом в штаб-квартире ВОЗ в Женеве».

Как вы понимаете, задать вопрос на брифинге в Женеве нам не удалось по причине того, что вакцина «Спутник V», которой привиты наши журналисты, не признана в Швейцарии. Однако из Российского Фонда прямых инвестиций (РФПИ) мы получили пояснение. В полученном редакцией письме, в частности, говорится: «Ранее генеральный директор РФПИ Кирилл Дмитриев отмечал: «За процесс одобрения российской вакцины в ВОЗ отвечает Министерство здравоохранения России, которое находится в позитивном диалоге с ВОЗ. Ожидается, что одобрение будет получено до конца года по завершении ряда бюрократических процедур».

«Чтобы сертифицировать вакцину, необходимо пройти многие этапы, это долгая процедура. В связи с пандемией коронавируса вакцины везде изготавливали экстренно – и в США, и в Европе. Кому-то позволяли «срезать» острые углы, кому-то нет. Этот вопрос превратился в политический», - считает молекулярный биолог, член-корреспондент РАН, зав. лабораторией Института молекулярной биологии Петр Чумаков.

Мы неоднократно обращались с вопросом о сроках одобрения российских вакцин и претензиях к ним в Минздрав РФ, но молчание было нам ответом. И молчание это наводит на неоднозначные мысли. Ведь помимо бюрократических препонов, по поводу «Спутника V», "Ковивака" и "ЭпиВакКороны" давно возникают другие вопросы.

Вопрос первый заключается в том, что препараты, которые в России сегодня используют для вакцинации, являются экспериментальными. Третья фаза клинических испытаний «Спутника V» должна завершиться только в конце года. Никаких данных о результатах этих испытаний в открытых источниках нет. Впрочем, доктор медицинских наук Николай Малышев уточнил, что все эти данные доступны медицинскому сообществу. А пока человек может уколоться таким препаратом в порядке «эксперимента» и «добровольно». Перед вакцинацией пациент заполняет информированное согласие, из которого следует, что все риски и последствия вакцинации он осознает. Власти об экспериментальном характере препаратов предпочитают умалчивать, при этом во многих случаях людей попросту вынуждают делать прививку.

Вопрос второй в том, что нигде не ведется учет осложнений от вакцинации. Во многих странах даже после официального одобрения вакцины, ее сертификации и завершения клинических испытаний, исходя из национальных интересов проводят так называемое «администрирование вакцин». То есть фиксируют все случаи побочных явлений после укола, собирают эти данные в единую базу и анализируют. Собирая такие данные, ученые вносят коррективы в сам препарат и в процесс вакцинации. И если потребуется, могут даже прекратить вакцинацию. По данным специалистов , такое администрирование вакцин существует в США. Там еще в 1990 году была создана Система учета негативных последствий вакцинаций - VAERS (Vaccine Adverse Event Reporting System). Медицинские учреждения обязаны направлять информацию о «побочках» в обязательном порядке, при желании это могут сделать сами пациенты и их родственники. Похожая система есть в Европейском союзе. Она называется EudraVigilance (EV).

Из анализа данных этих систем «государственного администрирования вакцин» следует интересный факт . Если в США на протяжении первых тридцати лет существования системы VAERS среднегодовые показатели смертных случаев не превышали 10−20, то в первые месяцы 2021 года, с началом массовой вакцинации от Covid-19, был зафиксирован взрывной рост смертности. На 15 октября этого года число летальных исходов, зафиксированных системой VAERS, достигло 17 128. Также на сайте VAERS представлена статистика побочных эффектов по их основным видам. Всего их на сегодня 970 385.

В России подобного администрирования «Спутника V» и других отечественных вакцин от ковида нет. Ни в одном медицинском источнике и вообще в открытом доступе информации о «побочках» вакцинации в России вы не найдете. Мы обратились с вопросом о фиксации и анализе «побочек» от вакцинации в оперативный штаб при правительстве РФ и в Минздрав РФ, однако, ответы не были нами получены ни из одной из этих инстанций.

В условиях, когда с вакциной «Спутник V» происходит покрытое тайнами неодобрение, логично было бы разрешить применение в России других вакцин, одобренных и сертифицированных ВОЗ, прошедших все стадии клинических испытаний, с прозрачными и доступными данными. Мы не знаем, лучше они или хуже российского «Спутника», «Ковивака» и «ЭпиВакКороны», но данные о них по крайней мере есть, и человек может осознанно оценить все риски. Ранее министр здравоохранения Михаил Мурашко допустил появление зарубежных вакцин на российском фармацевтическом рынке, но при условии «зеркального признания», то есть одобрения в странах - производителях и российских вакцин. Чтобы уточнить этот вопрос, мы направили соответствующий запрос в Минздрав, но ответ оттуда на момент публикации материала так и не поступил. Если он все же поступит – непременно его опубликуем.

Чтобы заполнить информационный вакуум, мы попросили прокомментировать ситуацию с задержкой одобрения российской вакцины и перспективой появления в России зарубежных вакцин известного врача-инфекциониста, доктора медицинских наук, бывшего главного государственного санитарного врача Москвы, профессора Николая Малышева. Приводим наш диалог.

«- Те, кто имеют возможность жить за границей или ездить туда регулярно, наверняка в состоянии оплатить поездку, чтобы сделать себе прививку вакциной, которая принята в нужной человеку стране.

- Николай Александрович, но ведь в России QR-коды выдают только в случае прививки российскими вакцинами, а за границей, в тех странах, где «Спутник» не признан, - свои QR-коды . Что делать? Прививаться 2 раза?

- Да, прививаться 2 раза разными вакцинами. Если нет желания прививаться – регулярно сдавать ПЦР за границей, где наши вакцины не признаны, за свой счет.

- Может быть, проще разрешить вакцинацию в России другими вакцинами, например, Pfizer, Моderna, Astrа Zeneca?

- Я против этого. Людям, которые здесь, в России, вложили капитал в нашу вакцину, что им делать? Я за равноправие. То есть за зеркальное признание вакцин: они признают наши, мы – их».

Вакцинация в России изначально была преподнесена как вопрос политический. О прививках говорили в той же тональности, как о Сирии или Украине. И характер продвижения российских вакцин очень напоминал навязчивый маркетинг. Собственно, так оно и оказалось, «НИ» подробно описали это в статье «Спутник миллиардов: кому в прямом смысле выгодна вакцинация». Вероятно, не в последнюю очередь по этим причинам кампания вакцинации в России провалилась.

«Политика «понтов» никогда ни к чему хорошему не приводила. Изначально позиция «наша вакцина лучшая, наша вакцина первая» была плохой пропагандой. В России делали акцент на «побочках» и негативе других вакцин, расхваливая «Спутник». Это на самом деле это было дискредитацией всей линейки вакцин против коронавируса. Сейчас никакой пользы от того, что иностранные вакцины не допущены на российский рынок, нет. И «зеркальный» принцип признания вакцин – это реализация личных комплексов, амбиций и личных обид наших чиновников за государственный счет. В результате люди, живущие активной жизнью, вынуждены вакцинироваться дважды или трижды, потому что в России свои QR-коды, а в Европе и в Америке свои. Российская система, как известно, игнорирует зарубежные QR‑коды. Нам говорят о конкуренции на мировом фармацевтическом рынке, но на рынке вакцин на самом деле конкурентны только цена, качество и доступность. И давайте наконец разберемся, мы за что ратуем: чтобы люди меньше болели или защищаем интересы производителей вакцин, чтобы они больше заработали?», - заявил «НИ» политолог Александр Кынев.

С ним согласен политолог Илья Гращенков: «Сейчас вопрос надо ставить так: что для нас важнее - борьба с пандемией или бизнес? Надо проявить наконец политическую волю, признать западные вакцины, одобренные ВОЗ и допустить их на российский рынок. Да, к сертификации и признанию «Спутника» могут придираться, такое можно допустить. Но где результаты исследований и клинических испытаний наших вакцин? Почему они не публикуются, почему их нет в открытом доступе, как в случае со всеми другими вакцинами? И по каким стандартам мы работаем при производстве вакцин, расскажите нам уже наконец!» .

Став геополитической проблемой, вакцинация перепутала здоровье с бизнесом и политикой. Это в лучшем случае отбросит страну и мир от победы над пандемией.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter