Рус
Eng
Маркетинг дорожных штрафов

Маркетинг дорожных штрафов

25 октября 2012, 00:00
Общество
Александр КОЛЕСНИЧЕНКО
Маркетинг дорожных штрафов

Дискуссия по поводу грядущего ужесточения наказаний для водителей – нарушителей Правил дорожного движения – сводится к двум позициям. Одни говорят: лишение прав искоренить пьянство за рулем не помогло и поэтому давайте пьяных водителей сажать. Другие возражают: на дорогах идет грабеж автомобилистов сотрудниками ГИБДД и теперь взятки станут еще больше, а превращать трезвых водителей в «пьяных» инспекторы умеют.

Истина – не посередине. Истину никто не ищет и искать не собирается. Потому что, если бы депутаты Госдумы действительно хотели снизить аварийность на дорогах, они бы вначале разобрались, как связано одно с другим и с третьим: аварии и нарушения ПДД, нарушения и наказания за них. Но так вопрос никто даже не ставит! Законодатели не знают и не хотят знать ту сферу, которую они собираются регулировать.

Ужесточение наказаний для водителей – это не более чем маркетинговый инструмент, только направленный на так называемое «отрицательное стимулирование спроса». Кажется, что чем выше цена, то есть наказание за нарушение, тем меньше покупателей, то есть нарушителей. Однако я сразу же вспоминаю анекдот времен перестройки: «Будет водка по сто рублей – будем пить. Будет водка по двести рублей – будем пить. Будет водка по тысяче рублей – будем пить. А если станет по рублю – не будем. Потому что сопьемся».

Взаимосвязь между склонностью к нарушениям и наказаниями за них вовсе не линейная. Допустим, за езду в пьяном виде ввели бы самое жестокое наказание из возможных – смертную казнь. Как вы думаете, остановило бы это Александра Максимова, который перед тем, как задавить семерых человек на остановке на Минской улице в Москве, два дня пил, а до этого еще и обкурился? С другой стороны, когда в Грузии и на Украине несколько лет назад распускали ГАИ, и автомобилистов никто не наказывал, это вовсе не привело к нарушениям правил всеми водителями во всех ситуациях.

Ключевое понятие маркетинга – сегментирование потребителей, то есть разделение их на группы для того, чтобы потом сконцентрироваться на своем целевом сегменте. Например, дешевую колбасу покупают из-за цены, колбасу подороже – потому что она сделана из мяса, а совсем дорогую колбасу – потому что в ней еще что-то есть, что важно ее покупателям. А кто-то колбасу вообще не покупает, потому что признает только сало или вегетарианец.

Водители тоже бывают разные. Есть осторожные, а есть лихачи. Еще есть лихачи без мозгов и лихачи с ксивами. Мой бывший одноклассник работает в ФСБ и хвастается, что показывает остановившим его гаишникам удостоверение, произносит волшебное слово «спецмероприятие» и спокойно уезжает вне зависимости от того, сколько сплошных линий он до этого пересек. И будет ездить, пока не уволится или кого-нибудь не задавит.

Итак, требуется установить такое наказание, чтобы превратить в острожного водителя обычного, не блатного лихача. Причем наказание должно быть минимально возможным, потому что его цель – заставить водителя соблюдать правила и при этом не обобрать его семью и не провоцировать на взятку гаишнику, так как здесь тоже действует маркетинг: чем выше штраф или дольше лишение прав, тем больше готовность откупаться, хотя дача взятки – это уже уголовная статья.

Маркетинг проявляется и с другой стороны: инспекторы ГИБДД становятся заинтересованы выявлять самые «тяжелые» и взяткоемкие нарушения. И тогда сегмент нарушителей расширяется, так как помимо лихачей туда начинают попадать осторожные и добропорядочные водители. Например, на дороге возникает «кирпич» в связи с ремонтом, после чего затаившийся в засаде патруль ловит тех, кто поехал по своему обычному маршруту и притормозил уже за знаком. А это приравнивается к выезду на «встречку» – лишение прав на четыре-шесть месяцев. Возможен и вовсе «беспредел», как было два года назад в Москве на Вагоноремонтной улице, где двухстороннюю улицу превратили в одностороннюю, знак повесили так, что его никто не видел, и ежедневно лишали прав по нескольку десятков водителей. Сколько водителей откупились, официальная статистика умалчивает.

Установление «правильных» наказаний за дорожные правонарушения – крайне сложная задача. Здесь нужно учитывать и разные доходы водителей, и разное умение управлять автомобилем, чтобы не наказывать за безопасный, хотя и неаккуратно выполненный маневр. Да и сами нарушения нужно прописывать детально, чтобы выявлять именно настоящих нарушителей, представляющих опасность на дороге. Например, не приравнивать езду навстречу потоку с ситуацией, когда водитель начал обгон через прерывистую линию, но не успел завершить его до того, как прерывистая перешла в сплошную. Или я хоть и противник пьянства за рулем, но вижу разницу между бокалом вина и бутылкой водки по эффекту, который они оказывают на водителя. А КоАП и ГИБДД не видят!

Депутаты Госдумы устанавливают величину наказания в буквальном смысле с потолка. Как бывший парламентский корреспондент могу утверждать, что обсуждение законопроекта о наказаниях для водителей происходит примерно так: «Тысяча рублей – мало. Пять тысяч – много, потому что за что-то другое, более серьезное – пять. Тогда тут пусть будет три. А тут давайте вместо штрафа лишение прав, потому что это еще серьезнее». Другого обоснования имеющимся в «автомобильной» главе КоАП наказаниям нет. Так стоит ли удивляться, если через полгода или год после введения новых штрафов будут и аварии с погибшими, и возмущенные обобранные водители, которые не совершили ничего страшного?

Автор – редактор отдела «Общество»

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter