Рус
Eng
Июль 1918 года: пресса гадает, кто же погубил Россию

Июль 1918 года: пресса гадает, кто же погубил Россию

25 июля, 17:49
Общество
"Киевская мысль"
Вскоре после расстрела последнего русского императора Николая II, произошедшего 17 июля 1918 года, весть об этом разнеслась по всей его бывшей империи. В тех городах, где не было большевистской власти и сохранялась свободная пресса, публицисты размышляли - кто именно повинен в произошедшей революции и начавшейся смуте.

Выходившая в оккупированном в те годы немцами и австро-венграми Киеве газета "Киевская мысль" (№118 от 23 июля 1918 года) приходит к выводу, что Николай II стал одной из жертв продолжавшейся Первой мировой войны, которая спровоцировала и все остальные бедствия. Но "мину" под Российскую империю, которая не выдержала последствий этой войны, заложило само самодержавие.

"Убийство Николая II - очередное преступление большевистского ушкуйничества -преступление, которое, несмотря на все свои специфические особенности, не прибавит ничего нового к терзающему страну кошмару, - пишет "Киевская мысль". - Нужно быть уж слишком несправедливо низкого мнения о России, - несправедливого даже и теперь, когда наша родина столь позорно развалилась и когда столь неприглядной стала призрачность этого "прежнего величия", нужно, говорим, быть слишком невысокого мнения о духовных силах и возможностях России, чтобы символом ее считать покойного царя.

Photo:"Киевская мысль"

Не в символах дело. Екатеринбургское убийство отвратительно само по себе, как отвратительна всякая расправа над поверженным в прах, по рукам и ногам связанным врагом. Мало оправдания в том, что прошлое этого человека запятнано кровью таких же убийств, - убийств, жертвами которых пали люди тоже уже обезвреженные, попавшие в плен, к тому же святые подвижники, добровольно восходившие на эшафот. В той обстановке, которая создалась теперь, когда прошло уже полтора года после низвержения царя, после того, как революция полтора года щадила своего врага. И когда даже свирепые, мстительные и трусливые центральные "совдепы" считали нужным охранять Николая II, убийство его теперь не является ничем иным, как актом кровавого самосуда, который, впрочем, мало чем отличается от таких же бесчисленных актов в кровавой цепи раздирающего страну взаимоистребления.

Екатеринбургский "совдеп" решил, что…

Впрочем, вряд ли что решал екатеринбургский "совдеп": просто-напросто пять - шесть оголтелых парней, раскинув своим умишком или даже не раскидывая им, а в состоянии отуманившего их озверения или обычного опьянения расправились с пленником. Как расправляются сейчас по всей территории бывшей России победители с побежденными, как расправляются, наконец, с большевиками там, где они попадают в руки врагов. В этом-то и весь ужас кровавой бессмыслицы, именующейся гражданской войной. В хаосе этой войны погибли уже десятки тысяч, погиб в этом хаосе и Николай II.

Как уже следовало ожидать, труп царя подхвачен уже ловкими политическими спекулянтами, которые треплют его теперь на своих монархических и реставрационных вакханалиях. Пошли политические молебны, пока еще робкие политические манифестации, пошла агитация. Темную массу одурманивают церковными проповедями, и для торжества идеи самодержавия о последнем самодержце полилась самая безудержная ложь. Большевики сделали все для того, чтоб такого рода проповедь пала на благоприятную почву. Растоптав революцию и осквернив ее идеи и идеалы, запятнав ее братской кровью и неслыханными преступлениями, они создали обстановку, в которой даже мрачное царское прошлое стало постепенно вырисовываться в тусклом обывательском воображении окрашенным в радужные краски потерянного рая. Ныне большевики убили бывшего монарха, но всей своей деятельностью протоптали дорогу для торжественного шествия монарха будущего. Обыватель живет импульсивно, он живет настроениями сегодняшнего дня, и шипы, которые его жалят сейчас, кажутся ему куда более мучительными и нестерпимыми, нежели страдания прошлого, память о которых, естественно, притупляется.

Нам-то, современникам покойного царя, ясно, что он был символом не величия и славы, а разложения самодержавия, выродившегося перед смертью в самые уродливые и жалкие формы. Царствование Николая II было едва ли не самой трагической эпохой в истории России. Механически задерживаемая в своем естественном росте, закупоренная в полицейски-деспотический строй, страна хирела и истощалась, - и это в то время, когда кругом у соседей шел рост материальных и культурных сил, процветавших в обстановке политической свободы. "Колосс на глиняных ногах" стал все более и более сосредотачивать на себе влияние процветавших соседей - и сердце сжималось от предчувствия, точнее - от предвидения того момента, когда крепкие цивилизацией народы растопчут этот "колосс" и превратят его в порошок.

Революция 1905 года была первым грозным предостережением - но подавив ее, самодержавие, в тупости и узости своей, стало свирепо поворачивать назад страну, пошедшую, было, вперед, и снова заперло ее в свой каземат. Гениальный консерватор Гете сказал, что вся ответственность за революции должна падать не на народы, их производящие, а на правителей, до революций доводящих. Царствование Николая II довело страну до двух революций, из которых последняя должна была протекать в обстановке величайшей войны и кончилась разгромом не только самодержавия, но и всей страны. Россия, жестоко разбитая в 1915 году, полтора года крепилась, понимая всю гибельность внутренней войны во время войны внешней. Но разрушающее и растлевающее страну правление, слепое и безумное, упорно продолжало искушать страну, доведя ее постепенно до нестерпимого раздражения. Нынче говорят, что большевики разложили Россию. Историк скажет иначе: только из разложения, до которого довели страну три столетия самодержавия, из той мерзости запустения, которую оставило после себя самодержавие, из отсталости, темноты, дикости и веками накопившегося озлобления и мог вырасти столь слепой, безумный и свирепый бунт, который называется большевизмом.

Кто же погубил Россию? Ленин, Троцкий, екатеринбургский или какой иной совдеп? Нет, конечно. Они, повторяем, уже и сами явились продуктами гибели страны, из ее гибели они и родились. Николай II? Нет, этот маленький человек был сам по себе слишком слаб, чтобы губить или создавать государства. А главное — и он со всем своим азиатским суеверием, горделивой верой в свое мессианство "помазанника", внедренной в него воспитанием и раболепством 160-миллионного народа, уверенностью в Божий Промысел, им руководящий, словом, со всеми присущими восточным властелинам чертами, был тоже не более как продукт векового уклада, имя коему - разлагающееся и разлагающее самодержавие. Оно-то, это самодержавие, и погубило Россию".

Stories:
Былое
Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter