Рус
Eng

Хроника болезни: врач ковидного отделения подробно описала лечение себя и близких

Хроника болезни: врач ковидного отделения подробно описала лечение себя и близких
Хроника болезни: врач ковидного отделения подробно описала лечение себя и близких
24 ноября 2020, 15:23Общество
Она заболела на работе, заразила всю свою семью, а затем ушла работать в ковидное отделение

Врач и популярный блогер Анна под ником «Doctor_silk» описала в нескольких своих публикациях, что происходит в ковидном отделении больницы, где она работает. Особую ценность ее рассказу придает и то, что она сама перенесла эту болезнь и после этого решила помогать своим товарищам по несчастью :

«Если честно, мне нравится эта работа. Пусть проблем немало, а врачей мало, и потому работы много, НО. Но ты видишь, что приносишь реальную помощь. Я и до этого радовалась, что выбрала стезю врача, а теперь и вовсе.

Не из-за зарплаты (говорят, работающие в ковиде купаются в золоте, я пока не встречала таких. Хотя всё точно стало лучше.

Не из-за уважения (которое нежданно свалилось на врачей в связи с этой ситуацией, хотя случаи бывают разные. Но и из-за уважения в том числе).

А в основном, из-за собственного удовлетворения.

До этого моим основным местом работы было отделение для ветеранов войн (почти геронтологическое отделение — для пожилых). Там я помогала людям немного скомпенсировать их хронические заболевания, в основном кардиологические, но радикально помочь возможности почти не было. Хотя бывали интересные случаи и редкие болезни, нахождению которых я очень рада.

Здесь же, в ковиде, пациентов много, разных мастей. Специфика нашей больницы состоит в том, что мы не профильный стационар, т.е. пневмонии к нам не везут. К нам переводят только тех, у кого «+» анализ пришёл уже в стенах больницы. Это не значит, что нет тяжелых — иногда умирает 3-5 человек за сутки. Это также не значит, что они бы не умерли без ковида — зачастую скорее всего умерли бы, но как-то позже. Обычно этой группе больных помогаем посильно, во всяком случае, облегчаем состояние. Но есть множество других, чей прогноз — очень обнадёживающий. Когда получается помочь таким больным, чувство удовлетворения просто до небес.

Например, пару дежурств назад был молодой больной, 65 лет. Сравнительно молодой, конечно, тем не менее. В неплохом состоянии здоровья, лишь с курением в прошлом. Вот у него развилась пневмония. Он на кислороде. И я иду мимо, смотрю на него, а он мне не нравится, хотя показатели все более менее и показаний для вызова реаниматолога нет. Держу его в голове, прошу сестёр понаблюдать, ухожу дальше смотреть людей (а их немного немало 100 человек, а я на обходе одна). И моя интуиция меня не подвела — когда я после всех вернулась его посмотреть, он выглядел хуже и после, прямо при мне, у него внезапно развилась — сильная одышка, перебои в работе сердца — по сути, он начал умирать. Произошла остановка, сёстры побежали за реаниматологом, а я начала реанимацию ( качала и мешком вдыхания). И у меня получилось! Что может быть лучше? На прошлом дежурстве его как раз перевели из реанимации в палату, и, надеюсь, всё с ним будет хорошо.

И это только один, а когда таких несколько? Представляете мою радость?

Бывают, конечно, и другие ситуации. Молодой, 36-летний парень, поступивший в больницу с инфарктом и через 4 дня получивший инсульт, а после ковид, умер прямо при мне. Я принимала его в приёмном покое, я же видела его в палате, после в реанимации. Я не лечащий врач, я именно дежурант, который смотрит всех и стабилизирует всем состояние по возможности. Лечащие врачи же каждый занимаются своим профилем.

После смерти того парня я пошла к парикмахеру, и узнала, что это был её брат... Она сама начала рассказывать о нем, и я узнала по описанию. Это очень грустно. Конечно, у него был диабет. Конечно, он выпивал и не соблюдал диету/не рассчитывал инсулин. Но это всё равно не отменяет тот факт, что очень жаль, что он не выжил.

Можно написать ещё про один случай.

В истории 2 семьи.

Первая - мои друзья, девушка анестезиолог (Оля) ее муж (Игорь) и их 2 детей. Вторая - бывшая жена Игоря, Ира, её второй муж, их общий ребенок 4х лет и её ребенок с Игорем 10 лет.

Почему эти детали важны, объясню дальше.

Итак, Ире 42 года, и вся её семья заболела ковидом почти одновременно. Дети перенесли нормально, у мужа была 2х-сторонняя полисегментарная пневмония. Ира долго выхаживала детей и мужа, и он уже начал поправляться, когда стал замечать, что Ира стала бледная, похудела, нездорово выглядит и часто ложится без сил на кровать. Ирин муж позвонил её бывшему мужу, Игорю, и рассказал про ситуацию. А Ира и Игорь (да и моя подруга Оля) хорошо общаются, у них общий сын, да и делить нечего.

Моя Оля не могла приехать посмотреть её, из-за карантина по ковиду, но могла консультировать по телефону и привезти пульсоксиметр. Когда Ирин муж измерил ей сатурацию, она была уже 84 %. Было понятно, что времени мало. Кроме того, у неё развилась аритмия, поэтому её привезли к нам.

Я видела её в нашей реанимации. Красивая молодая девушка...

За два дня сатурация упала до критической, КТ 5 (90 % поражения легочной ткани - тотальная пневмония), и её заинтубировали. На ИВЛ она пробыла ещё два дня.

Стало понятно, что ИВЛ её не спасает и ей нужно ЭКМО... У нас в области нет ЭКМО, но они узнали, что специалисты из Москвы могут выехать и привезти его и лечить её здесь. Эта процедура стоит больше миллиона рублей, но Ирины мужья, и второй и первый, были готовы собрать деньги на это.

Увы, но судьба распорядилась иначе, ЭКМО не успело приехать, и сегодня ночью Ира умерла... Моя подруга, анестезиолог, расплакалась, узнав про это. Потом собралась, позвонила мужу Иры сообщить о смерти, а затем своему мужу, Игорю, и сказала ему, что им надо забирать их с Ирой сына к себе, прямо сегодня, иначе мальчик может не справиться с этим горем.

Во всей это мрачной и ужасной истории, я увидела в моей подруге столько силы и мужества, что не могла не спросить, почему она такая, откуда в ней эта доброта. А она просто сказала "Я люблю своего мужа. А это его близкие люди, его семья, его бывшая жена, мать его ребенка, и сам сын. Как я могла поступить иначе? Как я могла не помогать и не беспокоиться за тех, кто важен ему?"

***

Свой ковид я подхватила, видимо, от пациента, который потом, увы, от ковид-пневмонии скончался.

Подхватила на дежурстве. Я смотрела пациентов в палате, когда меня подозвала медсестра, потому что пациент плохо дышал. Я его осмотрела, написала всё как следует. И после дежурства ушла домой.

Дня через 2 или 3 я начала чихать, и начался сильный насморк. Мама шутила, что я притащила корону (мда), а я грешила на свою аллергию (хотя откуда она летом?).

Потом у мамы началась температура. Небольшая, но подозрения начались. У меня была слабость, но не такая уж и сильная. Через дня 3 у мамы было 39 и заболел папа. Я держалась, как могла, муж спрятался от меня в другую комнату и не общался со мной дня три.

Папа справился с болезнью дней за 5, у него была просто температура и слабость. Мама же начала тяжелеть( я решила, что и мне хватит дурака валять и тоже заболела. Муж посмотрел на нас всех и присоединился. Дедушка, заходивший к нам за это время пару раз, зашел и не ушел как-то, так и остался болеть вместе с нами.

Положительные результаты мне, маме и отцу пришли с разницей в 1 день. Не знаю, что помогло мне и отцу, то ли то, что мы спортсмены, то ли то, что нам нельзя было болеть, надо было лечить тяжелеющих маму и дедушку - не знаю. Но мы за 4-5 дней были как малосольные огурчики - уже вроде здоров, но ползаешь, как будто всё время уставший.

Мама болела три недели. Сатурация была 91 минимальная, температура держалась три недели. Она похудела на 10 кг, несколько дней ничего не ела, и даже не могла ходить от слабости. Железо упало до 10, она стала бледная, и кожа потеряла тонус от обезвоженности, хотя мы всё время поили ее и капали глюкозу и реамбирин. Ключевое, что ей помогало - кислород, благо мы этим запаслись.

Были моменты, когда было страшно просыпаться утром и звонить спрашивать, как она. Но потом, к счастью, когда мы уже были в 1 шаге от того, чтобы вести её в больницу, ситуация начала меняться. Переломный момент наступил примерно на 14-ый день, когда упала температура, и начала повышаться сатурация.

И тут затяжелел дедушка. У него сатурация опускалась до 85 (до 85, Карл!). Это случалось, когда что-то нарушалось в подаче кислорода. У него ситуация была чуть хуже, и температура не спадала, в связи с чем мы начали капать ему дексаметазон в добавок к реамберину. 3 дня по 16 и потом каждый день снижали дозу по 2 единицы. снижали не всегда, иногда оставляли дозу такой же на 3-4 дня. Но главное, температура на дексоне ушла, и больше не возвращалась. Аритимия (у дедушки пароксизмы фибрилляции предсердий) тоже больше не приходила. Сейчас он первые дни без гормонов и сатурация без кислорода 97-98. Но после физнагрузки сатурация все равно падает, хотя это вполне закономерно.

У мужа, как и у дедушки, была сыпь, по типу аллергической, по всему телу, колола дексон 8-4-4 три дня, потом лоратадин пару дней утром и вечером и она прошла. Сейчас (через 2 месяца) до сих пор остается немного, но совсем немного.

У меня часто спрашивают, чем мы лечились. Я капала в нос гриппферон по 3 капли 5 р/день в каждый носовой ход. Промывала нос морской водой. Очень много пила, облепиху, малину, смородину, благо сейчас много замороженной ягоды, мне особенно пришелся по душе нечайный чай из ВкусВилла и да, занималась гимнастикой. Дыхательной. А как только немного окрепла (к середине второй недели) обычной, приседания, выпады и т.д. Правда один раз позанималась и спала почти полтора дня. Потом второй и еще день сна. А потом норм.

Мужа лечила также + от сыпи. Папа колол себе три дня и маме все время болезни фраксипарин. Капал глюкозу и реамбирин.

Насчет всяких хлорохинов, умабов - НЕТ, мы ими не лечились. Так же, как мы не лечились антибиотиками. Ага, совсем. Да, несмотря на двустороннюю полисегментарную пневмонию. Из-за того, что она вирусная и АБ на неё не действуют. Каждый выбирает сам. Мама один день попробовала принять азитромицин (я была против). Такого расстройства сами понимаете чего, по ее словам, она не помнит. Поэтому нет. Вначале папа закупил левофлоксацин, но и его прокапал один день и передумал.

Теперь, касаемо анализов не на ковид, а общих. Срб (с-реактивный белок) у мамы был 156. Кто врач, поймет наше отчаяние. Очень хреновый прогноз. У дедушки был 52 максимум, но, к сожалению, полезли наверх печеночные ферменты, и потому мы давали ему фосфоглив и еще один, забыла название, немецкий. Не гептрал, хотя я голосовала за него. Помогло, и трансаминазы ушли. В общем анализе крови - мы сдавали все и у нас у всех были низкие лимфоциты. У меня 12 %, хотя у меня они наоборот обычно сильно выше нормы (45-50). У мамы 5%, у дедушки 8%.

А, чуть не забыла. Я делала ингаляции им обоим, с обычной минералкой. А еще давала 500 мг эхинацеи в таблетках и бронхипрет в жидком виде. Когда стало всё немного нормализоваться, дала маме ренгалин от кашля в таблетках. Ингавирин и Арбидол мы не пили, я им не доверяю совсем, но это моё личное мнение.

***

У двоих со мной работающих в ковидном отделении – ковид. Причем они оба ушли на больничный на следующий день после ночного дежурства со мной.

У одного из них - повторная пневмония.

У третьего коллеги мама с плюсом.

Вопросы за 300 - заболею ли я снова или мой иммунитет меня не подведёт? С учётом того, что я работаю 7 ночей подряд, из них одни - сутки, мой иммунитет слегка... Не айс...»

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter