Рус
Eng

Личный опыт: что чувствует ребенок - жертва домашнего насилия

Личный опыт: что чувствует ребенок - жертва домашнего насилия
Личный опыт: что чувствует ребенок - жертва домашнего насилия
24 июня 2019, 17:31Общество
Общественная кампания против домашнего насилия не должна ограничиваться пикетами, иначе она превращается в маскарад

Тема домашнего насилия в России продолжает оставаться предельно актуальной, особенно сегодня, когда проходит судебный процесс против сестер Хачатурян, убивших собственного отца. И хотя это страшное свидетельство журналиста Наташи Киселевой, откровенно поделившейся своим опытом, вряд ли способно сразу изменить общественное мнение, тем не менее, пусть оно заставит еще раз задуматься над этой проблемой. В конце концов, вода камень точит. А уж кровь – тем более:

"Меня невероятно раздражает поверхностное понимание проблемы и инстаграмные пути решения. Даже массовый выход с бумажками должен подкрепляться другими действиями. Нельзя, чтобы ответом на любую несправедливость была табличка, где просто меняется фамилия после Я(Мы). Нельзя, чтобы реакция общества была всегда в одинаковой форме. Нельзя успокаиваться на этом. Иначе протесты превращаются в маскарад с гимнастерками и пилотками 9 мая. И, честно, я не знаю, как это поддерживает жертв домашнего насилия, можете закидать меня камнями. Пожалуйста, не останавливайтесь на табличке.

Я пишу этот очень сложный для меня текст, потому что хочу, чтобы вы поняли, что чувствует жертва домашнего насилия, что ей нужно и что вообще со всем этим делать.

Меня били с девяти до девятнадцати лет, пока я не сбежала из дома. Били страшно, почти каждый день. За все. За тройку, за опоздание на 10 минут (поэтому теперь я всегда опаздываю), за съеденную без разрешения сосиску, за то, что не так смотрю, не так говорю.

Меня били всем. Я могу составить энциклопедию и классифицировать по шкале боли любой предмет в вашем доме. Спойлер: больнее всего, когда бьют тонким кожаным поводком. Особенно, когда он обвивает твою детскую лодыжку как змея, а металлический карабин разрывает кожу и через мясо доходит до кости. Звенящая боль, отдающая во все органы сразу как электрошок. Заживает очень долго, рубцы проходят годами. Еще больно, когда твоей головой пробивают дверь, или когда тебя тащат за волосы по полу к батарее и колотят твоей головой по ней пока ты не потеряешь сознание. Так я получила своё первое сотрясение мозга в 19 лет, после чего и сбежала из дома. Ну, и ногами в живот тоже больно очень.

На мне не было живого места. Вкус детства для меня не вкус конфет и жвачки, а вкус крови во рту или вкус крови из носа. Тёплая соленая кровь. Я ходила в синяках, ссадинах больше 10 лет подряд. Именно поэтому я понимаю, о чем говорю, и хочу по пунктам разложить.

  1. Жертва насилия, особенно, если это ребёнок не понимает, что это все насилие. Мне постоянно говорили, что я по-другому не понимаю. И я верила, что я по-другому не понимаю. И, главное, я была уверена, что так воспитывают всех детей. Пожалуйста, объясняйте детям, самим себе, другим взрослым, что ваша личность и тело неприкосновенны. Что никого нельзя бить, что это ненормально. Нельзя, чтобы у кого-то была мысль, что это норма.
  2. Родители! Избитый вами ребёнок думает либо о самоубийстве, либо об убийстве вас, либо ненавидит весь мир, либо думает как он одинок, либо хочет телепортироваться на другую планету. Он не думает о своём поведении и что ему нужно быть хорошим. Насилие и агрессия в ребёнке никогда таких мыслей не вызовут. Это я тоже знаю по себе. Я много раз сидела на подоконнике и много раз хотела с него шагнуть.
  3. Бьют не только плохие люди. Есть стереотип, что зло могут совершать только киношные злодеи. Это не так. Я росла в семье профессора, в доме с огромной библиотекой, ходила в платную школу с углубленным изучением математики. Папа писал пейзажи и очень серьезно занимался моим образованием, особенно историей и литературой. Это не мешало ему меня зверски избивать.
  4. Бьют не только мужчины. Самые долгие и мучительные побои я получала от мачехи, блондинки-библиотекаря с тоненьким голосом и голубыми глазами.
  5. Хорошие люди молчат хорошо. Мои крики, мольбы «Пожалуйста, не надо» и «Помогите кто-нибудь!» слышали все соседи, все видели, как я хромаю, все видели мои заплывшие глаза с синяками. Все соседи знали, что происходит. Но наша семья была очень уважаемой и интеллигентной и вообще «все, что происходит за чужими дверями». Молчание в таких ситуациях - покровительство зла. Если вы молчите, просто знайте это.
  6. Родители не всегда правы. Это самая сложная и жесткая стигма. Родитель всегда прав - главная ловушка для детей, которых бьют. Ребёнок - не ваша собственность, он личность, он человек, отдельный от вас. Ребёнок может не совпадать с вами, он другой человек. И, вы, да, вы, не всегда и во всем правы. Вы можете ошибаться, особенно в методах воспитания, особенно, если вы выбрали таким методом насилие.
  7. Жертва домашнего насилия не всегда похожа на жертву. Внешне. Мне все время было стыдно, что меня бьют, я боялась, что меня будут жалеть, поэтому всегда в обществе была очень улыбчивой, веселой и задорной. Я и сейчас такая. Присмотритесь к людям вокруг вас, может быть, кому-то нужна ваша помощь. Жертвам насилия не нужно ваше сочувствие, им необходимо ваше соучастие.
  8. Жертве насилия очень тяжело признаться в этом. Прежде всего самому себе. Жертвой быть не хочется. Жертвой быть не круто. Жертва, слово такое ещё! Но, главное, что можно услышать, что ты сам во всем виноват. Я даже сейчас пишу этот пост, прошло много времени, половину жизни назад, а у меня возникают мысли, что кто-то подумает, что я все это заслужила и не хрен было опаздывать домой, дерзить родителям, получать тройки и включать без разрешения телевизор. Или что кто-то скажет, ну, ты же стала успешной, умной, образованной, значит правильно воспитывали.
  9. Насилие оставляет шрамы не только на теле. Во-первых, избиение всегда сопровождается психологическим давлением. Ты хуже всех, ты животное, ты чудовище, тебя надо сдать в психушку, в питомник (почему в питомник?), тварь, идиотка, мразь. Это не весь список ласковых слов моего детства. Во-вторых, у вашего ребёнка будут огромные проблемы с доверием к людям и, скорее всего, комплекс вины. Это тоже я знаю по себе. Мне 36 лет, я до сих пор боюсь наказания за каждую ошибку, занимаюсь самобичеванием и самокопанием, виню себя даже за косяки других людей и оооооочень болезненно реагирую на критику и обвиняю себя за эту самую критику.
  10. Обнимите своих детей. Обнимите своих родных. Если в вашей голове возникает мысль кого-то ударить, а она может возникнуть, давайте быть честными и не строить из себя святых, работайте над этим, убивайте зло в себе в зачатке. Иначе вам будет тяжело остановиться.
  11. Разговаривайте. Поднимайте эту тему. Не бойтесь. Но! Не делайте это, когда кого-то уже убили или посадили в тюрьму за самооборону. Вы же сейчас постоите с табличками и успокоитесь. Не успокаивайтесь. Делайте это, когда ничего ещё не произошло. Просвещение и образование - вот, что нужно. Прежде всего правовое. Повсеместно. В СМИ, в фейсбуке, на лавочке во дворе. Информационное поле зависит сейчас от каждого из нас. Эта тема не для стихийных информационных поводов. Конечно же, мы живём в обществе, и зло всегда будет в людях. Но ребёнок должен понимать, что он не один, что его могут защитить и что у него есть права. И самое главное, что это НЕ норма. Это ненормально. Не-нор-маль-но. Это варварство. Это чистейшее зло. Меня бы это понимание очень спасло в моем детстве.
  12. Мне не нужна помощь, меня не нужно жалеть. У меня прекрасная счастливая богемная жизнь. Иногда даже слишком роскошная. Я давно со всем этим справилась и написала этот текст не для себя и не ради себя. Этот coming out - мой одиночный пикет с табличкой."
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter