Рус
Eng
Все худшее — детям-сиротам? Как в регионах обеспечивают жильем эту категорию граждан

Все худшее — детям-сиротам? Как в регионах обеспечивают жильем эту категорию граждан

23 октября , 00:05ОбществоPhoto: Медиахолдинг 1Mi
«Радуйтесь, если к пенсии получите», — так в суде Удмуртии заявили сироте, претендующей на жилье.

По состоянию на 1 января 2020 года, в Удмуртии в очереди на получение жилья была 3981 сирота. При этом за прошлый год для них приобретено лишь 132 жилых помещения. Для обеспечения всех сирот жильем необходимо порядка 4 млрд рублей. Но в 2020-м на эти цели выделено только 347 млн рублей.

О том, что очередь двигается крайне медленно, несколько сирот рассказали изданию Udm-Info. Так, Анжела Трефилова стоит 807-й в очереди. «К старости, может быть, получу, к пенсии… А у нас с детьми прописки нет, из-за этого я и бьюсь за жилье», — рассказала она.

С 15 до 18 лет Трефилова воспитывалась в приюте Ижевска. Потом поступила в училище, вышла замуж и переехала к супругу в Можгу, родила там двух детей. Но спустя шесть лет брака развелась. Год назад Трефилова вернулась в Ижевск. Сейчас она снимает квартиру за 8 тысяч рублей в месяц.

По словам Трефиловой, при выпуске из приюта ей невнятно объяснили ее права на жилье, в результате чего она тогда никуда не обратилась. Только спустя несколько лет сирота решила действовать — вместе с органами опеки она собрала документы и отправила в суд, чтобы восстановить свое право на получение жилья. Суд встал на сторону Трефиловой, а она встала в очередь на жилье. Только вот ждать остается, по всей видимости, долго.

О плачевной ситуации сообщила журналистам и Дарья Захарова из Можги. В приюте она никогда не жила, после смерти отца на воспитание ее взяла мачеха. В 18 лет Захарова узнала, что имеет право на жилье, обратилась в органы опеки. Однако в наследство от отца девушке осталась доля в непригодном для проживания доме. Поэтому в очередь Захарову ставить отказались.

В 2016 году Захарова добилась, чтобы дом признали непригодным для проживания. В том же году ее поставили в очередь на жилье. «В 2018 году она подавала в суд иск о понуждении в предоставлении жилого помещения, суд выиграла. Но до сих пор ничего не получила», — сообщает Udm-Info.

На момент подачи иска в суд Захарова была 83-ей в очереди в Можге. Сейчас же — 73-я. «Я регулярно обращаюсь в местную администрацию, органы опеки, прокуратуру, следственный комитет, но отовсюду получаю отписки: ждите своей очереди. То есть даже по решению суда не могут предоставить, даже не смотрят на него», — рассказывает сирота. В настоящее время она также вынуждена снимать квартиру за 8 тысяч рублей в месяц.

Большой проблемой является тот факт, что дети-сироты из Удмуртии поздно узнают о своем праве на жилье. Согласно законодательству, они имеют право подавать документы с 14 лет, но по незнанию не делают этого. «Если опекун в интересах сироты, либо самостоятельно сирота подаст заявление о предоставлении жилого помещения со всеми документами с 14 лет, то в течение девяти лет — до достижения возраста 23 лет — будет возможность предоставить ему помещение», — говорит юрист Вероника Федорова.

Еще один немаловажный аспект — в Удмуртии сейчас две очереди из сирот на жилье. Одна состоит из тех, кто уже обращался в суд, а вторая — из тех, кто еще не делал этого.

«Из-за этого образовалась правовая дилемма, которая имеет очень неоднозначные последствия. Прежде всего, проблема в том, что решение суда обязательно к исполнению. Но, исполняя решения судов, мы можем попасть в другую ситуацию, когда тот, кто встал в очередь позднее, получит квартиру раньше того, кто стоит в ней десятилетиями», — считает уполномоченный по правам человека в Удмуртии Вениамин Соломенников.

Кроме того, по его мнению, за последние пять лет в республике выделялось недостаточно средств из бюджета на жилье для детей-сирот. Что, в свою очередь, привело к увеличению числа граждан этой категории, которых необходимо обеспечить жильем. При этом специализированный жилищный фонд формируется без учета этого роста, отмечает омбудсмен.

К слову, по данным регионального минфина, на 1 октября 2019 года из предназначенных для формирования спецжилфонда средств республики не было освоено ни одного рубля. 132 квартиры были приобретены уже после этой даты. В минстрое пояснили, что так произошло по ряду причин. Одной из которых в министерстве назвали недостаточность предложений для приобретения жилья для детей-сирот.

«По данным прокуратуры Удмуртии, строительство жилья для детей-сирот в республике не ведется, в том числе ввиду того, что органы местного самоуправления не исполняют своих обязанностей по определению земельных участков, на которых возможно строительство жилья, а также по предоставлению сведений о наличии таких земельных участков в минстрой Удмуртии», — отметил Соломенников.

В минстрое Удмуртии надеются, что проблему удастся решить благодаря жилищным сертификатам. Соответствующий законопроект уже подготовлен. «Данные мероприятия позволят сократить сроки обеспечения жильем и снизить недовольство граждан при получении жилья, так как будет предоставлен самостоятельный выбор жилого помещения», — считают в министерстве.

Пока же закон не принят, Соломенников советует обращаться к уполномоченному по правам человека в России Татьяне Москальковой с предложением рассмотреть вопрос о соблюдении жилищных прав детей-сирот на федеральном уровне.

Удмуртия — не единственный регион, где дети-сироты вынуждены отстаивать свое право на жилье в судах. Аналогичная ситуация сложилась, в том числе, и в Нижегородской области. По данным на начало февраля 2020 года, в очереди на жилье там числилось более 2600 сирот. Средний срок ожидания жилья в Нижегородской области, по официальным данным, составляет от 2 до 5 лет в зависимости от района.

Чтобы получить положенные квадратные метры, дети-сироты массово подают иски в суды. Только за 9 месяцев 2019 года на исполнении управления ФССП находились 48 производств о предоставлении жилья этой категории граждан.

Кроме того, за последние годы в Нижегородской области произошел ряд скандалов, связанных с жильем для сирот. Так, в сентябре 2018 года минсоцполитики приобрело 12 квартир в строящемся доме в Кстове. Стоимость каждой составила 1,27 млн рублей. Но счастливого новоселья не случилось. Межведомственная комиссия выяснила, что часть жилых помещений не соответствует правилам и нормам технической эксплуатации. В частности, в пяти квартирах были почерневшие обои.

Помимо этого в начале 2020 года арзамасские чиновники были задержаны по подозрению в мошенничестве с квартирами для сирот. По версии следствия, один из предпринимателей находил на вторичном рынке жилье, которое не соответствовало необходимым требованиям. Его цена была ниже той, что предполагалась будущим контрактом. Затем бизнесмен оформлял заявки с ложными характеристиками жилых помещений на участие в электронных аукционах. Полученную разницу он забирал и делил с сотрудниками администрации.

Также в этом году уголовное дело по факту предоставления некачественного жилья детям-сиротам было заведено в Ардатове. В домах не было вытяжек, из-за чего повысилась влажность, отклеились обои и появилась плесень. В администрации Ардатовского района при этом свалили вину на детей-сирот, которые якобы не появлялись в квартирах и не проветривали их.

Еще одно уголовное дело в 2020-м было возбуждено в Воротынце. По версии следствия, должностные лица администрации передали восьми детям-сиротам квартиры, зная, что дом построен с нарушениями.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter