Рус
Eng

Телевизор обеспокоился судьбой украинской земли

Телевизор обеспокоился судьбой украинской земли
Телевизор обеспокоился судьбой украинской земли
23 сентября 2019, 16:17Общество
Российские телеведущие не хотят допустить распродажу Украины, забывая о том, что сама Россия уже практически распродана.

Сергей Митрофанов

Я уверен, что спроси кого-нибудь во дворе, что вы думаете про газовые контракты, скорее всего, люди сделают большие глаза. Или, например, спросить их про «формулу Штайнмайера». Ёлки-палки, а кто такой этот Штайнмайер? Физик, химик, математик? Что за формулы он пишет?

Ну, допустим, если вы задались целью запомнить по именам всю европейскую бюрократию, то вы, конечно, знаете: Штайнмайер – это президент Германии, не хухры-мухры. Однако кто у них главней в Германии, - президент или канцлер, - кто компетентней в международных вопросах, кто релевантней представляет Германию на международной арене, вы вряд ли знаете точно, и уж, скорее, вы бы ждали формулу от фрау Меркель, чем от г-на Штайнмайера.

Тем не менее, наш Телевизор отводит очень много времени загадочной формуле. И начинает казаться, что это просто волшебная какая-то формула, а вся история приобретает сказочный оттенок.

Итак, двигалась себе европейская История ни шатко ни валко по европейской колее и вдруг споткнулась об проблему Донбасса. Все тут расстроились и закричали: «Что делать? Что делать?» А потом выяснилось, что есть в Германии один человек, у которого сложилась фантастически эффективная «формула», как всё снова наладить, и зовут его Штайнмайер. Побежали к Штайнмайеру, чтоб он им эту формулу дал. Он – дал. И все бы с этого момента пошло очень хорошо, но тут «украинские дебилы» (это не мои слова, а слова Телевизора в лице В. Соловьёва) вдруг заявили, что они де никакой формулы в глаза не видели (Порошенко: «Никакой формулы Штайнмайера не существует, её писал Лавров»), и так хорошо начинавшийся мирный процесс снова обернулся пшиком.

По версии украинской стороны, г-н Штайнмайер действительно что-то кому-то советовал полуофициальным образом, но советовал, понятно, дискуссионно и по-немецки, а переводили его люди Лаврова. Путину же Лавров доложил уже русский «авторизованный» перевод, несколько отличающийся, как говорят, от оригинала, и придумал само слово «формула».

Впрочем, это всё не беда, в конце концов, если надо, подите к Штайнмайеру и уточните. Настоящая беда в другом. В том, что ведь не существует никакого документа, у которого в шапке было бы написано «Формула». Никто его не подписывал, и никакой Штайнмайер при всм к нему уважении не компетентен давать указания суверенной, как она считает, Украине, как ей разруливать свой «внутренний», как опять же утверждает Телевизор, конфликт. Так что действовать по его «формуле» никак для Украины не обязательно.

Вторая проблема – онтологическая.

Допустим, «формула» такая сказочная всё-таки существует, и она действительно именно такая, как говорит Телевизор, но в ней якобы написано, что на Донбассе выборы местной администрации должны пройти при неконтролируемости внешней границы национальными пограничниками.

(В. Соловьев: «Они все убежали».)

То есть так, что заходи кто хочешь, вливай какие хочешь внешние деньги в манипуляции. Скажите, есть хоть одна страна в мире, которую устроила бы такая «формула»?

Третья проблема: случайно ли, что мы до сих пор так и не услышали, а кем видит себя в перспективе сама донбасская сторона «внутреннего конфликта» - россиянами или украинцами? Что она хочет, чего добивается? Причём, лично меня устраивали бы оба варианта. Россиянами – и Донбасс виснет на бюджете России, а Украина больше не заморачивается пенсиями и восстановлением коммуникаций. Украинцами – и Донбасс начинает признавать украинские законы и Конституцию. Ну, а как иначе?

Во время спора о формуле Штайнмайера.

А. Чаленко, обозреватель портала «Ukraina.ru»:

- Я пострадал оттого, что не подписали формулу Штайнмайера. Поспорил на бутылку водки и проиграл.

И. Коротченко (веско роняя слова):

- Тромбы не дают Украине развиваться

И замолчал. При этом все задумались, что за тромбы, где они сидят.

Однако, если кто-нибудь думает, что наш Телевизор злой, то он глубоко ошибается. Наш Телевизор – добрый. Казалось бы, он должен был обидеться, что «формула Штайнмаера» не прокатила. Ан нет. Он всё равно печётся, чтоб Украине было хорошо. Чтоб была она была с российским дешёвым газом и углём из Донбасса, а не с каким-то газом сжиженным и углём из Колумбии.

А ещё его очень беспокоит запуск рынка земли в Украине, после которого всю землю скупят иностранцы. Понаедут и будут жить-поживать и добра наживать. Про то, к великому удовольствию, проходят в Украине демонстрации аграриев. Не хотят они распродажи Родины. А Зеленского, считает Телевизор, ведь поставили специально, чтобы он эту землю раздербанил. Конфликт интересов.

Впрочем, и к этой версии есть вопросы. А разве аграрии, которые выходят с протестами, не хотят землю в собственность? Им приятней земля у латифундистов? Разве сельскому хозяйству Украины не требуются инвестиции?

И ещё вот такой аргумент: почему в Америке можно иметь рынок земли, а в Украине нет? Кажется, наоборот, будет обидно, если рынок земли в Украине начнётся с ограничений доли иностранцев. Один из украинских блогеров так и написал: будет здорово, если иностранцы из стран НАТО скупят приграничные земли, попробуйте тогда к нам сунуться. И кстати, почему никто не спросит, а чем кончились подобная дискуссии о земле в России? Тут ведь тоже кричали про «не дадим распродать Родину». После ряда нехитрых манипуляций с поисковыми системами, выясняется, что: «Несмотря на установленные Законом «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения» ограничения, по разным подсчётам, площадь введённых в оборот земель составляет не менее 11 процентов территории России. А это земля, превосходящая по размерам территорию не одного государства».

***

Забавный эпизод

Оказывается, не все в Украине русофобы и бандеровцы, некоторые «материковые» украинцы тоже ведь стремятся к расширению сотрудничества с Россией. Вот, например, «завод металлических изделий». Его рабочим не удается запихнуть эти изделия в Евросоюз, там, видимо, вздрагивают при виде этих изделий, не знают, куда применить. Вот бы их в Россию, - мечтают рабочие.

Упсс, тут мы пригляделись, а завод-то не металлических, а деревянных изделий.

Скабеева (с досадой):

- Да какая разница!

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter