Рус
Eng
Бумага всё стерпит?

Бумага всё стерпит?

23 июля 2015, 00:00
Общество
Маргарита АЛЕХИНА
Общероссийский народный фронт (ОНФ) на этой неделе предложил отменить торговый сбор, действующий с 1 июля для книжных магазинов. Активисты провластного движения признают, что даже крупным магазинам платить новый налог почти не из чего, а букинистические торговые точки, которых в Москве и так единицы, он поставил на гра

В заявлении, которое распространил во вторник ОНФ, говорится, что книжный рынок сейчас «и так сложно назвать сверхприбыльным», а действующий с июля торговый сбор и вовсе лишает книжные магазины средств к существованию. Сейчас он составляет 60 тысяч рублей в квартал. «На сегодняшний день в Москве работают 226 книжных магазинов. Средний оборот их колеблется от 0,5 млн. до 1,5 млн. рублей в месяц. При средней наценке 50% «грязная прибыль» таких магазинов – от 165 тыс. до 500 тыс. рублей ежемесячно. На оплату аренды уходит от 50 тыс. до 250 тыс. рублей без учета коммунальных платежей и услуг связи. После уплаты аренды у магазина в лучшем случае остается сумма от 100 тыс. до 300 тыс. рублей, которая расходуется на то, чтобы выдать зарплату сотрудникам. Как отмечают эксперты ОНФ, с такой бухгалтерией платить торговый сбор уже не из чего», – говорится в заявлении. Особенно туго придется букинистическим магазинам, которых в Москве всего шесть: «Для сравнения: в Париже их работает около семи тысяч», – указывают в ОНФ.

«Я в курсе этой инициативы. Планов вводить льготу у нас нет, – сказал «НИ» глава комитета по законодательству Мосгордумы Александр Семенников. – Во-первых, по объективным причинам: дума на каникулах. Во-вторых, на последнем заседании мы приняли достаточно большой перечень льгот для разных категорий предпринимателей по этому сбору».

Столичный парламентарий пояснил, что торговый сбор платится по сути только теми, кто не платит налог на прибыль (то есть несет убыток или работает «в ноль»). В противном случае сумма торгового сбора вычитается из налога на прибыль. «Если у предприятия прибыль равна нулю, то в чем смысл такой предпринимательской деятельности? Либо ее вообще нет, либо есть минимизация. Не секрет, что многие предприятия используют схемы снижения налоговой нагрузки. А торговый сбор и нужен для того, чтобы те, кто не платит, хотя бы что-то заплатили». По словам г-на Семенникова, мелкие книжные магазины с площадью до 50 квадратных метров и так свободны от торгового сбора. Те, чья площадь – 100 квадратных метров, платят незначительную сумму. А значит, жалобы исходят от крупных торговых точек. «Если для них этот вопрос встал, если они долго работают без прибыли – значит, надо садиться и решать, просчитывать по рублю, какая сумма сбора у них выходит. Но пока из плательщиков никто не обращался».

Торговый сбор действует в Москве с 1 июля. Согласно новшествам в Налоговом кодексе РФ, принятым в ноябре прошлого года, такой сбор может вводиться в городах федерального значения – кроме столицы это Санкт-Петербург и Севастополь (для увеличения налоговой нагрузки в других регионах требуется отдельный федеральный закон). При этом регионы сами вправе решать вопрос о вводе торгового сбора – в Санкт-Петербурге, например, с налогом решили обождать как минимум до следующего года. На усмотрении местных властей остались и вопросы о ставке и льготах. В Москве, например, льготы предусмотрены для точек на рынках и ярмарках, вендинговых автоматов, а также почты, бюджетных и казенных учреждений.

В начале июля Ассоциация книжных издателей и распространителей обратилась к властям с просьбой отменить торговый сбор для книжных магазинов: «Введение сбора поставило под угрозу существование независимой книжной торговли в Москве. Множество небольших букинистических и книжных магазинов, снимающих небольшие и не всегда удобные пространства в городе, не смогут остаться на рынке», – заявляют книгоиздатели в открытом письме. По их сведениям, торговый сбор отразится и на благополучии издательского бизнеса: небольшие издательства часто устраивают в офисах небольшие магазины с очень узким ассортиментом. «Месячные выручки таких магазинов не более 50–80 тысяч рублей, они не смогут платить дополнительно к аренде, оплате труда и налогам еще 20 тысяч рублей в месяц. Им придется закрыться», – указывает Ассоциация.

Фото: EPA

Официальный ответ от властей на обращение книгоиздателей пока не пришел, пояснил «НИ» глава ассоциации, соучредитель книжного магазина «Фаланстер» Борис Куприянов. Однако владельцы такого бизнеса долго ждать не смогут: «Пока еще никто не закрылся. Но, я думаю, до конца лета будет ясность насчет последствий введения торгового сбора». По его словам, московские депутаты, отмечая, что торговый сбор платят либо неприбыльные магазины, либо недобросовестные, ситуацию оценивают верно: «Я многие магазины знаю, где прибыли нет никакой. Занизить ее они не могут – что там занижать, когда у вас десять метров площадь? Часто это семейный бизнес. Его цель – продавать книги и обеспечивать ими людей. А все деньги идут на зарплату работникам в 15 тысяч рублей». Между тем, по словам собеседника «НИ», предприятия вроде Московского дома книги показывают огромные прибыли: «Но они унитарное предприятие и работают на сверхльготных условиях».

Новое налоговое законодательство – не единственная причина для беспокойства у книжных предпринимателей. Так, в середине июня пользователи соцсетей сообщили об исчезновении с Арбата букинистических развалов. «Два дня назад, ночью, чтобы никто не видел, уничтожили все точки букинистов на Арбате. Книг на Арбате больше нет, – рассказывал тогда актер Иван Лакшин. – Я писал какое-то время назад про сумасшедшую, завалившую жалобами местное отделение полиции, что ей «мешает шелест страниц, доносящийся с Арбата». Она победила».

«Букинистическая торговля на Арбате появилась с подачи академика Сигурда Шмидта. Матрешечников убрали, выставили художников и букинистов. Мы получили разрешение, поставили восемь точек. Потом мэрия провела конкурс, и больше половины точек получило общество инвалидов какого-то там района; мы у них потом аренду просили. Потом опять получили разрешение на три года. Все было официально, я платил налоги – копейки, правда. 13 июня заканчивалось действие этого последнего контракта. Тогда все и снесли. Там работало 12 человек, и, придя утром на работу, они увидели пустоту. С юридической точки зрения действия власти были легитимны, но в цивилизованном обществе вообще-то предупреждают, спрашивают, будет ли пролонгация», – рассказывает «НИ» букинист Юрий Лучников. По его словам, попытки выяснить в префектуре ЦАО, с чем связан разгон и будет ли в дальнейшем проводиться конкурс, потерпели неудачу: префект оказался чрезвычайно занятым человеком.

«НИ» направили запрос с просьбой объяснить ситуацию в столичный департамент торговли и услуг, а также в префектуру Центрального округа. Как только будет получен ответ, мы вернемся к теме.

«В Москве точек, работающих с букинистикой, не осталось. На набережной Вольтера в Париже – два километра только книжных лотков. А по всему городу – семь тысяч. Во многих европейских городах невозможно пройти по улице и не встретить книжный развал. Я хочу сказать, что отношение к книге – это лакмусовая бумажка уровня цивилизованности общества», – говорит Юрий Лучников.

Библиотекам в год литературы тоже приходится несладко. Как ранее неоднократно писали «НИ», региональные прокуратуры регулярно наказывают библиотеки и школы за нарушения антиэкстремистского законодательства: чаще всего – за отсутствие на компьютерах контент-фильтров, отсутствие актуального федерального списка экстремистских материалов (который обновляется почти еженедельно) или за то, что библиотеки не отчитываются о сверках своих фондов со списком экстремистских материалов. Последний такой случай, по данным информационно-аналитического центра «Сова», относится ко вчерашнему дню: прокуратуры Ноябрьска и Надыма (оба города находятся в Ямало-Ненецком автономном округе) указали четырем школам на то, что пользователи их компьютеров имеют доступ к сайтам запрещенного в России украинского «Правого сектора», тем самым фактически преградив учащимся доступ в Интернет: «Из сообщения прокуратуры неясно, были ли установлены на школьных компьютерах контент-фильтры, однако мы исходим из того, что в противном случае прокуратура указала бы на их отсутствие», – указывают в «Сове». Библиотеки же подвергались санкциям со стороны правоохранителей уже как минимум 36 раз за год.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter