Рус
Eng
Алёна Попова: «Отношение государства к насилию в школе нужно менять...»

Алёна Попова: «Отношение государства к насилию в школе нужно менять...»

23 мая 2019, 10:53Общество
По статистике 27.5% российских школьников подвергались физической или вербальной травле (буллингу) как минимум несколько раз за месяц, а наша страна находится в лидерах по данному показателю.

Буллингу посвятила свой очередной пост общественный деятель Алёна Попова:

«Почти всегда реакция классного руководителя, директора, зама по учебно-воспитательной работе на травлю и физическое насилие одна - не замечать. Классический случай произошел в одной из алтайских школ. Подростки целый год постоянно унижали и били своего одноклассника. Когда терпение жертвы оказалось на пределе, он рассказал обо всем родителям и даже показал видео с избиениями. Подросток заверил, что несколько раз говорит об этом классному руководителю, но никакой реакции не последовало.

Родители пострадавшего встретились с классным руководителем. Учительница предложила решить проблему тихо и не предавать случившееся огласке. Тогда папа мальчика пошел к директору школы. Директор сказала, что впервые слышит об этом. Вызвали заместителя по учебно-воспитательной работе, который вообще посчитал, что никакой травли нет. Решать проблему начали только после заявления родителей в полицию и другие контролирующие органы.

То есть родителям нужно приложить огромные усилия, чтобы проблему травли их ребенка начали решать. Никакого системного подхода к решению этой проблемы в российских школах сейчас не существует. Хотя проблема огромна. Согласно данным OECD, 27.5% российских школьников подвергались физической или вербальной травле (буллингу) как минимум несколько раз за месяц. Россия находится в лидерах по данному показателю из 72 стран, участвовавших в исследовании. То есть почти каждый третий российский школьник страдает от травли.

Проявления данной проблемы сложно не заметить. Социальные сети завалены видео с издевательствами одних школьников над другими. Иногда такие случаи заканчиваются массовой резней или расстрелом одноклассников. Травля крайне негативно влияет на психическое и физическое здоровье детей: депрессия, чувство тревоги, грусти и одиночества, нарушение сна, потеря интереса к занятиям. Ухудшается успеваемость, начинаются частые прогулы занятий. Эти проблемы влияют затем на взрослую жизнь.

Но проблеме травли в школе наше государство сейчас внимания почти не уделяет. Игнорирует примерно так же, как и домашнее насилие. Учителей не готовят бороться с травлей среди детей. По словам министра образования Ольги Васильевой, на одного педагога-психолога в России сейчас приходится в среднем 800 учеников.

Отношение государства в целом к насилию нужно менять. К травле в школе, домашнему насилию и домогательствам, насилию над заключенными и проч. Чиновников и депутатов необходимо как можно быстрее заставить решать эти проблемы. Пусть прекратят делать вид, что таких проблем в России вовсе не существует...»

Комментаторы этого поста были единодушны в оценке ситуации в российских школах.

Ольга Валиева:

«Да. А потом скажут, что виноваты социальные сети и видеоигры. И прикроют соцсети и игровые платформы, введут ещё большую интернет-цензуру. Как всегда будут бороться со следствием, но не с причинами...»

Анна Браницкая:

«Все эти перечисленные товарищи из школы еще очень любят фразу: «дети сами разберутся, а у Вас, мамочка, гиперопека»...»

Татьяна Клевченя:

«Когда мою дочь попытались подвергнуть травле в школе, я вначале написала письмо в котором изложила факты, и отправила копию директору школы заказным письмом. С уведомлением, что если не будут приняты меры, то письмо и заявление пойдет в прокуратуру. Реакция была бурной, но результат на лицо: виновная (классный руководитель) - получила выговор и была депремирована, о травле не было больше и помину, а ребенок осенью сказал, что, пожалуй, школу менять не будет, все и так утряслось...»

Анна Ваганова:

«Когда меня в школе травили, я думала, что это моя проблема. Что никто больше этого не видит. Пока через несколько лет, в старших классах не услышала от одной дамы, преподавателя музыки: а как у тебя сейчас дела? Ребята тебя уже не травят? Помню что я что-то буркнула в ответ. Помню как меня колотило от обиды: вы всё видели и молчали!!! Я так и не смогла простить взрослых. Много лет спустя, работая вожатой в лагере заметила, что дети в отряде ополчаются против одной девочки. Мы с воспитателем тут же собрали всех и устроили такое представление! Час мозг промывали на тему добра и гуманизма. У нас был самый дружный отряд. Я никогда не проходила мимо "жертв" с мыслью: сам виноват. Сами разберутся. До сих пор убеждена, что это преступление против детей! Притом и тех, кого травят и тех, кто травит...».

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter