Рус
Eng
Приговор под гимн

Приговор под гимн

23 марта 2016, 00:00
Общество
Надежда Пастухова, Донецк, Ростовская область
Донецкий городской суд Ростовской области вчера закончил оглашать приговор украинской летчице Надежде Савченко. Военнослужащая признана виновной в убийстве гражданских лиц в зоне военных действий в Луганской области, а также незаконном пересечении границы. Согласно приговору, в колонии Савченко должна провести 22 года.

Как и накануне, в первый день оглашения приговора улица Ленина была перекрыта. Территорию возле Донецкого горсуда патрулировали казачьи дружины, полиция и омоновцы с автоматами.

С самого начала заседания перед судом стоят два десятка человек, над которыми развевается дюжина флагов ДНР и ЛНР, знамен в черно-оранжевую полоску. Шеренга пестрая: тут и студенты с самодельными плакатами, и более взрослые члены ростовского отделения «Национально-освободительного движения». Один из нодовцев заявляет: «Я пришел выразить поддержку справедливому суду, поддержать его перед лицом внешнего давления. Я не сомневаюсь в справедливости следствия, поскольку там работают профессионалы. Виновные в гибели журналистов должны ответить».

Часть нодовцев пришли в футболках с портретами погибших журналистов ВГТРК Антона Волошина и Игоря Корнелюка. «Активистов» даже пускают в зал суда (при этом «за бортом» остается множество журналистов). Войдя, они кричат собравшимся корреспондентам: «На их месте мог оказаться каждый из вас!» Журналисты не то чтобы соглашаются.

Поддержать Надежду Савченко в суд приехала ее сестра Вера, которая сама сейчас находится под следствием за оскорбление суда. Мать Надежды Савченко не смогла приехать по состоянию здоровья. Также на заседание прибыли народные депутаты «Батькивщины» в футболках с Надеждой Савченко под пиджаками. Нардеп Виктор Кривенко заявляет: «Схватили невиновного человека!»

Надежда Савченко держится уверенно. Усмехается, переговаривается с адвокатами. Поет народные украинские песни, перебивая судью.

Приговор выносит коллегия – «тройка» судей. Это Евгения Черных, Али Хайбуллаев и председательствующий Леонид Степаненко, который читает текст решения. Судьям противостоит «тройка» адвокатов: помимо Марка Фейгина и Николая Полозова на вторничное заседание пришел и отсутствовавший ранее Илья Новиков.

В начале заседания судья долго зачитывает протоколы выемки вещественных доказательств, показания сотрудников ДПС и пограничников об обстоятельствах задержания Савченко в России, показания подполковника управления ФСБ по Воронежской области Алексея Почечуева, которому дорожные инспекторы передали военнослужащую.

Была зачитана биография Савченко, ее послужной список. Подсудимая открыто смеется, судья делает ей замечания – одно за другим. «Кому весело – могу удалить», – говорит Степаненко. «Мне», – отзывается Савченко из своего «стакана».

Суд переходит к показаниям свидетелей защиты – это Вера Савченко, а также специалисты, которым адвокаты заказывали экспертизы по делу Савченко. Среди них – инженер сотового оператора Андрей Иванов, который анализировал перемещения Савченко по сигналу ее телефонов, и астроном Ольга Вознякова, которая изучала расположение теней на видеозаписи ополченцев с Савченко, взятой в плен. Эти экспертизы, по мнению защиты, служили доказательствами, что подсудимая была пленена за несколько часов до артобстрела, а в Россию была вывезена не по своей воле.

В обед всех присутствующих выгоняют из здания суда. Между журналистами начинается перепалка, слышатся возгласы: «Лучшие места в зале заняли пропагандисты! А зачем? Они же все равно ничего не покажут! Они даже не включают камеры и микрофоны. А операторы международных СМИ не могут попасть в зал!» Корреспонденты разбиваются на два лагеря. «Разве Корнелюк и Волошин – не ваши коллеги? Савченко обвиняется в убийстве ваших коллег!» – увещевает сотрудник государственного вещательного холдинга.

После полуторачасового перерыва в зал попадают далеко не все: часть журналистов остается враждовать на улице. Судья Степаненко продолжает оглашать показания свидетелей защиты – бойцов «Айдара». Затем перечисляет статьи, вмененные Савченко. И подводит к выводу, что вина военнослужащей полностью доказана, а доказательства защиты признаны несостоятельными.

Показания свидетелей защиты суд называет противоречивыми, зато «показания свидетелей обвинения «в основном согласуются между собой и у суда нет основания не доверять им». Судья делает акцент на том, что «Савченко подлежит уголовной ответственности, причем «исправление невозможно без изоляции от общества».

Все трое адвокатов демонстративно игнорируют речь судьи: Фейгин и Полозов увлеченно пишут в Twitter, Новиков листает исторический журнал. Савченко поет народные песни.

Судья объявляет срок: 22 года колонии, из которых 18 – за убийство, 10 – за покушение на убийство (итоговая цифра получается путем частичного сложения). Плюс 30 тысяч рублей штрафа за незаконное пересечение границы.

«Вам понятен приговор?» – произносит Степаненко. Савченко в ответ начинает петь гимн Украины. Часть зала подхватывает.

После окончания заседания Марк Фейгин заявляет, что решение было предсказуемым: «Еще летом 14-го года было ясно, что суд не будет справедливым. Он изначально был пропагандистским. Внутри России это сработало, и большинство населения поддерживает суровый приговор для Савченко». По его мнению, благодаря всемирной поддержке Савченко не будет отбывать этот приговор.

Николай Полозов в очередной раз напоминает, что Савченко не будет обжаловать приговор, поскольку видела, что подобные попытки других политзаключенных ни к чему не привели. «У Савченко железный характер. Сегодняшний приговор – это не конец, а начало, начало большой политической карьеры Надежды Савченко», – разгоряченно ораторствует Полозов.

Защитники Савченко уходят под крики митингующих нодовцев: «Убийца должна сидеть!» и «Фашизм не пройдет!».

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter