Рус
Eng

Одно слово - до измены: ФСБ расширила перечень запретных к разглашению сведений

Одно слово - до измены: ФСБ расширила перечень запретных к разглашению сведений

Одно слово - до измены: ФСБ расширила перечень запретных к разглашению сведений

22 ноября, 10:15
Общество
ФСБ обновила перечень закрытых сведений о военной и военно-технической деятельности в России. Попасть под преследование теперь можно за оценку военно-политической обстановки, рассказ о моральном климате в войсках, разглашение персональных данных о военных и их семьях. А также за любую критику «Роскосмоса». 

Юлия Сунцова

Приказ №547 от 04 ноября 2022г, зарегистрированный в Минюсте 17 ноября 2022г, «Об утверждении Перечня сведений в области военной, военно-технической деятельности в Российской Федерации, которые при получении иностранными источниками могут быть использованы против безопасности Российской Федерации», появился на официальном портале правовых актов России pravo.gov.ru.

Документ обновляет и дополняет прошлогодний аналогичный приказ ведомства. Разница и в том, что предшествующий приказ в преамбуле ссылался на №272-ФЗ от 28.12.2012г. «О мерах воздействия на лиц, причастных к нарушениям прав и свобод человека и граждан РФ <…>», а нынешний отсылает к №225-ФЗ от 14.07.2022г. «О контроле за деятельностью лиц, находящихся под иностранным влиянием».

Новые запрещенные сведения составляют даже не государственную тайну – это подчеркивается в формулировках параграфов. Всего в документе – 60 пунктов на 11 листах. 22 из них относятся к чувствительным сведениям в области военной деятельности, остальные 38 пунктов – к области военно-технической деятельности.

Подписанный директором ФСБ Александром Бортниковым приказ отправлен на реализацию Уголовного кодекса РФ, сам по себе он не является поправками к закону и не требует одобрения парламента. Перечень вступает в действие через несколько дней - с 1 декабря этого года.

В значительной части пунктов формулировки об информации, запрещенной к передаче «иностранным источникам», довольно пространны.

К примеру, высказывание «По мнению некоторых экспертов, СВО может завершиться осенью 2024 года» - спокойно подпадает под п. I. 1. – «Сведения об оценке и прогнозах военно-политической, стратегической (оперативной) обстановки».

Новость по типу этой «25-26 декабря 2022г. в Санкт-Петербурге будут проведены плановые включения системы наружного оповещения о чрезвычайных ситуациях» подпадает под п. I. 2 – «Сведения о планировании и осуществлении мероприятий по гражданской и территориальной обороне». Под квалификацию этого же пункта можно отнести, например, и опубликование карты бомбоубежищ, и инструкции для жителей о сборе «тревожного чемоданчика».

Напоминание факта «Как известно, в здании Генерального штаба ВС РФ на Знаменке уже 30 лет планируется ремонт крыши, которую снесло ураганом в 1991 году» подпадает под п. I. 3 – «Сведения о дислокации, назначении, эксплуатации и защищенности объектов войск, воинских формирований и органов».

Статейный заголовок «Израиль предупредил Россию о последствиях использования иранских дронов» - п. I. 18. – «Сведения о подготовке, заключении, содержании, выполнении, прекращении, приостановлении международных договоров и соглашений».

Иные пункты приказа засекречивают для распространения в интересах «иностранной разведки» общепотребительскую, казалось бы, информацию:

  • Сведения о прохождении гражданами РФ военной службы, государственной службы в войсках, воинских формированиях и органах -

рассказал иностранцу или в соцсетях, где служил в 1970 году – статья.

  • Сведения о мобилизации, боевой и мобилизационной подготовке войск и сведения о потребностях войск -

спросил в чате для жен мобилизованных Саратовской области, в каком магазине в городе остались дешевые бронежилеты, или записал губернатору видеообращение с жалобами на обмундирование и провизию на полигоне – пошел под суд.

  • Сведения о закупках товаров для нужд войск и поставщиках -

проанализировал госзакупку Минобороны или Росгвардии – та же печальная участь.

  • Сведения об обеспечении безопасности высших должностных лиц субъектов РФ -

написал об увеличении штата охраны губернатора, изволь понести ответственность в соответствии с Уголовным кодексом.

Также к запрещенной информации в области военной деятельности авторы перечня отнесли:

  • сведения о морально-психологическом климате в войсках,
  • персональные данные военнослужащих и ЧЛЕНОВ ИХ СЕМЕЙ – в частности, адреса проживания, посещение ими образовательных и медицинских организаций, использование транспортных средств и средств связи, сведения о контактах и переписке.

Кроме того, запрещено распространять в интересах иностранных лиц, например:

- Сведения о структуре, вооружении и численности подразделений ВС РФ, Росгвардии,

- Сведения об эксплуатации и защищенности объектов войск, воинских формирований,

- Сведения о методах подготовки военнослужащих,

- Сведения о ходе и результатах рассмотрения сообщений о преступлениях и предварительного расследования, которые производятся военными следственными органами и ФСБ.

К запрещенной информации из II раздела – о военно-технической деятельности отнесены например:

- Сведения о функционировании государственных систем по защите и ликвидации компьютерных атак на информационные ресурсы РФ и предприятия ОПК, сведения о государственных закупках этих защитных систем,

- Сведения о производственной кооперации предприятий ОПК и об оценке производителей качества образцов вооружения, военной и специальной техники,

- Сведения об охране объектов, подлежащих охране Росгвардии,

- Сведения о развитии вооружения, военной и специальной техники, результатах выполнения целевых программ, научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ по созданию и модернизации образцов вооружения (прощайте, выставки Росгвардии и УФСИН на международных экономических форумах, экспозиции Минобороны в парке «Патриот», парады техники на 9 мая?)

Исключения по некоторым пунктам составляют сведений из тех же категорий, если они касаются разработок в рамках научной и социально-экономической деятельности, или относятся к обязательствам РФ по международным соглашениям и договорам. А также если сведения уже находятся в открытом доступе, либо оказались там в связи и исполнением уполномоченными лицами своих должностных обязанностей.

Почти половина пунктов приказа с 34 – 60 п.п. посвящена защите информации о космической деятельности госкорпорации «Роскосмос». К таковой относятся, к примеру:

- сведения о целевых программах предприятия, их обеспечении и сроках выполнения;

- сведения о реструктуризации организаций «Роскосмоса;

- сведения о финансировании Роскосмосом и Минобороны научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ,

- сведения о ракетах, космических аппаратах и наземной космической инфраструктуре – от планируемых работ по эксплуатации до утилизации их частей, в том числе сведения о внедрении космических технологий в интересах обороны и безопасности государства,

- сведения о необходимости, потребности и объемах закупок у иностранных производителей высокотехнологичных материалов, комплектующих элементов для космической техники и оборудования для их производства,

- программы международного сотрудничества в области космической деятельности,

- сведения о развитии космической ядерной энергетики,

Критиковать «Роскосмос» теперь тоже запрещается.

- СВЕДЕНИЯ О ПРОБЛЕМАХ, СДЕРЖИВАЮЩИХ РАЗВИТИЕ предприятия, тоже запрещены!

- Госкорпорация «Роскосмос» совмещает в себе выполнение как гражданских задач, так и военных. Я считаю, что было ошибкой - создавать госкорпорацию Роскосмос, а теперь требовать от нее закрытости, невозможно обеспечить полное отсутствие утечки информации, если деятельность связана с выполнением и гражданских задач. Более того, задачи бывают двойного назначения, и трудно провести грань – где здесь зона ответственности военных, а где гражданских людей, - говорит председатель Ассоциации «Адвокаты – за права человека» Мария Архипова.

Новый приказ ФСБ вызывает и более серьезные опасения у юристов.

Перечень грозит большими неприятностями всем, кто в каком-либо качестве участвует в освещении специальной военной операции или в ее обеспечении, а именно: СМИ, экспертам, военным специалистам, общественным организациям, волонтерам, а также самим военнослужащим и мобилизованным, рассказывающим об обстановке изнутри. Такой вывод напрашивается из-за размытости терминологии и понятий приказа.

Есть и иное мнение. Документ - не столько о репрессиях, сколько о защите жизни российских военных и членов их семей, говорит источник «НИ», пожелавший остаться конфиденциальным:

- Приказ ФСБ, назовем его условно – об ограничениях освещения СВО означает, во-первых, что информационная составляющая признана важной частью хода спецоперации. Во-вторых, есть понимание, что технология OSINT (от англ. – Open source intelligence) или разведка на основе открытых источников позволяет получать и использовать против России как секретную информацию, так и персональные данные бойцов. В современных условиях эта информация запросто ложится в основу принятия тактических решений против подразделений и используется для психологического воздействия на гражданских и военных лиц, - комментирует собеседник. - Блоги, биллинги, фамилии, сверка с иными персональными данными, информация со спутников – вот вам и номера частей, и примерный состав вооружений, и ФИО командиров и солдат. А всё остальное мы видим в Сети, а родственники солдат много сверх того - на своих смартфонах.

В любом случае вопрос о доверии к экспертизе, которая будет в этих уголовных делах, остается открытым.

Определять наличие запрещенных сведений в материалах или разговорах обвиняемых будут в первую очередь сотрудники ФСБ России, так как категории преступлений таких как государственная измена, шпионаж, угроза безопасности государства и пр. относятся к их подследственности. Возможно привлечение военной прокуратуры и Следственного комитета, но дирижерами всё равно будет ФСБ, поясняют юристы.

Судебные процессы по таким делам в основном проходят в закрытом режиме. Это означет, что слушателям и СМИ доступ на заседания будет закрыт, а адвокаты дадут подписку о неразглашении, и не смогут доносить до общественности позицию своих доверителей. Эксперты, на плечи которых возложат те самые экспертизы, тоже скорее всего будут недосягаемыми для публики. В случаях с таким же разночитаемым законодательством об экстремизме, например, судьи отдают явное предпочтение штатным специалистам из аккредитованных государством ведомств и организаций. Заключения независимых экспертов приобщаются к материалам лишь «для сведения», но не ложатся в основу приговоров.

- Под действие приказа попадут вообще любые лица, которые по мнению органов, могут быть хоть малейшим образом связаны с иностранными гражданами и иностранным влиянием. В рамках уголовных дел наличие запрещенных к распространению сведений будет определять лингвистическая экспертиза. По административным делам или в рамках процессов о признании иноагентами, скорее всего, даже на это замарачиваться не станут достаточно будет рапорта сотрудника или протокола обследования страницы из соцсети, - говорит представитель Адвокатской палаты Москвы Дмитрий Джулай.

Ошибки и умышленные злоупотребления, как и по всем подобным "политическим" делам, безусловно, будут, особенно учитывая, что экспертизы для СК, МВД и ФСБ проводят их собственные экспертные учреждения. Опротестовывать их даже с рецензиями независимых экспертов удается мало кому, добавляет адвокат.

- Вопрос об экспертизе здесь вторичен, так как экспертиза требуется там, где возникают сомнения в правильности понимания и толкования данного перечня. Здесь наверняка сомнения у органов и судов будут минимальные. Ошибки, конечно, будут. Берем первый пункт перечня - об оценке и прогнозах развития военно-политической и стратегической обстановки – сразу же он вызывает множество вопросов. Что это за оценка и прогнозы? Кем и где они должны быть сделаны? Военными обозревателями в СМИ, блогером Стрелковым-Гиркиным, полковником Генштаба в отставке Квачковым или руководителем ФСИН Калашниковым? А может прогнозы обычных военных или профессиональных военных, преподавателей ВУЗов, обывателей, комментаторов в соцсетях тоже подойдут? Из логики формулировок и при отсутствии конкретики готовимся к худшему: попасть под перечень может кто угодно, но какая будет практика – скоро увидим, - комментирует адвокат, председатель Ассоциации «Адвокаты – за права человека» Мария Архипова.

Еще один вопрос – кому должны быть переданы запрещенные сведения? Под иностранным источником понимается представитель иностранного государства. Это могут быть работники посольств других стран, представители иностранных госорганов, иностранные НКО, зарубежные ВУЗы, и даже близкие родственники, являющиеся гражданами иностранных государств (!).

Предметом преступления, по словам Архиповой, может стать любой разговор, письменный и устный, переписка, публикации в открытых источниках, интервью, научные статьи и т.д.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter