Рус
Eng
Реверансы в сторону расчленителя. Как проходит суд над историком Соколовым

Реверансы в сторону расчленителя. Как проходит суд над историком Соколовым

22 ноября , 09:56Общество
В ходе судебных заседаний по делу историка Олега Соколова, обвиняемого в зверском убийстве аспирантки Анастасии Ещенко, новый поворот: сторона защиты заявила о повторной психиатрической экспертизе. Адвокаты Соколова настаивают: он убил женщину в состоянии аффекта. Также Соколов подал иск о защите чести и достоинства.

Ирина Мнишек

Ходатайство о назначении повторной психолого-психиатрической экспертизы было заявлено адвокатами подсудимого Олега Соколова. Вообще, повторная экспертиза такого рода - вещь в судебной практике крайне редкая. Это значит, что защита подсудимого подвергает сомнению заключение экспертов столичного Института имени Сербского, которые признали Соколова вменяемым в момент совершения убийства. Однако, его защитники привели ряд доводов в пользу повторной экспертизы. Один из них – необходимость изучить состояние убийцы в каждый из трех моментов времени отдельно: первый не смертельный выстрел, удушение жертвы и последующие три выстрела, каждый из которых мог быть смертельным. По словам Соколова, он не помнит себя сразу после первого выстрела, которым якобы просто хотел напугать девушку. Иными словами, защита Соколова пытается доказать, что тот мог впасть во временное помешательство. По мнению стороны защиты, аффект в действиях Соколова исключать нельзя. Уголовный кодекс предусматривает за убийство в состоянии аффекта всего до 3-х лет колонии.

Напомним: в ноябре 2019 года Олега Соколова задержали возле реки Мойки в Санкт-Петербурге, когда он пытался утопить рюкзак с женскими руками. При обыске в квартире Соколова были обнаружены другие части тела погибшей. Соколов признался в совершении преступления, ему были предъявлены обвинения по ч.1 ст. 105 (убийство) и ч. 1 ст. 222 УК (незаконные приобретение и хранение оружия). «Я надеюсь, суд откажет, поскольку оснований для назначения повторной экспертизы нет. Мы будем представлять возражения на данное ходатайство», – заявила адвокат Александра Бакшеева, которая представляет родственников убитой.

Мы решили узнать экспертное мнение по поводу того, можно ли предполагать состояние аффекта у Олега Соколова в момент убийства аспирантки Анастасии Ещенко. «Аффект – это внезапно возникшее душевное волнение. Во время длительной ссоры – так, как ее описывает в своих показаниях Соколов, - никакого аффекта быть не могло: сначала, по его версии, они с любовницей поссорились, она ушла, потом вернулась, после этого он начал наносить ей удары. О каком внезапно возникшем душевном волнении тут можно говорить? Его действия были осознанными и направлены были на сокрытие преступления. Я помню интервью, которое брали у соседей по квартире. Они слышали удары, но не слышали выстрела. Если воссоздать картину преступления, то не исключено, что сначала Соколов свою жертву искалечил, затем, увидев, что она умирает, решил застрелить ее, чтобы впоследствии выдать все это за «аффект». Доказать это достаточно просто: нанесенные при жизни раны имеют кровоизлияния. Нанесенные после смерти не имеют. И тут надо обратиться к результатам экспертизы. Вообще, должен сказать, что позиция адвокатов Соколова в этом процессе оставляет желать много лучшего. Попытка доказать аффект в этом преступлении – полная, простите, ахинея. Если судья профессионал, он не допустит подобной фальсификации, да и повторной психолого-психиатрической экспертизы вообще. Что касается исков Соколова о защите его чести и достоинства, то оснований для них, на мой взгляд, вообще нет. Соколов, по моему убеждению, должен получить пожизненное заключение. Мне не понятно, почему приговор не выносят так долго», - заявил «НИ» адвокат, бывший следователь по особо важным делам при Генеральном прокуроре Владимир Калиниченко.

Преступление, которое совершил доцент истфака СпбГУ Олег Соколов, могло бы и не быть. Но только при одном условии: если бы на скандалы и странные инциденты, связанные с личностью этого человека, обратили внимание раньше и пресекли его неадекватные поступки.

Первая жертва Олега Соколова - Екатерина Пржигодзкая. О том, как ее пытал "реконструктор истории" стало известно недавно. После этого Соколов подал к журналистам, раскрывшим эти факты, иск о защите чести и достоинства.

Не так давно ООО «ГПМ Развлекательное телевидение» показало в эфире документальный фильм под названием «Приглашение на бал. Жертвы русского Наполеона». Фильм появился на видеоплатформе Premier. В этом фильме еще одна бывшая возлюбленная историка Соколова рассказывала о том, как в декабре 2008 года на съемной квартире «реконструктор истории» издевался над ней и пытал ее. Вот выдержка из заявления Е. Пржигодзкой, с которым она в 2008 г. обратилась в 43-е отделение милиции Петроградского района СПб: «Я… находилась в г. Москве 29.11.2008 года, где была избита своим любовником Соколовым О. В. на его съемной квартире по адресу: Кутузовский проспект, д. 43...Когда мы оказались в квартире, он запер дверь и стал помогать мне снимать шубу. Помогая снимать шубу, Соколов О. В. схватил меня сзади за руки и стал связывать веревкой, которую, как я поняла, он приготовил заранее… Соколов О. В. Ударил меня по лицу и в живот, после чего привязал к стулу мои руки и ноги. Я оказалась абсолютно беспомощной, неспособной оказать сопротивление. Соколов О. В. вышел в соседнюю комнату, пока я оставалась привязанной к стулу в прихожей. Из комнаты он вернулся с утюгом и на моих глазах включил его в розетку. Когда утюг нагрелся, он поднес его к моему лицу, так что я ощущала исходящий от него жар, и стал угрожать, что изуродует меня на всю жизнь. После чего стал методично избивать меня по лицу, голове, наносил удары в грудь и живот. На все мои мольбы остановиться и одуматься, он только еще сильнее бил меня и угрожал, что убьет, а труп закопает на ближайшей стройке, где меня вряд ли найдут. В течение часа или более того, Соколов О. В. избивал меня, наносил удары, поднимал за волосы и за уши вместе со стулом».

01.12.2008 в травмпункте Первого медицинского университета им. Павлова у потерпевшей были зафиксированы многочисленные следы побоев, кровоизлияния, сотрясение головного мозга. Однако, заявление девушки не получило хода, дело замяли. «Я была тогда студенткой, почти ребенком, без связей, без денег… У меня просто не было сил и возможностей двигать это дело. Вы не можете понять, какой ад я пережила»,- вспоминает Екатерина Пржигодзкая.

А до этого был еще один тревожный инцидент, о котором защита Соколова умалчивает или называет «уткой». Тем не менее, эта история имела место. Как стало известно , еще в 1982 году Олег Соколов был признан виновным в нарушении правил безопасности, которое привело к гибели человека. Тогда он был приговорен к условному сроку.Защита Соколова категорически опровергает эту информацию, но характеристика, данная адвокатом подсудимому прозвучала двусмысленно: «Фактически не судим, к уголовной ответственности не привлекался. Все представленные в Сети публикации на эту тему — «утки», предназначенные оклеветать и очернить историка», – заявил защитник 13 ноября. Однако, вот как вспоминает инцидент, произошедший при съемках исторической реконструкции бывший начальник Петровского военно-исторического подросткового клуба Рудольф Пожогин: «На суде он (Олег Соколов – прим.редакции) говорил, что я якобы заставил его встать за штурвал судна. Но это не так. Просто он воспользовался формальностью, которую нужно было соблюсти, – издать приказ о назначении командира корабля. Вот Соколов и говорил, что ему "приказали". Дальше произошло следующее: «Шли более-менее нормально. Радиосвязи не было, - вспоминает начальник Петровского военно-исторического клуба. - Когда «Георгий», за штурвалом которого был Соколов, начал отставать от нас, я развернулся и пошел навстречу. Метрах в ста увидел, как фрегат начал тонуть. При затоплении экипаж раскидало по волнам. Соколов подтянул к корме шлюпку, сел в нее один и направился к нам. Перебрался к нам на борт и спрятался в каюте. Мы подошли к ребятам и вытянули их, кроме одного, из воды».

Приговор суда от 1982 г. в отношении Рудольфа Прижогина и Олега Соколова.

То есть Соколов по сути, бросил управляемый им корабль и не пришел на помощь тонущим. В результате погиб человек. Этот инцидент быстро замяли и старались о нем не вспоминать.

Вообще, в поведении Олега Соколова вплоть до времени совершенного им убийства было много странного, но на это почему-то тоже никто упорно не обращал внимания. Показателен, например, скандал с обвинением Соколова в плагиате. Тучи начали сгущаться вокруг профессиональной репутации доцента Института истории СПбГУ Олега Соколова, когда известный историк и телеведущий Евгений Понасенков в монографии «Первая научная история войны 1812 года» (объемом 890 страниц) обвинил его в плагиате. Соколов в ответ в неприемлемой форме высказался о книге Понасенкова. 2 марта скандал вышел за пределы интернета. После открытой лекции Олега Соколова «Битвы наполеоновской эпохи глазами Луи-Франсуа Лежена, художника и воина», студент 4-го курса Петербургского университета путей сообщения Антон Кужим прилюдно спросил у историка, как он относится к обвинениям его в плагиате. Реакция Соколова оказалась странной. Он начал беспорядочно выкрикивать оскорбления в адрес Понасенкова, после этого обратился к кому-то в зале: «Господа, объясните молодому человеку!». Тут же поднялись несколько человек, которые напали на Кужима. Соколов в это время кричал: «Давай вали отсюда!» ( странная лексика для преподавателя, не правда ли?).

После лекции Антон Кужим зафиксировал факт побоев в травмпункте и написал заявление в полицию. К чести, после произошедшего на сайте СПбГУ было опубликовано официальное решение университетской комиссии по этике. В нем, в частности, говорилось: «Признать, что доцент Соколов О. В., как лектор, допустил нарушение норм этики взаимоотношений со слушателями и нанес, тем самым, ущерб имиджу Института истории и Санкт-Петербургского государственного университета в целом».

«Дело в том, что Соколов – агрессивный, опасный и мстительный человек. Он водил на лекции своих «адьютантов», которые нападали на несогласных. Возникает вопрос, почему он столько лет преподавал, почему его поддерживал декан исторического факультета?» - задается вопросом историк, член Независимого совета по правам человека Евгений Понасенков.

Абдулла Хамидович Даудов, декан исторического факультета СПбГУ, на суде пожалел, что ВУЗ лишился в лице Олега Соколова хорошего преподавателя.

Очевидно, что у Олега Соколова долгое время была определенная поддержка. В первую очередь со стороны декана исторического факультета СПбГУ Абдуллы Даудова. «Эти люди скорее всего не были друзьями, но их многое связывало. Есть такой ролик – «Пранк Олега Соколова». После того, как в очередной раз на лекции Олега Соколова избили несогласного студента, ему позвонил пранкер, который представился сотрудником Администрации президента. Соколов поверил, испугался, стал откровенен и в этом разговоре выдал Даудова, рассказав, что тот на самом деле не является ученым. Очевидно, что там круговая порука», - считает историк Евгений Понасенков. И добавляет: «Многие в университете, и я в том числе, понимаем: Олег Соколов все это мог бы рассказать в СМИ, если бы его уволили. В отместку».

Письма и обращения на имя декана исторического факультета о неприемлемом поведении доцента О.Соколова поступали давно и в большом количестве. Некоторые из них есть в распоряжении редакции. Так, бывший студент Института истории СПбГУ, ныне депутат муниципального совета МО Малая Охта Василий Кунин написал еще 4 марта 2018 года обращение на имя декана Даудова. О реакции на свое письмо он сообщил в своем Фэйсбуке: «К сожалению, директор не удостоил меня личным ответом, перенаправив моё обращение в юридическое управление СПбГУ. Как обычно, пытаются уклониться от ответов на острые вопросы».

Кстати, в ходе судебных заседаний декан исторического факультета СПбГУ А. Даудов всячески поддерживал Олега Соколова, зверски убившего аспирантку того же факультета ( полная запись этого судебного заседания есть на Youtube-канале «Судебный портал). Так, адвокат потерпевшей А.Бакшеева задает Абдулле Даудову вопрос: «Подскажите пожалуйста, вам лично какие -либо жалобы от кого-либо на действия или поведение Соколова поступали?». Ответ декана исторического факультета был следующим: «Нет, никогда, ни одной жалобы!». Также на судебном заседании декан Даудов посетовал: «Жаль, что потеряли такого преподавателя!» (убийцу аспирантки А.Ещенко – доцента Олега Соколова, прим. редакции). Также декан исторического факультета СПбГУ позволил себе коверкать фамилию аспирантки, убитой Соколовым. Им же были допущены агрессивные выпады и угрозы в адрес выступающего свидетелем по этому делу историка Евгения Понасенкова. После этого в Комиссию по этике СПбГУ поступило обращение от свидетеля по делу. «В словах Даудова содержится фактически угроза в мой адрес, и я воспринимаю это самым серьезным образом, учитывая, что под началом А.Даудова долгое время работал сотрудник, который впоследствии совершил убийство!.. Налицо пренебрежение жизнью факультета, незнание имен и фамилий своих же студентов и аспирантов и даже жертвы убийства!», - пишет историк, режиссер, член Независимого совета по правам человека Евгений Понасенков.

Возникает и другой вопрос: почему руководство исторического факультета СПбГУ не осудило поступок Соколова после случая со студенткой Екатериной Пржигодзкой? Почему декан истфака не ответил на многочисленные письма в связи с избиением несогласных студентов на лекциях Олега Соколова? Как-то, согласитесь, все это странно для университета, в котором учились два российских президента – Д.А.Медведев и В.В.Путин. Да и репутационные потери этого вуза в связи с уголовными делами, избиениями, обвинениями преподавателей в плагиате, убийством, наконец, как-то не стыкуются с громким именем «Университета двух президентов».

Помимо декана истфака А. Даудова у Олега Соколова была и другая поддержка. Дело в том, что он долгое время был почетным членом, можно сказать, «душой» Российского военно-исторического общества. Как следует из информации на сайте РВИО, среди его почетных членов были представлены многие влиятельные политики и чиновники, обладающие административным ресурсом. Так, в рядах РВИО - президент Фонда культуры, режиссер Никита Михалков, генеральный директор корпорации «Роскосмос» Дмитрий Рогозин, гендиректор корпорации «Ростех» Сергей Чемезов, полпред президента в ЦФО Игорь Щёголев. А председатель РВИО – ни много ни мало Владимир Мединский, бывший министр культуры, ныне – помощник президента. В его бытность министром доцент истфака СПбГУ Олег Соколов, ныне обвиняемый в зверском убийстве аспирантки того же факультета, как раз и развернул свою бурную деятельность по историческим реконструкциям. Развернулся он и как человек, ощущающий свою безнаказанность. Все это привело к тому, что личность с полукриминальным прошлым и странными наклонностями стала непогрешимым персонажем, которому сходило с рук абсолютно всё.

Затянувшийся суд над преступником и попытки любыми способами изменить ему статью УК – все это наводит на мысль: а может, покровительство убийце кто-то оказывает до сих пор?

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter