Рус
Eng
Фонд защиты гласности судится из-за возможности ФСБ прослушивать россиян

Фонд защиты гласности судится из-за возможности ФСБ прослушивать россиян

22 августа 2016, 18:50
Общество
Марина Мнацаканова
Руководитель петербургского отделения «Фонда защиты гласности» Роман Захаров обжалует отказ суда в его иск с требованием отключить его телефоны от системы, которая позволяет осуществлять прослушку.

На прошлой неделе Василеостровский районный суд Петербурга повторно отказал Захарову его иске с требованием отключить его абонентские номера от системы СОРМ-2, благодаря которой спецслужбы могут прослушивать разговоры абонентов.

Ранее журналист обращался с иском в Европейский суд по правам человека, который постановил, что российское законодательство, регулирующее прослушку, нарушает положения Европейской конвенции, гарантирующие уважение частной жизни. По мнению ЕСПЧ, в России отсутствует порядок контроля за действиями спецслужб прослушке.

Получив решение, Захаров и обратился в суд с повторным иском. Во время суда представители ФСБ отмечали, что ЕСПЧ, с их точки зрения, неправильно истолковал Европейскую конвенцию.

В разговоре с корреспондентом «НИ» Захаров утверждает, что «никто не может доказать факт прослушивания, если это не фигурировало в публичном доступе или суде».

«Я делаю вывод о прослушке из того, что на меня, например, дважды совершали нападение. А доказать невозможно ничего никому. Даже в громких делах. Вообще всё началось с 2004 года, когда у меня украли мобильное устройство, с него была слита информация. Когда мы обратились с требованием расследования, нам отказали».

По словам Захарова, сотрудники спецслужб могут прослушать любого гражданина РФ в любой момент. «Прослушка применяется избирательно - это такой метод репрессии экономически или политически неугодных граждан. Представители органов могут не всегда руководствоваться государственными интересами. Тут может присутствовать личная заинтересованность».

При этом операторы не могут отслеживать факты прослушки, говорит Захаров. «Особенность системы в том, что оборудование, обеспечивающее СОРМ, находится у операторов, а кнопка - у спецслужб. Оператор не имеет технической возможности проследить за фактом прослушки. А если даже бы имел, то ему запрещено теми же техническими нормативами даже фиксировать подобный факт. Поэтому операторы фиксируют только официальные запросы со стороны спецслужб», - рассказывает собеседник «НИ».

«Суды штампуют десятки решений с разрешениями на прослушку. И суд выдает. И ещё что интересно: в судах не остается даже копии решения о прослушивании. Потому что спецслужбы передают прошение в единственном числе, и в архивах это не хранится», - говорит Захаров. 
 

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter