Рус
Eng

В поисках утраченных

В поисках утраченных

22 августа 2012, 00:00
Общество
Маргарита АЛЕХИНА
Две оставшиеся на свободе девушки из группы Pussy Riot, участвовавшие в акции в храме Христа Спасителя, на этой неделе объявлены в розыск, заявили в Главном следственном управлении московской полиции. Защита уже осужденных участниц Pussy Riot считает, что имена разыскиваемых следствию известны, но до их ареста и осужде

Напомним, видеозапись акции в храме Христа Спасителя 21 февраля зафиксировала, что на солее в цветных балаклавах находились пять девушек. Еще 3 и 4 марта были арестованы пять предполагаемых участниц Pussy Riot, а также лидер арт-группы «Война» Петр Верзилов. Однако 12 марта обвинение предъявили лишь двум девушкам – Надежде Толоконниковой и Марии Алехиной. Екатерина Самуцевич была задержана 16 марта, когда явилась в управление МВД по Центральному округу в качестве свидетельницы. Остальные задержанные были отпущены, и с тех пор правоохранительные органы интереса к другим участницам «панк-молебна» не проявляли.

«Правоохранителям не хотелось превращать судебную скамью в футбольную трибуну. Для суда и три девушки были в тягость. С пятью пришлось бы возиться еще дольше», – полагает в беседе с «НИ» адвокат Надежды Толоконниковой Марк Фейгин. Он отметил, что в ходе судебного процесса даже прокурор Александр Никифоров не допрашивал подсудимых об организаторах и пособниках: «Потому что торопились окончить судебное разбирательство побыстрее. А теперь вдогонку возбуждают дела». Вопрос об остальных участницах акции однажды все-таки прозвучал на заседании суда из уст адвоката потерпевших Ларисы Павловой. «Я назову их клички – Серафима и Балаклава!», – ответила тогда Надежда Толоконникова. В блоге Pussy Riot приводится такой список участниц «панк-молебна»: Гараджа, Тюря, Шумахер, Серафима и Кот.

По мнению Марка Фейгина, следствие на самом деле не заинтересовано в поимке скрывшихся участниц «панк-молебна»: в федеральный розыск их объявили как неустановленных лиц, хотя следствие, по всей видимости, хорошо знает, чьи лица 21 февраля были скрыты под балаклавами: «На видеозаписях из храма видно, как они входят внутрь без шапок, их лица хорошо видны». Кроме того, по словам г-на Фейгина, после акции на Лобном месте 20 января девушки были взяты на заметку сотрудниками Центра по противодействию экстремизму: «Их телефоны прослушивали. Невозможно представить себе, что следствие не в курсе их передвижений».

Внезапно возникший интерес правоохранительных органов к личностям остальных девушек адвокат Фейгин считает формальной реакцией на приговор и попыткой создать видимость бурной деятельности: «Мол, как же так – трех приговорили к двум годам колонии, а остальные как же?» У адвоката есть и другое объяснение: «Группа Pussy Riot продолжает действовать и записывать новые композиции, ее численность растет. Возможно, розыск – новое средство хватать всех, кто в балаклаве. Проверять их на предмет причастности к событиям 21 февраля, допрашивать, давить и таким образом разгонять».

К делу Pussy Riot уже привлечены значительные полицейские силы: им занимались следственные группы в ОВД «Хамовники» под руководством Сергея Цедова а также в УВД Центрального округа Москвы под руководством Артема Ранченкова, которого потом сменил Михаил Харьков. А в распространенном накануне в Интернете письме Марии Алехиной сообщается, что после суда девушек везли в СИЗО «в автобусе, полном спецназа, окруженном полицейскими легковушками и в сопровождении еще двух автобусов, полных спецназа, по так называемому коридору – специально расчищенной от пробок полосе на дорогах». По мнению осужденной участницы Pussy Riot, «бросить на трех девушек такой ресурс означает только одно – страх».

КСТАТИ

На раскрытие дела о «панк-молебне» Pussy Riot в храме Христа Спасителя правоохранительные органы бросили огромные силы. «НИ» публикуют список дел, на которые у правоохранителей сил, по-видимому, не хватило: по крайней мере они до сих пор не раскрыты:
– Убийство корреспондента газеты «Московский комсомолец» Дмитрия Холодова. 17 октября 1994 года в редакции газеты сработало самодельное взрывное устройство, находившееся в портфеле-дипломате, который принес в редакцию Холодов. Ранее журналист сообщил, что дипломат он взял в камере хранения после того, как неизвестный позвонил ему и сказал, что в дипломате находятся документы, связанные с расследованием, которое вел журналист.
– Убийство телеведущего Владислава Листьева. Он был убит двумя выстрелами вечером 1 марта 1995 года в подъезде собственного дома. 21 апреля 2009 года Следственный комитет приостановил расследование в связи с «невозможностью установить лицо, которое должно быть привлечено к уголовной ответственности».
– Убийство певца Михаила Воробьева, больше известного как Михаил Круг. В ночь с 30 июля на 1 июля 2002 года в Твери было совершено нападение на его дом, во время которого Михаил Круг был смертельно ранен.
– Убийство депутата Госдумы и журналиста Юрия Щекочихина. Он был отравлен солями таллия и умер 3 июля 2003 года от тяжелой интоксикации. Предполагают, что поводом для преступления могли стать расследования, которые вел Щекочихин.
– Убийство главного редактора русской версии журнала Forbes Пола Хлебникова. Вечером 9 июля 2004 года он был застрелен при выходе из редакции возле метро «Ботанический сад». Перед смертью Хлебников успел сообщить, что не знаком со стрелявшими и не знает причины нападения.
– Убийство правозащитницы Натальи Эстемировой. Она была похищена неизвестными в центре Грозного утром 15 июля 2009 года. В тот же день труп женщины с огнестрельными ранениями в голову и грудь обнаружили в Ингушетии. Основным мотивом убийства считается правозащитная деятельность Эстемировой.
Подготовили Карина ГАСИМОВА и Федор ПРИВАЛОВ

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter