Рус
Eng
Белорус на российских войнах. Интервью бывшего бойца ЧВК "Вагнер"

Белорус на российских войнах. Интервью бывшего бойца ЧВК "Вагнер"

21 октября 2018, 13:45
Общество
Photo: Reuters
Военная структура, известная как ЧВК "Вагнер", по словам одного из его бывших бойцов напоминает аналог французского Иностранного легиона. Здесь служат не только россияне, но и выходцы из других стран бывшего СССР, в т.ч. белорусы. Но эта военная компания далеко не единственная.

"Он скрывает своё лицо и не называет настоящее имя, только позывной – Омен, - сообщает белорусское издание "Белсат". - Сейчас находится в Москве, где совмещает отдых с реабилитацией после ранения. Любые другие персональные данные боевик раскрывать отказывается. Омен был бойцом ЧВК Вагнера ровно год – с конца 2014 по конец 2015 года, а уволился, поскольку "снизилась зарплата".

По его словам, на сегодняшний день он работает в частной охранной компании, которая специализируется на получении тендеров от российского государства на охрану месторождений полезных ископаемых в Африке. Получает ежемесячно около 400 тысяч рублей. Вероятно, речь идет о "ЧВК Патриот", которую в ряде СМИ связывали с гибелью российских журналистовв Центральноафриканской республике.

В редакции нет возможности проверить все озвученные боевиком сведения, но некоторые факты (например, участие вагнеровцев в боях возле Дебальцево), имеют подтверждение в других источниках, в том числе "Bellingcat".

— Служили ли вы в Вооруженных силах РФ до начала войны в Донбассе?

— Да, служил по контракту в 76-й десантно-штурмовой дивизии, проще говоря, псковский десант. Официально я уволился в феврале 2014-го года, звание – капитан. Через несколько месяцев, в мае, мы уже находились "за бугром", то есть в Украине. Первая командировка была в составе сводного отряда в ЛНР, большинство участников – недавно уволенные кадровые военные. Правда, забирали документы с сохранением оклада и выслуги. О "Вагнере" речь тогда ещё не шла.

— Какие задачи выполнял этот сводный отряд летом 2014 года в Донбассе?

— Определенные операции по зачистке, всё было локально: указание – отработка, указание – отработка. Работали по конкретным точкам, зачастую сопровождали "гуманитарные конвои", в том числе на украинской территории, пока не было путей отхода.

— А кто давал указания?

— Естественно, все эти люди находились на территории Российской Федерации. Командование осуществлялось оттуда.

— Какую оплату вы получали на тот момент?

— Сто тысяч рублей в месяц точно имел. Деньги и амуницию регулярно привозил специальный курьер. Нас реально обеспечивали всем, вплоть до сигарет, ни разу не задержали оплату.

— Каким образом вы взаимодействовали с вооруженными формированиями ЛНР-ДНР?

— Мы им особо ничего не объясняли. Жители ЛНР-ДНР в составе свободных объединений, так называемые ополченцы, проходили подготовку на базе в Ростовской области, там их тренировали, учили азам ведения боя, а потом перебрасывали назад. Сейчас эта база вряд ли сохранилась. А в Донбассе мы базировались отдельно, им абсолютно не подчинялись, инструктажи самостоятельно не проводили. Да и рассчитывать на них нельзя было.

— Почему?

— Ужасная неорганизованность командования ЛНР, из-за которой очень много людей они отправляли "в топку". Местные бросали блокпосты, как только видели врага. Засыпаешь на переходе между двумя блокпостами, а утром видишь, что одного нет, разбежались. Это и сейчас распространено.

— Погибшие псковские десантники были в упомянутом вами сводном отряде?

— Я не хочу отвечать на этот вопрос.

— Кто причастен к гибели рейса MH-17?

— Если я скажу, то меня потом уже стопроцентно вычислят, найдут.

— Как вы устроились в "ЧВК Вагнера"?

— Первый раз от "Вагнера" я попал в Донбасс в декабре 2014 года. Ещё летом тем, кто был в сводном отряде, предложили пойти к Вагнеру и мы согласились. Весь "сводняк" туда ушел. Уже в июле мы знали дальнейший план действий. В октябре я приехал на две недели домой, чтобы отдохнуть, а потом – на базу в Молькино. В то время она выглядела как площадка с бараками, всю инфраструктуру отстроили потом, в начале 2016 года, когда началось активное вливание капитала в ЧВК.

Распорядок дня и физические тренировки в Молькино более жесткие, чем в обычной армии. Примечательно, что чтобы туда попасть, надо быть еще и с мозгами. Надо понимать, что такое субординация.

Я хочу подчеркнуть, "ЧВК" – спецы, а не пушечное мясо, которое бросают лежать с автоматом в канаве, это не добровольцы. Туда действительно можно приехать и оставить свои данные в заявлении, но человека без опыта участия в боевых действиях не возьмут. Это может быть Чечня, Донбасс или экс-бойцы спецподразделений типа "Витязь" и "Альфа". Среди инструкторов также много людей из "Альфы".

После подготовки в Молькино нас разбросали по точкам. Война шла не позиционная, нам все приходилось делать очень быстро.

— Вы встречали самого "Вагнера", Дмитрия Уткина?

— Мы виделись в том же январе 2014-го в российском пограничном городе Донецке (не путать с украинским Донецком, - прим.ред.), перед отправкой на задание. Никаких частных разговоров не вели, обсуждали действия нашего подразделения на той стороне.

— Существует ли какая-то процедура официального трудоустройства в "ЧВК"?

— Есть контракт с четко очерченными пунктами и подписка о неразглашении. Забирают все гражданские документы, выдают жетон. Врачебная страховка отсутствует, но предусмотрена компенсация семье за ​​гибель, примерно 2 миллиона рублей. Кстати, никакие налоги с зарплаты не выплачиваются.

— И сколько получали бойцы "Вагнера" за операции в Донбассе?

— От 100 до 350 тысяч – зарплата рядового специалиста в зависимости от сложности операции и места ее проведения. Больше всего получала разведка, отдельные разведывательные батальоны, в частности за Дебальцево. Я был как раз там.

— Приходилось ли вам встречать иностранных граждан в рядах "ЧВК Вагнера"?

— Да, и белорусов там много. Я даже по ту сторону их встречал. Во время вылазки взяли в плен одного из "Азова". Сказал, что он из Минска. Далее отдали его местному МГБ, так как сами не проводим допросы. Жив ли? Откуда я знаю.

Что касается "Вагнера", то двух белорусов я точно там встретил, хотя афишировать биографию обычно не принято. Вообще во время пребывания в Донбассе видел с десяток. Нормальные ребята, в основном, бывшие сотрудники правоохранительных органов, военнослужащие.

Чтобы попасть "за бугор", иностранцы не регистрируются на КПП типа Изварино, они переходят через реку на границе у российского Донецка без оформления. Таким же образом возвращаются назад.

— И люди из КГБ вам попадались?

— Конечно. Такие люди есть везде.

— В каких операциях в Донбассе вы принимали участие в составе "ЧВК Вагнера"?

— Дебальцево, бои у поселка Металлист в ЛНР, сопровождение "гумконвоев". Всего у "ЧВК Вагнера" три задачи: стимулирование, провокации и непосредственно уничтожение. Например, мы могли идентифицировать батарею противника, захватить в плен. Специалисты других российских "ЧВК", не "Вагнера", до сих пор работают в зоне соприкосновения, на границе с Украиной. Нужно, чтобы кто-то, кроме армии ЛДНР её прикрывал и организовывал диверсии. А кто будет диверсии устраивать – шахтёр, который в прошлом году автомат впервые увидел?

Дебальцево полностью мы отработали. Неужели вы думаете, что три шахтёра с лопатами могли что-то сделать? Это сейчас они бьют себя в грудь, мол, большие воины, а по факту это не так.

Котёл был спланирован заранее. Украинцев просто окружили и разбили в пух и прах. Задолго до того диверсионные группы начали вливать украинскому командованию "пробный шар", в район Дебальцево стягивались силы…

— Вы критически высказываетесь насчёт формирований ЛДНР, говорите о неорганизованности. С какими конкретными проявлениями этой неорганизованности вы сталкивались?

— А вы думаете, исключительно украинцы стреляли по "бедным" ЛНРовцам? Сами по себе стреляли, блокпосты сдавали. Во время боя у Металлиста в группировке "Бэтмена" был наводчик, который наводил пулемет по компасу. Наша задача была под обстрелом проникнуть на территорию врага и взять "языка". Заходим на точку, даем сигнал начинать обстрел и вместо украинцев "Бэтмен" начинает обстреливать нас – еле ноги унесли оттуда. Хотелось после этому прекрасному расчёту ноги оторвать, но пожалели.

Многие из полевых командиров даже не появлялся на позициях. Сейчас эти люди носят звания полковников, генералов, а на самом деле не имеют высшего образования, это в лучшем случае вчерашние сержанты. Не знают ни тактики, ни стратегии. Могу точно сказать, что гибель журналистов ВГТРК на совести батальона "Заря" и казаков.

Вообще там большая проблема с пьянством, наркотиками. Я сам видел, как за гостиницей в городе Антрацит работал так называемый "ночной магазин" – после 8 часов вечера торговали наркотиками.

— Назовите цифру по потерям у "Вагнера". Сколько погибших под Дебальцево с ЧВК было?

— Около 40 человек. Ещё двоих потеряли возле поселка Металлист из-за криворукости ЛНРовцев.

— Причастен ли "Вагнер" к ликвидации Беднова, Мозгового и других полевых командиров?

— Если формирования становятся бандформированиями, их необходимо ликвидировать. Гиви и Моторола – персонажи для съёмок сюжетов, такая активность известно чем заканчивается. А насчет убийства Захарченко… Он был серьёзной фигурой. Рано или поздно интересы руководства ДНР должны были разойтись. Если человек не идёт на уступки – результат один.

— В этом плане Пушилин более сговорчив?

— Боюсь, его ждёт та же участь. Мне вообще из всей этой братии больше остальных нравится Стрелков. Я был бы рад видеть именно его в Донбассе. Мы познакомились в мае 14-го в Славянске, потом катали для него "гуманитарку", сейчас дружим.

— В Сирии вы тоже были от "Вагнера"?

— Нет, туда я поехал уже от новой компании в 2016 году. Но хочу отметить, что "Вагнер" первым оказался в Сирии. Тогда было мало кадровой российской пехоты, надо было их прикрывать во время операций. Прикрывали Хмеймим, Пальмиру во время штурма. У российских ЧВК были следующие задачи: зачистка, охрана на подходах к точке, где будет бой, стабилизация обстановки, когда что-то идёт не по плану.

— И сколько бойцов ЧВК погибли во время сирийской кампании?

— Точно не знаю, но речь о сотне и более.

— По информации СМИ, в районе Дейр-эз-Зор погиб один белорус-участник ЧВК. Его звали Алексей Ярошевич. Вы слышали о таком?

— Да, мне известно это имя, но лично я его не встречал.

— Так почему же вы все же ушли от "Вагнера"?

— Мой актуальный работодатель платит 400 тысяч, а у "Вагнера" люди имеют по 200. Разница очевидна. Вопрос "презренного металла" никто не отменял".

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter