Рус
Eng
Кто записал белочехов в герои?

Кто записал белочехов в герои?
Новость

21 октября 2008, 00:00
Кто записал белочехов в герои?

Сколько живу, столько не перестаю удивляться ловкости ума иных людей, способных из всего извлечь собственную выгоду. То из воздуха деньги сделают, то из проклятых сородичами-предками врагов раздуют героев, которым, как только они становятся таковыми, опять же, благодаря этой самой ловкости и игре чьих-то двух полушарий, конечно же, нужно поставить бронзовые памятники или памятник. А какой памятник без сбора или выделения средств? Да никакой. Стало быть, есть возможность сделать что-то значительное в жизни не за счет собственного кармана, а, возможно, и во благо ему. А что до нравственности и исторической правды, о которых люди, как правило, вспоминают перед тем, как собираются устанавливать памятник или памятники в своем городе, да еще таком старинном и большом, как Самара, то и тут при помощи ловкости ума и небольших купюр былой реальности можно все хорошо устроить. Естественно, к удовольствию устроителей.

О неудовольствии возмущенных такой идеей и деятельностью по ее превращению в быль сограждан родного города через какое-то время можно будет забыть. А в настоящее время сделать вид, что такого неудовольствия и возмущения не существует. Ну, подумаешь, какие-то потомки убитых и растерзанных в прошлом теми же мятежными военно-пленными белочехами самарских рабочих и большевиков повозмущаются! Что на них обращать внимание - ведь это потомки тех, кто сам развязал красный террор и гражданскую войну в России, унесшую, по подсчетам историков и архивистов порядка десяти миллионов человеческих жизней. Вон на Украине, не взирая на протесты таких же сограждан, поставили памятники Степану Бендере и Петлюре, пустившим реки крови по родной земле из своих же собратьев и сестер. Главное в таком деле - заручиться поддержкой сильных мира сего. Чуть не написал - "всего", но вспомнив портрет Виктора Ющенко, которому далеко до такого масштаба, однако имеет смелость лихо, словно казацкой саблей, замахиваться на историю, написал правильно.

В России и, тем более, в Самаре, такого лихого деятеля среди высокого начальства вроде бы нет. Но, похоже, что кому-то хочется, чтобы был. А пока не нашли в своей вотчине, можно такие авторитетные фигуры или целые институты поискать за кордоном. Ведь там всегда находились те, кто поддерживал не большинство, а меньшинство, в том числе инакомыслящее. Даже по такому чувствительному для наших сограждан вопросу, как низвержение бывших кумиров и реабилитация, возвышение бывших врагов, в том числе и тех, что проливали в прошлом кровь наших предков.

Такое длинное предисловие к происходящему в Самаре я позволил себе как раз потому, что уж очень чувствительной для исторической памяти и нравственности многих наших сограждан в городе на Волге, да и не только в нем, является идея об установлении здесь памятника белочехам, погибшим в 1918 году в ходе гражданской войны. Эта идея выдвинута инициативной группой историков, библиографов и журналистов. Инициаторов не останавливает даже протест прокуратуры и мнение многих самарцев, которые категорически против установки памятника. И прежде всего потому, что, как говорят многие самарцы "неча было лезть в драку третьему, когда дрались двое, тем более - братья по крови". Гражданская война, в известном смысле была делом семейным - русским или российским, чтобы не обидеть представителей других национальностей нашей большой страны, добавлю я, но никак не чешским или французским, английским или американским. О немцах говорить не будем. Те, понятное и неоспоримое для всех дело, были оккупантами, вторгшимися в пределы бывшей Российской империи, на Украину, в Донбас и Ростовскую область и другие в следствие Первой мировой войны и начавшейся революции. А вот представителям из стран, входивших в Антанту и американцам, а также пленным чехам нечего было соваться в наши дела. И уж тем более их потомкам через десятилетия после былого, во многом авантюрного, а вместе с тем подлого, и нередко кровавого вмешательства во внутренние дела суверенной державы, от которой их деды и отцы мечтали оторвать лакомые куски, не к лицу сегодня перекраивать историю и вместе с услужливыми соратниками с берегов Великой русской реки возводить погибших, мятежников и палачей в ранг тех, кто заслуживает возведения на пьедестал.

Я это к тому, что такие высокопоставленные и облеченные властью "доброхоты", как выясняется, не в своем отечестве, так за рубежом, нашлись. Как заявил на прошедшей недавно пресс-конференции член инициативной группы – историк и журналист Игорь Ефимов, идею установки в Самаре памятного знака погибшим здесь в годы гражданской войны солдатам и офицерам Чехословацкого корпуса поддержало министерство обороны Чешской республики. И выразило готовность взять на себя финансирование проекта. Устроители пресс-конференции понимали, что журналисты - люди думающие, и у них к ним могут возникнуть законные вопросы. А потому неплохо подготовились и двинули для "промывки" их мозгов и мозгов их читателей одного из своих спецов-тяжеловесов, известного в общественных кругах главного библиографа Самарской областной библиотеки Александра Завального. Его главной задачей, как представляется, было ответить на такой скользкий вопрос: как же можно увековечивать память тех, кто, согласно еще совсем недавно принятой исторической версии, принимал участие в расправах над взбунтовавшимся российским народом? Что, собственно, как показала пресс-конференция, он и попытался сделать при помощи собственной исторической версии, честно говоря, не понятно на чем основанной. По его версии выходит, что Чехословацкий корпус, как известно, был сформирован Ставкой верховного командования царской армией в годы 1-й мировой войны (1914-18 гг.) из военнопленных австро-венгерской армии славянской национальности, что, можно подчеркнуть, действительно так. Александр Завальный правильно отметил, что в основном это были чехи и словаки, активно и добровольно сдававшиеся в плен русским братьям с тем, чтобы потом при помощи России освободить свои исторические земли от поработителей. После подписания между Советской Россией и кайзеровской Германией «Брестского мира», который сам предсовнаркома Владимир Ленин назвал «похабным», чехам предложили разоружиться и покинуть пределы страны. Но те отказались и решили продолжать войну на стороне Антанты (Что по сегодняшним международным нормам и по Венской конвенции об обращении с военнопленными можно считать с их стороны грубым вмешательством во внутренние дела России, фактически - преступлением, по военным временам, к каковым несомненно относится гражданская война, - особенно опасным и требующим сурового наказания. То есть рассматривать бывших мятежников логичнее, как преступников, а не героев. - Прим. автора.). Франция, -просвещал далее Александ Завальный, - обязалась перевести их на своих судах на европейский театр военных действий из Владивостокского порта, куда легионеры Чехословацкого корпуса (примерно 40-60 тысяч человек) и двинулись с оружием в руках в эшелонах по Транссибирской магистрали. - А далее добавил, что выступление легионеров в мае 1918 года носило антибольшевистский характер.

Так-то оно так. Но в какой роли прибыли белочехи на Волгу? Да в роли банальных наемников Антанты, которая оплачивала их услуги в расчете на то, что впоследствии государства этого Союза получат от России значительные военные контрибуции, она рассчитается с ними царским золотом, ранее вывезенным из страны и размещенным в иностранных банках, той же Японии и Франции, а, если повезет больше, расчленят громадную территорию России на отдельные территории, где будут созданы марионеточные и легкоуправляемые режимы, а также отхватят территории с их несметными богатствами за Уралом, в Прикаспии и Средней Азии, на Кавказе. И такие планы действительно вынашивались. Они не являются только выдумкой красных пропагандистов-ленинцев и сталинцев. Ибо это долговременная политика недругов России, направленная на ее ослабление и завоевание, свидетелями которой мы неоднократно были и после гражданской войны, в годы Великой Отечественной и позже. Фактически неизменной по своей сути и направленности она остается и сегодня. Желающих "полакомиться" за счет России немало и в наши дни. События в мировой политике в последние месяцы со всей очевидностью это подтверждают. На чью мельницу в таком случае льют воду члены инициативной группы, ратующие за установление памятника белочехам в Самаре, догадаться не трудно.

Лично мне трудно было понять, как эти люди, несомненно, наделенные немалыми историческими знаниями, смогут поставить на одну доску героев того же Белого движения (не буду говорить о генералах-интеллигентах и патриотах типа Деникина и Врангеля, адмирала Колчака, вспомню собирательный образ Григория Мелихова из шолоховского "Тихого Дона", который простому человеку ближе) с остервенелыми карателями, вешавшими и расстреливавшими пленных красноармейцев и активистов самарского большевистского подполья.

Но, как утверждают некоторые областные краеведы и об этом напомнил Александр Завальный, оказывается, в расправах чешские легионеры не участвовали, большевиков не вылавливали и не пытали, в подвалах самарского костела, где располагался штаб контрразведки, как нас учили в детстве и показывали в известном советском фильме Тревожные ночи в Самаре", потом не расстреливали. А Шверника и прочих революционеров, по словам библиографа Завального, растерзала толпа, состоящая из представителей маргинальных кругов.

Но такая трактовка исторических событий, о которых многим самарцам рассказывали в свое время их живые свидетели - деды и прадеды, как считают противники установки памятника, по меньшей мере, спорна, а по моему личному мнению, просто не выдерживает ни какой критики. Тут даже долго в архивах копаться не нужно, чтобы дойти до истины, поспрашивайте у потомков самарцев, ставших жертвами террора, устроенного в Самаре белочехами после овладения им в 1918 году. Может, и погибшему от рук молодой горожанки белочеху, которую он пытался изнасиловать вместе со своими соплеменниками, почувствовавшими эйфорию победы, а вместе с нею и безнаказанности поставить памятник? Слышал я одну историю, как такого молодого солдата подруга одной местной бабушки, защищаясь от насильников, кухонным ножом зарезала. За что ее после сослуживцы убитого до смерти замучили. Подробности такого зверства можно представить. И за это тоже - памятник?

Муссирование идеи установки памятника мятежным белочехам в Самаре вызвало ответную реакцию, с которой у многих в памяти всплыла масса прошлых свидетельств недостойного поведения чехов и словаков на самарской земле. Как заметил известный писатель Александр Бушков: «Не зря же люди до сих пор поют песню «Отца убили злые чехи…». Память народную, заключенную в эти слова, не обманешь. Не нужно ею и историей манипулировать. Причем так неуклюже и вольно.

Свой протест по поводу предполагаемой установки памятного знака уже успела высказать прокуратура Самарской области. Она небезосновательно обеспокоилась возможными актами вандализма нацболов и прочих экстремистки настроенных элементов. Да, думается, что и те, кто настроен менее решительно и категорично, с фактом существования такого надругательства над историей и конформизмом не согласятся. Но не зря я в начале материала упоминал о сильных мира сего и их поддержке. Как выясняется, появление нового памятника в Самаре дело уже почти решенное. Как всегда нашлась уже какая-то специально созданная потихоньку комиссия, которая дала "добро" на установку памятного знака. Не определились пока лишь с внешним видом монумента. По признанию историка-слависта Владимира Кутявина, чехи оказались не столь романтичны (видимо, прагматичны, - прим. автора.- или скупы, что точнее) и готовы довольствоваться обычной мемориальной плитой, с выведенными на ней именами павших.

Сам памятный обелиск планируется воздвигнуть в парке имени Щорса, расположенном на месте бывшего кладбища, где, вероятно, и покоится большинство из тех, чьи фамилии хотят начертать на своеобразном надгробии. Список 53 чешских воинов предоставило Министерство обороны Чехии согласно сведениям Пражского архива. Проект будет реализован в рамках международных договоренностей о военно-политическом сотрудничестве между Россией и Чехией. Такой же договор существует у Российской Федерации и со Словацкой республикой, но ее правительство пока своего согласия на участие в проект не давало. Что, похоже, очень расстраивает доцента кафедры зарубежной истории Самарского государственного университета Владимира Кутявина, судя по его словам, сказанным на пресс-конференции: «Я спрашивал представителей чешской делегации, почему в проекте не участвует Словакия, те вежливо уклонялись от ответа», – сетует славист. Наверное, у словацких братьев-славян больше совести и яснее историческая память, чем у их коллег из Чехии. И они не берут на себя смелость утверждать, что павшие в годы гражданской войны на берегах Волги их соотечественники - герои, заслуживающие установки памятника. Да и бросать камень в будущие отношения между нашими народами, похоже, тоже не желают. Еще сильны традиционные симпатии и уважение друг к другу.

Для справки:

Большая Советская энциклопедия так трактует события тех лет: Чехословацкие части были сформированы в России во время 1-й мировой войны 1914-18 гг. из военнопленных австро-венгерской армии и русских подданных чешской национальности; в июне 1917 две стрелковых дивизии были сведены в Чехословацкий корпус, который дислоцировался на Украине.

После Октябрьской революции 1917 под влиянием представителей Антанты командование корпуса проводило среди солдат антисоветскую пропаганду, объявило корпус частью французской армии и потребовало от Советского правительства отправки его в Западную Европу. Во 2-й половине марта 1918 основные силы корпуса покинули Украину; остались лишь чехословацкие интернационалисты, сражавшиеся против австро-германских захватчиков в рядах Красной Армии. 26 марта 1918 Советское правительство приняло решение об эвакуации чехословацких войск через Владивосток при условии сдачи основной части вооружения местным Советам. Однако 14 мая на совещании в Челябинске командования корпуса, представителей Антанты и правых эсеров было решено поднять мятеж. Солдатам объявили, что Советское правительство якобы приказало остановить эшелоны, разоружить солдат и заключить их в лагеря военнопленных; командование корпуса призвало солдат пробиваться во Владивосток силой оружия.

К концу мая эшелоны с чехословацкими войсками (численность до 45 тысяч чел.) растянулись по всей Сибирской железнодорожной магистрали от станции Ртищево (район Пензы) до Владивостока, то есть на протяжении около 7000 км. 25 мая мятеж начался в Мариинске, 26 – в Челябинске, после чего чехословацкие войска и эсеро-белогвардейские отряды захватили Новониколаевск (26 мая), Пензу (29 мая), Сызрань (30 мая), Томск (31 мая), Омск (7 июня), Самару (8 июня), Красноярск (18 июня), а затем, перейдя в наступление совместно с белогвардейскими отрядами, заняли Уфу (5 июля), Симбирск (22 июля), Екатеринбург (25 июля) и Казань (7 августа), где был захвачен золотой запас Республики. Чехословацкий мятеж положил начало новому этапу Гражданской войны – способствовал значительному расширению её масштабов и усилению сил контрреволюции. Мятеж сопровождался массовыми арестами и казнями советских и партийных работников, революционных рабочих и крестьян.

На захваченной территории чехи ликвидировали органы Советской власти и содействовали образованию контрреволюционных правительств (в Самаре – "Комуч", в Екатеринбурге – кадетско-эсеровское "Уральское правительство", в Омске – "Временное сибирское правительство"). В июле 1918 советские войска в Поволжье были объединены в Восточный фронт. В августе 1918 года продвижение чехословацких и эсеро-белогвардейских войск было остановлено, а в сентябре советские войска перешли в наступление, освободили Казань, Симбирск, в октябре – Самару и Сызрань, в ноябре – Уфу и Челябинск.

Военные неудачи и подпольная работа коммунистов вызвали разложение чехословацких войск, которые в ноябре-декабре 1918 года отказались воевать на стороне белогвардейцев и были отведены с фронта (использовались колчаковцами для охраны железной дороги). Со 2-й половины 1919 года в связи с отступлением колчаковской армии чехословацкие части отходили на восток. 7 февраля 1920 на станции Куйтун командование Красной Армии и чехословацкого корпуса подписали соглашение о перемирии, гарантирующее частям корпуса отход на Дальний Восток и эвакуацию. Весной 1920 чехословацкие войска сосредоточились во Владивостоке, а затем были постепенно эвакуированы из России. (Литература: История Гражданской войны в СССР, т. 3, М., 1957; Клеванский А.Х. Чехословацкие интернационалисты и проданный корпус, М., 1965.). Ну, что из приведенного выше исторически не точно или подтасовано? Да все так и было. Если я не прав, пусть меня поправят наши авторитетные историки.


Послесловие. К сказанному стоит добавить, что не к лицу историкам другого масштаба и представителям региональной интеллигенции "мутить воду в чистом омуте" истории. Не нужно в чем-то идеализировать, а в чем-то закрывать глаза на прошлое, и очевидное выдавать за невероятное, а из бывших военных преступников или мятежников делать героев, устанавливать им памятник. Тем более, что к этому вопросу так болезненно относятся многие и многие жители Самары. Зачем создавать никому не нужное напряжение в обществе в расчете на какие-то сомнительные дипломатические или материальные выгоды! С кондачка да впопыхах такие серьезные вопросы не решаются. Вначале должна быть создана государственная комиссия из авторитетных ученых-историков, огражденных от чьего бы то ни было политического давления и нажима, исследован исторический пласт, относящийся к периоду мятежа белочехов в Самаре и других местах России, окончательно осмыслена их роль в истории гражданской войны и истории России в целом, сделаны адекватные оценки и выводы, а уж потом принято решение об установке или отказе в установке памятника белочехам в Самаре. Все слишком неоднозначно и чувствительно, повторюсь, для еще живых свидетелей гражданской войны и их потомков, особенно тех, кто стал жертвами белочехов, чтобы принимать решение впопыхах. А то, глядишь, завтра не только в Самарской, но и той же Архангельской области или в Прикаспии, на Дальнем Востоке, куда вторгались в составе легионов Антанты американские и английские солдаты и офицеры, кто-то из потомков тех, кому они в свое время подарили шоколадки или наливали виски, захочет поставить им памятник не на свои деньги.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter