Рус
Eng
Марина Новикова-Грунд: «Я не могу вернуться в РГГУ»

Марина Новикова-Грунд: «Я не могу вернуться в РГГУ»

21 сентября 2016, 16:21
Общество
Есения Мартынова
Скандал с массовым увольнением преподавателей из Института психологии РГГУ не утихает уже вторую неделю. Студенты готовятся к пикетам. А ректор отговаривает их от протестных акций, обещая сделать все возможное, чтобы вернуть уволившихся преподавателей.

В понедельник доцент кафедры психологического консультирования, кандидат психологических наук Института психологии Марина Новикова-Грунд проведет свои последние занятия в стенах РГГУ. Несмотря на увольнение, преподаватель продолжит работу с дипломниками и магистрантами, потому что не может поступить иначе. Марина Новикова-Грунд рассказала «НИ» о чем с ней говорил по телефону ректор Евгений Ивахненко, почему администрация вуза довела конфликт до развала целого института, и в каких вузах теперь искать именитых преподавателей.

- На встрече со студентами ректор Евгений Ивахненко сказал, что пытается вернуть уволившихся преподавателей. Это действительно так?
 
- Да, ректор мне звонил. У нас был взаимно-доброжелательный двухчасовой разговор. Он очень просил меня остаться. Но я не могу этого сделать, ведь уничтожили целое направление. Не скрою, я испытываю к новому ректору симпатию. Мои коллеги, в шутку назвали это профессиональной деформацией. Но я просто понимаю, что ректор Евгений Ивахненко не специально спровоцировал такую ситуацию. Он просто в силу своей наивности даже не представлял себе, к каким мерам прибегнул. А сейчас он не может отступить назад.
 
- Неужели только Ивахненко виноват в сложившейся ситуации?
 
- Конечно нет. Ситуация сложилась, когда к нам пришел ректор Ефим Пивовар. Ему не было интересно ничего из того, что связано с наукой и образованием. Институт начал падать. Готовясь к конференции Выготского, которая проходит ежегодно, каждый раз мы сталкивались с проблемами. Это большая международная конференция, которая дает престиж всему университету, а нам приходилось вымаливать деньги на маленький кофе-брейк. Иногда скидывались сами. Нам не давали приличную аудиторию. И так каждый год.

Кроме того, эмоционально никогда не смогу простить Ефиму Пивовару, когда он отказался сотрудничать с Колумбийским университетом. Я еще была деканом факультета медицинской психологии. Колумбийский университет (а он занимает вторую строчку в университетских мировых рейтингах) прислал нам в Институт Выготского предложение о сотрудничестве – обмен студентами, преподаватели. И все это на безвозмездной основе. Причем там выступили с предложением, что это будет распространяться на всех студентов РГГУ. Тогда Елена Кравцова пошла к ректору. Сначала он месяц ничего не подписывал, а потом сообщил, что его это не интересует. Кроме того, Ефим Пивовар практически всегда отсутствовал в вузе. Брать новых преподавателей было почти невозможно. Расписание было чудовищное. Как минимум два дня в неделю у меня было по 12 рабочих часов. Начинала около 10 утра, и заканчивала после 10 вечера. Все медленно и постепенно разваливалось.
 
- Неужели новый ректор не видел в какой упадок пришел вуз?
 
- Я думаю, что он пришел делать добро. Евгений Ивахненко в отличие от Пивовара присутствует в вузе. И он полон желания что-то делать. Но нужно умение, команда. А он начал делать безумные вещи. Да, он пришел на руины, но необходимо было тщательно продумать свои действия.
 
То, что мы уходим, ряд СМИ пытаются представить, как конфликт плохого ректора и прекрасных психологов или сумасшедших психологов и хозяйственного ректора. Но до нас люди со всех факультетов постоянно уходили сами. Развалили кафедры у историков, у искусствоведов. А мы очень долго тянули. У нас студенты и преподаватели – единое целое. Было больно все, созданное с таким трудом, бросать. И наша нерешительность продолжалась бы еще некоторое время.

Но за лето произошло еще очень много гадостей. Когда летом никого не было в Москве, все были в отпусках, внезапно уволили директора предуниверсария. А предуниверсарий был полностью нашим созданием: Идея Кравцовой, программы и обучение старшеклассников вели преподаватели Института Выготского, все это - под героическим руководством Елены Башаровой. Вот её-то и уволили с репликой: «слишком много психологов». Когда сил терпеть все это не осталось, мы ждали только Елену Кравцову, чтобы уйти вслед за ней.
 
- Пресс-служба ректора говорит, что Елена Кравцова призывала к забастовкам. Это правда?

- Это смертельно обидно слышать, поскольку все было с точностью до наоборот. Мы хотели учить наших детей, а не втягивать в дрязги. Когда старшие курсы, магистранты еще весной понимали, что все идет к концу, говорили нам, что они хотят выйти на митинг, потребовать встречи с ректором, мы буквально их держали за хвост и просили не ставить темное пятно на нашей репутации. Взрослые должны справляться сами. И выступлений не было, хотя все было на грани. Так где забастовка? Если бы Кравцова призвала к забастовке, забастовка бы непременно состоялась. Судя по тому, как мы все ушли за ней.
 
- В эту субботу студенты собираются выйти на пикеты, чтобы поддержать уволившихся преподавателей и выяснить, почему так произошло. Как Вы воспринимаете сейчас их решимость?

- Скорее мне это неприятно. Студенты должны учиться. Это не их война. Если бы у меня были аргументы, чтобы убедить ребят этого не делать…Но у меня сейчас их нет. Я не могу ничего предложить кроме того, что все дипломы, магистерские диссертации доведу до конца. Разве я могу бросить людей, которые начали у меня работать. И так поступят все уволившиеся преподаватели.
 
И скажу честно, я не ожидала такую лавину поддержки. От нынешних, от бывших студентов. Даже не думала, что это вызовет такие эмоции.
 
- Какие планы у Вас на будущее, продолжите работу преподавателем?
 
- Первое предложение, причем финансово обворожительное, я получила спустя 40 минут после того, как подписала заявление об уходе. Я не думаю, что останусь на обочине. Но пока держу паузу. У меня есть надежда, что нам удастся не порознь разбрестись, а создать институт Выготского на какой-то другой площадке. Может это даже будет не институт, а кафедра. Главное нам не растерять друг друга.
 
- Так имеет ли право оставшийся в РГГУ Институт психологии теперь носить имя Выготского?

- Нет, не имеет. Институт Выготского создала Елена Кравцова, внучка Выготского. У нее остались все ненапечатанные архивы. Она носительница этой идеологии. Не единственная, конечно, но по-хорошему бренд Выготского принадлежит ей. То, что останется, можно назвать как угодно, но только не Институтом Выготского.
 
 - А почему администрация РГГУ так ополчилась на Елену Кравцову?

- У меня есть два объяснения. Елена Кравцова очень жестко не давала нас разрушить. Когда начались увольнения, распады целых кафедр, она стояла на своем, что никого не уволит. Это началось еще при Пивоваре. А нынешнему ректору, который позволил себе грубо на нее кричать из-за ее нежелания подчиняться, она спокойно сказала, что ее функция - не быть представителем администрации в институте, а быть представителем института в администрации.
 
И мне кажется, что кому-то приглянулось место директора Института. Кто-то уже претендует на эту должность, а потому Елену Кравцову нужно было любым способом убрать. Но никаких доказательств у меня нет, только домыслы. Такой вывод напрашивается исходя из того, как меня уговаривали вернуться. Мне сказали, что готовы вернуть всех, кроме Елены Кравцовой. А если я вернусь, то могут даже не увольнять Елену Евгеньевну, но только при условии, что директором она уже не будет. При этом был упрек, что нет кадров на смену. Но нет такого человека. Она - глава направления.

Вслед за нами еще будут уходить люди. Моя молодая коллега, которая пообещала перехватить моих дипломников, тоже подала заявление об увольнении. Очень жалко РГГУ и всех нас. 

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter