Рус
Eng
Юрий Сапрыкин: "Садистов из надзирателей делает сама жизнь"

Юрий Сапрыкин: "Садистов из надзирателей делает сама жизнь"

21 июля 2018, 14:06
Общество
Photo: Mark Nakoykher / wikipedia.org
Журналист Юрий Сапрыкин считает,что судьба тех надзирателей, кто попал в объектив камеры при соучастии в пытках в ярославской колонии, могла сложиться по-другому. Если бы у них было больше выбора в жизни - на какую работу устроиться в своих городках и сама система ФСИН была бы как-то реформирована.

"Как люди превращаются в зверей? - говорит Юрий Сапрыкин в эфире радиостанции "Эхо Москвы". - Понимаете, мы существа социальные — если не сказать, стадные. И мы очень часто ведем себя в соответствии с теми нормами, правилами и представлениями о том, что такое хорошо и что такое плохо, которые существуют вокруг нас. Нужно обладать какой-то железной волей, пониманием того, как надо делать, чтобы сопротивляться этому инстинкту. Если твои одноклассники (ещё одна горячая тема этих недель) издеваются над каким-то нелепым, смешным или слабым товарищем, очень сложно не примкнуть к ним в этих издевательствах. Даже если ты, в общем, по природе своей неплохой человек. Поэтому, мне кажется, проблема не в том, что есть какие-то специальные плохие люди, которые идут работать во ФСИН и там тешат свои садистические наклонности. Дело в том, что сам ФСИН, сама система устроена таким образом, что десятилетиями воспроизводит эту модель поведения. Что более-менее любой человек, если он не святой, который попадает туда, будет вести себя так.

Нет, я их совершенно не оправдываю. Но если бы они, например, пошли работать лесником или пчеловодом, то они бы ни над кем не издевались. Или если бы этот ФСИН был в свое время реформирован и устроен на каких-то иных основаниях, если бы там (по крайней мере, в отдельных колониях) всё не держалась на издевательствах над людьми и на праве сильного. Если ты бьешь кого-то ногами под дых целой толпой, то ты всё равно виноват. Другое дело, что этого могло бы не произойти.

Они не романтики, просто у них нет другой работы. У них нет возможности пойти работать, например, журналистом, или пиарщиком, или менеджером в крупную нефтяную компанию. Они живут в таких местах, где у тебя есть армия, колония… Что ещё? — можно пойти торговать на рынок. Выбор в их жизни, как правило, не очень велик. Просто их нельзя судить по московским меркам: что есть какой-то бескрайний горизонт возможностей, а они из него выбирают самое ужасное и садистское. Нет, они выбирают из одного плохого и другого плохого. Ничего хорошего там очень часто нет.

Вот есть город Медвежьегорск. Пару лет назад я ездил туда зимой. Это как раз рядом со знаменитым Сандармохом — могильником, раскопками которого, восстановлением и увековечиванием памяти занимался Юрий Дмитриев. Мы там поговорили с какими-то местными людьми. Значит, город — 15 тысяч народу. Построен он при строительстве Беломоро-Балтийского канала. Смысл его заключался в том, чтобы обеспечивать стройку и содержать эту колонию. Больше там ничего никогда не было. Сейчас там есть колония для людей с физическими недостатками — для инвалидов. Есть деревообрабатывающий цех. И ещё недавно построили колбасный цех — Великолукский колбасный завод. Всё, больше работы нет никакой. Просто никакой! Ну если у тебя есть деньги, связи и так далее, ты можешь попытаться построить какой-нибудь свой небольшой туристический бизнес: возить туристов на Онежское озеро или на тот же самый Сандармох. Но это по силам 10 человекам на весь город, а в нём живёт 15 тысяч. Что вы им предлагаете?

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter