Рус
Eng
Национальная катастрофа номер 228: кому в России "не везет" с наркотиками

Национальная катастрофа номер 228: кому в России "не везет" с наркотиками

21 июня 2019, 17:13Общество
Владимир Путин во время недавней прямой линии озвучил на всю страну шокирующие цифры: 26% всех «сидельцев» в тюрьмах проходили по статьям, связанным с наркотиками. Ну просто страна разоблаченных наркобаронов! «Новые Известия» внимательно изучили статистику по теме, посчитали, и получили не менее интересные данные.

Ксения Петрова

Дело журналиста Ивана Голунова, которому подкинули наркотики, и пытались обвинить по статье 228 УК за незаконное хранение, имеет все шансы стать темой года. Обычно как – шумиха день-другой, и все. Но в этот раз эхо событий не утихает. Буквально на днях, например, был арестован бывший начальник отделения по борьбе с незаконным оборотом наркотиков полиции Московской области по обвинению в фальсификации материалов дела и незаконном обороте психотропных веществ.

Из отчётов Верховного суда следует, что в 2017 году по 228 статье были осуждены 99.765 человек. Отчёты же по итогам 2018 года уже не содержат такой детализации и не выделяют осужденных по делам о хранении и распространении наркотиков, известно лишь то, что всего по статьям 228 - 234.1 (статьи, связанные не только с хранением и распространением, но и с другими «наркотическими» деяниями вроде организации притонов или склонения спортсмена тренером к допингу) было осуждено 90.876 человек. Однако, как показывает практика прошлых лет, доля прочих статей в этой категории лишь немногим превышает 2%, так что можно ориентироваться на 88.790 осужденных в прошлом году по делу о хранении и распространении наркотиков. А по данным ФСИН, в исправительных колониях за преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков, в прошлом году находилось 129.419 человек. Рост на треть за 10 лет!

То есть, на каждые 10 000 жителей России приходится 6 осуждённых по делу о наркотиках. И это только в течение одного года. Если предположить, что у среднестатистического осуждённого есть родители, жена, ребёнок и хотя бы один друг, то выходит, что эта статья каждый год оказывает влияние почти на 540 тыс. человек! Более полумиллиона граждан ежегодно! А потом ещё кто-то удивляется, почему это народ такой озлобленный!

Но дальше – больше. Берем 22 крупнейших города России, и делим количество уголовных дел на количество жителей. Итог: 8 из них имеют удивительно близкое количество зарегистрированных преступлений в расчете на те же 10 000 жителей. В Самаре, Ульяновске, Оренбурге, Кемерово, Омске, Нижнем Новгороде, Тюмени и Уфе на 10 000 жителей приходится 5 осуждённых! Ещё раз: в трети изученных городов, не имеющих ничего общего между собой - одинаковые результаты. Разный климат, разное социальное положение, разный национальный состав, разное экономическое положение. Всё разное, ничто не объединяет эти города, кроме количества осуждённых по 228 статье.

Вот такая картина. Как будто страну поделили на независимые регионы, в которые спускают разнарядки, определяющие судьбы людей. Проблемы с наркотиками есть в любой стране, и Россия не исключение. Но неужели догадки, опирающиеся на все эти цифры, и вся волна возмущения вместе с историями (журналистов и не только) о том, как подкидывали наркотики и, таким образом, «разбирались» с неугодными – преувеличение и выдумки? Как, например, считают в Общественной палате.

Лидер движения «АнтиДилер», член Общественной палаты Дмитрий Носов:

«80% осужденных говорят, что им подкинули наркотики, но 90% из них врут. Точно так же, как маньяки, насильники и убийцы говорят, что они невиновны даже при наличии доказательств и видеозаписей. Просто словам верить нельзя. По нашей оценке, лишь порядка 5% осуждённых по статье 228 действительно невиновны».

Но и версии о том, что подбрасывание наркотиков правоохранителями, которые жаждут карьерных прыжков, у наших экспертов, знакомых с ситуацией, не менее популярны.

Адвокат Дмитрий Зацаринский: «Осужденных по этой статье очень много. И есть нехорошая тенденция, в частности в Москве: если у человека находят наркотики чуть больше разовой дозы, ему сразу вменяют покушение на сбыт этих наркотиков. При этом ни весов, ни оперативной разработки, подтверждающей подозрения в сбыте нет. И следствие, и прокуратура, всё это пропускает. Палочная система работает».

Александр Михайлов, член совета по внешней и оборонной политике, генерал ФСБ: «228 статья в том виде, в каком есть, выводит на первый план подбрасывание наркотиков ради получения результатов. Тех, кто подбрасывает, необходимо привлекать к ответственности самым жестким способом. Наказывать их надо не просто жёстко, а сажать в ту же камеру и на тот же срок, что и у осуждённого, которому подбросили. Были случаи, как, например, в Череповце, когда целый отдел был арестован и осужден за все эти фокусы».

И наши цифры, к сожалению, лишь подтверждают растущую уверенность и экспертов, и общественности, в том, что запрещённые вещества стали привычным рабочим инструментом правоохранительных органов.

На дворе не 1937 год и сажать людей просто так, по спискам, за мнимую антисоветскую деятельность в рамках приказа № 00447 об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и других «антисоветских элементов», не получится. Раньше было легко и просто: решила «тройка», состоящая из начальника местного НКВД, секретаря партии и прокурора, что человек вёл антисоветскую деятельность – и готово. Чтобы отличиться, особо рьяные борцы за советскую власть даже просили увеличить им лимиты по отдельным статьям. А теперь повод нужен, чтобы человека посадить. Всё-таки правовым государством себя провозглашаем!

Официальных планов по арестам не существует. Дмитрий Носов отмечает, что отдел по борьбе с наркотиками – это один из немногих отделов в МВД, освобождённых от «палочной» системы. Но, с другой стороны, эксперт подчеркивает, что есть прокуратура, которая может требовать показатели раскрываемости. Так что отсутствие планов по посадкам вовсе не значит, что у правоохранительных органов нет стимула стремиться к новых рекордам. И инструментом в этом вполне вероятно, может быть именно пресловутая 228 статья. Кто чаще всего этим грешит? Вот как на этот вопрос отвечают в Общественной палате:

Дмитрий Носов: «По нашим данным, именно в последний год участились случаи подброса наркотиков, причем зачастую - бывшими сотрудниками из расформированной структуры ФСКН. Зачем работать, если можно подбросить какому-нибудь наркоману? Это не ради «палок», а для того, чтобы показать какую-то работу. Но МВД сейчас с этим активно борется».

Однако полученные нами цифры, все же, не дают возможности совсем отказаться от версии с наличием некоего негласного плана, который необходимо выполнять людям, пекущимся о нашей безопасности. До директив 30-х годов ещё не дотягивает, но вектор работы заметен.

Дмитрий Зацаринский: «У меня в практике неоднократно были случаи, когда полицейские, найдя у человека наркотики, добрасывали ему ещё, чтобы получилось количество, предполагающее уголовную ответственность. Хранение небольшого количества той же марихуаны предполагает административную ответственность».

И даже, если конкретных планов нет, количество раскрытых дел и арестов имеет большое значение. Александр Михайлов указывает на то, что основная проблема заключается в отчётности: все совещания начинаются с рассмотрения результатов работы в сравнении в аналогичным периодом прошлого года.

Самые скромные амбиции - у полиции Волгограда, Ярославля, Казани, Хабаровска и Воронежа. В этих городах по «наркотической» статье проходит по 2 человека на 10 000 жителей. Намного хуже дела обстоят в Тольятти, Иркутске, Барнауле, Владивостоке и Тагиле: 10 осуждённых на 10 000 жителей. Лидер же в этом печальном рейтинге - Ростов-на-Дону: 20 осуждённых на 10 000 жителей!

Неужели от этой напасти некуда деться, и любой человек, который чем-то не угодил сотрудникам правоохранительных органов, рискует оказаться за решёткой из-за сфабрикованного дела? Дмитрий Зацаринский рассказал, что подбросить наркотики при обыске проще простого: толпа сотрудников разбегается по квартире и уследить за всеми просто невозможно.

Может быть, поможет поручение главы МВД подготовить предложения по созданию структуры по борьбе со злоупотреблениями при расследовании преступлений о наркотиках. У Александра Михайлова на этот счёт есть своя точка зрения:

«Полномочий для внутреннего контроля за сотрудниками МВД государству хватает. Есть Управление собственной безопасности, есть прокуратура, которая должна рассматривать жалобы и проводить расследования, есть следственный комитет, есть управление «М» в ФСБ. У нас достаточно сил, у нас есть всё. Надо только усилить работу».

По мнению Михайлова, в первую очередь необходимо проводить судебную реформу, чтобы судьи искали истину, а не назначали виноватых. «До тех пор, пока этого не будет, всё останется по-прежнему. Можно снижать наказание по статье 228, но суды всё равно будут выносить приговор на своё усмотрение. Судебная реформа – ключевой момент» - уверен эксперт.

По мнению Дмитрия Зацаринского, нынешнее законодательство нуждается в доработке: «Необходимо модернизировать механизмы выявления каналов сбыта и оптовых поставок».

Также опрошенные нами эксперты солидарны в том, что требуется усиливать наказание сотрудникам правоохранительных органов, занимающимся подбрасыванием наркотиков. Дмитрий Носов предлагает сделать для них наказание более суровым, чем для обычных людей: «Сотрудникам, у которых нашли наркотики, полагается тройная уголовная ответственность. А «закрывать» человека надо только при 100% доказательствах. Просто за факт обнаружения наркотиков сажать нельзя». Также Носов предлагает ограничиваться предупреждением в том случае, если человек был пойман в первый раз, и сдал поставщика. А вот повторное нарушение закона должно караться более строго. Уголовная ответственность - только за третий случай нарушения закона.

Пока это предварительная картина. Полная же станет понятна только после того, как проведут большую проверку правоприменительной практики по указу спикера Госдумы Вячеслава Володина. Кто будет в будущем усиливать контроль? Александр Михайлов уверен, что именно прокуратура должна осуществлять жесточайший контроль за всеми действиями правоохранительных органов, а УСБ должно отслеживать любые отклонения от норм.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter