Рус
Eng
Интернет против телевидения. Кто выиграет финальную битву?

Интернет против телевидения. Кто выиграет финальную битву?

20 сентября 2016, 11:27
Общество
Наталья Серова
По данным TNS, пять интернет-ресурсов в России уже обошли крупнейшие телеканалы по охвату аудитории. Когда ждать падения бастиона традиционных СМИ? И что приходит взамен «зомбоящику», который еще недавно светился в каждом доме?

Судя по исследованиям, «Первый канал» занимает только шестое место (его месячная аудитория составляет 81,5%), далее следуют «Россия 1» (79,4%), СТС (78,5%), ТНТ (74,5%) и РЕН ТВ (69,1%). А вот в первую пятерку вошли интернет – ресурсы -  Google (88%), с минимальным отрывом за ним следует «Яндекс» (87,2%), далее «ВКонтакте» (86%), на четвертом — YouTube c 82,7%, на пятом — Mail.ru с 81,8%.
 
Однако более пристальное изучение данных социологов показывает, что бежать за похоронными венками на могилу телевидения пока рано.  Во-первых, TNS исследовала не всю аудиторию СМИ, а только в диапазоне 12 – 44 года. За бортом осталась, условно говоря, вся старшая часть российского населения, которое у нас довольно быстро стареет. Кроме того, исследование проводилось только в городах с населением больше 700 тысяч человек, и в него не попали неурбанизированные территории и их жители, имеющие весьма консервативные  привычки и традиции.
 
Во–вторых, социологи говорят, что  сравнение телеканалов и сайтов по охвату аудитории – некорректно. Аудитория СМИ традиционно измеряется не только количеством людей, обратившихся к медиа (охватами), но и тем временем, которое они на это медиа потратили. «Первый канал» зрители смотрят больше часа в день, а на «Яндекс» заходят на 10 минут. И с этим трудно не согласиться. Нравится кому или нет, но телевидение пока не сдает позиций в домашней сфере людей.
Да, на работе большая часть аудитории СМИ пользуется интернетом – фейсбуком, электронной почтой, гугглом, Одноклассниками, Вконтакте. Они пользуются  Яндексом, картами, навигатором,  и  телевизор у них в это время не работает. А вот дома многие как бы расслабляются, предпочитая пассивное восприятие информации с телеэкрана. Вполне обычной картиной является и та, когда и телевизор, и компьютер включены одновременно. Одним глазом человек смотрит в фэйсбук, другим – любимое ток – шоу или сериал. 
 
В – третьих, крупные телеканалы вовсе не собираются сдаваться на милость новых интернет – медиа и сами становятся влиятельными и популярными мультимедийными ресурсами в сети. Посещаемость сайтов Первого канала, РЕН-ТВ, НТВ – миллионы человек в сутки.
 
Телевидение по-прежнему привлекает аудиторию за счет подробностей, видео, комментариев у ньюсмейкеров, которые по тем или иным причинам новостным генераторам недоступны. Кроме того, мы видим очевидную тенденцию - новости на ТВ становятся не информацией, а «инфотэйментом», развлечением. Новостные студии оборудуются как площадки  для ток-шоу со зрителями, в них специальный свет, звук, эффектные девушки-ведущие, тексты пишут не просто райтеры, а профессиональные сценаристы и под затейливую режиссуру. Однако все эти затеи могут стать в недалеком будущем бесполезными в конкуренции с персональным подбором новостей в интернете, то есть специально для каждого пользователя сети, с появлением сотен  и тысяч «персональных» телеканалов на ютубе или где-то еще , которые удовлетворяют именно ваши потребности.  У человека просто не останется времени, чтобы смотреть и телевизор, и «свои» ресурсы в интернете.
 
Уже сегодня у ТВ новые медиа откусывают одну из главных составляющих контента – кино. С появлением высокого качества картинки и звука на сетевых ресурсах зрителю нет никакого смысла смотреть то, что ему навязывают телеканалы, да еще с рекламными блоками через каждые десять минут.
 
Но главный вывод неутешителен: телевидение перестало быть монополистом в информации. Оно еще  сохраняет способность  держать свою аудиторию в определенной реальности. Но это – пока. И речь не только о пропагандистком воздействии (оно, как показывает практика последних лет, эффективно).
 
- Медиа очень сильно влияют не в узко  политическом смысле, они имеют влияние на то, как люди могут соображать, что они делают.- говорит в интервью «НИ» заведующий кафедрой новых медиа факультета журналистики Иван ЗАСУРСКИЙ. -  Когда происходит революция в медиа, такая как сейчас с интернетом, обычно общество дестабилизируется.  Когда такая высокая скорость коммуникации, возникает очень много возможностей, люди начинают по-другому себя вести. В какие-то ключевые моменты возникает эффект толпы…
 
Недавно на «Слоне» была опубликована интересная статья  российского историка, искусствоведа и архитектурного критика Григория Ревзина.  И он сравнил поведение «сетевой» толпы с китайскими хунвэйбинами времен «культурной революции».
 
Человек толпы мыслит не логически,-пишет Ревзин.- а последовательностями эмоциональных образов, он не принимает сложности. В толпе побеждает самое простое и радикальное решение из имеющихся, здесь нет места индивидуальной ответственности. Человек делегирует контроль за собой толпе в целом, все его мотивации продиктованы стремлением плотнее слиться со всеми путем возгонки в себе коллективного эмоционального переживания, ни в коем случае не выпасть из толпы, не растождествиться с ней. Человек толпы ищет «врагов народа», чтобы вместе со всеми их уничтожить. Новация Мао Цзэдуна во время культурный революции заключалась в том, что он понял: психология толпы совпадает с психологией подростка, подросток в отличие от взрослого почти всегда находится в состоянии потенциального члена толпы и ищет группу, стайку, секту, к которой можно примкнуть.
 
Иван Засурский соглашается с Ревзином в том, что «ровно по этим же принципам ведут себя те или иные группы в фэйсбуке». И  травля  может произойти по любому поводу, потому что повод находится не в самом поступке даже, а в том, как этот поступок кем-то другим интерпретируется.   У многих ведь достаточно дурные манеры. Все используют интернет как отдушину по большому счёту, но, когда   это - одна большая отдушина на всех, то, в конечном счёте,  в каких-то ситуациях, она создаёт дисбаланс во всем обществе, атмосфера в котором накручивается теми или иными сетевыми группами. 
 
- Очевидно, что интернет поощряет активность, участие людей в социальных процессах.- говорит Засурский,-  Однако знаний у людей не очень много. Да и в интернете, в оцифрованном виде, не так много всего есть в открытом доступе. А новое поколение привыкает, что вся информация должна быть доступна  и бесплатна. А её там нет, этой информации. Поэтому не хватает знаний для той скорости, на которой идёт обсуждение проблем. Поэтому возникает ситуация, когда есть очень сильная, очень мощная система коммуникации, которая идёт в режиме реального времени.  Но она оторвана от экспертизы, она оторвана от знаний…
 
Дефицит экспертизы как раз и компенсирует пока телевидение. Именно поэтому в его комфортном развитии заинтересовано государство. Речь не идет при этом только о пропагандистком эффекте в трактовке текущих событий. Оставляя граждан один на один с интернетом, государство рискует получить огромные группы людей, которые интересуются, условно говоря, только кошечками, собачками и покупками в интернет – магазинах.  Вместо социально эрудированных  людей получаем на выходе дебилизированную толпу с  кругозором подростков - троечников.  
 
И  здесь на семь бед –  один ответ: насыщение этой новой среды знаниями, информацией и культурными ценностями, так, чтобы интернет мог  развиваться и за счет развития мультимедийных возможностей традиционных СМИ и телевидения в частности.
 
По прогнозам экспертов, конкуренция телевидения и сетевых ресурсов приводит как минимум к повышению затрат на создание более конкурентного контента. Примером может быть американская HBO, которая позволяет себе запускать супер-популярные сериалы по миллиону и больше долларов за серию и показывать их сразу на 20 каналах. Но здесь тоже палка о двух концах. К хорошему и очень хорошему быстро привыкают. И на всех одного Дэвида Линча точно не хватит. 

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter