Рус
Eng

Лишить наград посмертно: почему важен суд над виновными в геноциде крымских татар

Лишить наград посмертно: почему важен суд над виновными в геноциде крымских татар
Лишить наград посмертно: почему важен суд над виновными в геноциде крымских татар
20 мая 2021, 10:48Общество
Для того, чтобы хотя бы частично восстановить историческую справедливость, необходимо признать виновными всех участников депортации крымских татар и посмертно лишить их орденов и медалей, полученных за эти деяния.

Дмитрий Стахов

Депортация крымских татар началась 18 мая 1944 года по Постановлению от 11 мая 1944 года № ГКО-5859сс и формально закончилась 26 мая. После небольшого перерыва, 4 июня, операция по очистке Крыма от «чуждых элементов» была возобновлена и только к концу года полуостров был «чист».

Парадокс – российским законодательством депортации были признаны актом геноцида, но такое обобщающее определение было конкретизировано только в отношении калмыков, чеченцев и ингушей. Но и это не самое главное: никаких юридических выводов из принятых законов не последовало, и никто из инициаторов, руководителей и исполнителей депортаций не был признан преступником…

Столь большой срок выполнения операции, которую проводили части НКВД и общевойсковые подразделения объясняется просто: уже поднаторевшие в геноциде над своими же соотечественниками каратели не могли быстрее справиться с такой массой обреченных. Ведь в общей сложности депортированы и оказались на спецпоселении почти два с половиной миллиона человек: помимо татар по постановлению ГКО № 5984сс от 2 июня 1944 г. в республики Средней Азии и области РСФСР были выселены греки, болгары, армяне, немцы (немцами были записаны и потомки остготов, старшее поколение которых ещё помнило свой, ныне умерший язык), итальянцы, румыны, турки, иранцы и другие.

Такое «национальное разнообразие» депортированных с полуострова не должно удивлять даже немного знакомых, как говориться с историей вопроса. За две волны депортаций (первая началась ещё 1920-х, вторая с 1939 года и продолжалась десять лет) в СССР более шестидесяти одной этнической, этноконфессиональной и социальной категорий граждан подвергались депортациям. В отношении некоторых - корейцев, немцев, финнов - ингерманландцев, карачаевцев, калмыков, чеченцев, ингушей, балкарцев, крымских татар и турок-месхетинцев - депортация была тотальной.

Выселенные же из Крыма – и в первую очередь татары как наиболее многочисленный, - были одними из многих народов, на которые было поставлено клеймо изменников, пособников врага. Клейма подлого и ложного, о чем писалось многократно и которое якобы было снято. Более того, имеются соответствующие Постановления правительства и Законы, ещё СССР, а позже Российской федерации. Например, по Закону РСФСР от 26 апреля 1991 года № 1107-1 «О реабилитации репрессированных народов» репрессии народов СССР были признаны актом геноцида. Кстати, статья 4 данного закона провозгласила, что агитация, препятствующая реабилитации репрессированных народов, не допускается, а лица, совершающие такие действия, должны привлекаться к ответственности.

Многие – что греха таить! – надеялись, что хоть что-то из построенного Сталиным уцелеет, ан нет. Депортированные всё-таки получили возможность вернуться в родные места, что часто вызывало конфликты с теми, кто вселился в их дома. Часть депортированных даже получили компенсации. Небольшие, но что поделаешь…

Надо заметить, что крымские татары оказались одним из народов на который благодеяния родного государства не распространялись. Долгие годы они не имели возможности получить образование, и тем более вернуться на родину. Последнее практически невозможно и сейчас.

Организованная после смерти Сталина комиссия по возвращению на родину необоснованно выселенных народностей и по восстановлению их государственности под председательством Анастаса Микояна исключила из списка крымских татар и немцев Поволжья. «Отец самого вкусного мороженого» в мемуарах указывает главную причину, по которой крымские татары не были возвращены в Крым. Это опасения будто раз территория Крымской АССР заселена другими народами, то при возвращении татар пришлось бы очень много людей снова переселять.

Тут важны два момента. Первый, типично «советский»: говорить и даже издавать постановления и законы, а поступать совершенно иначе, в разрез с ними, т.е. признавая депортацию как минимум «перегибом», требующим отгиба в противоположном направлении, советские власти продолжали следовать сталинской национальной политике, делая татар и немцев Поволжья показательным примером для других. Второй момент связан с контингентом переселенных в Крым. Помимо жителей абсолютно разоренных войной районов, значительную часть новых крымчан составляли семьи особо отличившиеся сотрудников НКВД-МГБ. В том числе в операции по выселению татар и других населявших Крым народов. Своих обидеть было нельзя…

Многие из искренних и честных людей, не имеющих никакого отношения к крымско-татарскому народу, из года в год поминают печальную дату депортации из Крыма. Видимо потому, что они искренние и честные. Но надо признать: даты депортаций других народов не имеют такого же, как 18 мая, широкого - если можно так сказать – отклика. Тут кроется множество причин, каждая из них – тема отдельной статьи, анализ всех их вместе – тема докторской диссертации. Диссертации о возникновении советского менталитета и его нынешнего состояния.

Но существует и другая группа граждан (многие сидят в высоких кабинетах) которым всё это безумно надоело. Значительная часть из них считает, что депортированных выслали «за дело» и убеждены в правильности принципа коллективной ответственности. Об этом убедительно пишет публицист Марина Шаповалова:

«18 мая - День депортации крымтатар. Не единственный в календаре день депортации, не один народ был репрессирован. Напомню на всякий случай. Потому что в наших школьных учебниках этому не уделяется должного внимания.

И чего ещё нет в учебниках - признания, что никакого «сотрудничества народа с оккупантами» не было. Подлый миф жив, некоторые учителя позволяют себе его повторять, «объясняя необходимость» государственного преступления.

Через три четверти века после войны, все тридцать постсоветских лет разговор по существу так и не начат. Оценки не даны, акценты не расставлены. Никто не объясняет детям на уроках, почему массовое сотрудничество с оккупантами было - не только среди крымтатар, а на всех оккупированных территориях. Почему поначалу многие хотели видеть в агрессоре избавителей от большевистской власти, пока не поняли, что он собой представляет.

Изучая документы о большевистском терроре в Крыму, я не понимала, как вообще крымчане и крамтатары в частности за 20 лет могли простить советской власти тот кошмар и живодёрню. Как можно было после всего пережитого пойти воевать на её стороне? Не в 42-м, познав прелести «сверхчеловеческого» орднунга, а в 41-м, когда правда о «дружественном» германском национал-социализме ещё не проникла за «железный занавес»?..

Обо всём этом не рассказывают в школе. Не предлагают думать о причинах и последствиях. И потому «можем повторить» звучит зловеще.

Надеюсь, повторить не можем. Пока не забываем, конечно

Однако, как вообще, к сожалению, очень часто бывает, по-прежнему нет хотя бы приблизительного ответа на вопрос – что всё-таки делать с депортациями? Как их оценить? Не по букве Постановлений и Законов, а так, чтобы учителя в школах не смели повторять гнусный миф о сотрудничестве некоторых народов с врагом, о склонности их же к измене, о вековой ненависти к народу государство образующему. К слову, если называть вещи своими именами, известно ли таким «государственникам» какова была численность «войск» Локотской республики, составивших ядро 29-й гренадерской дивизии СС. Их командира Каминского расстреляли за зверства (!) при подавлении Варшавского восстания (совпадение - депортация из Крыма только завершалась) по приказу обергруппенфюрера СС (!) Эриха фон дем Бах-Зелевского.

Возможно самым правильным путем будет суд над совершавшими акты геноцида. Извинения за перегибы пустой звук. Как и признание геноцида без юридических последствий. К тому же, нужна персональная ответственность. Пусть тех, кто давно в лучшем из миров.

Да, конечно, судить умерших нельзя. Однако совершавших акты геноцида, преступления против человечности признать виновными - многие юристы возразят – и можно, и нужно. Чтобы не происходило, к примеру, такого:

«Известный журналист и медиа-менеджер Василий Гатов, внук командующего внутренними войсками НКВД СССР Ивана Шередеги, который в 1944 году руководил депортацией крымских татар, стал объектом нападок со стороны бывших коллег с российского «Первого канала» после своего поста в Facebook.

Вот что написал Васили Гатов 18 мая:

«Сегодня годовщина одного из самых позорных событий в истории Советского Союза − депортации крымскотатарского народа. Мне не так уж просто писать эти слова − мой родной дед был командующим этой «операцией».

Май 1944-го, дни, когда Советская Армия освобождала уже земли Европы от нацистской машины геноцида, когда понятие «лагерей смерти» уже вполне было понятно солдатам и офицерам. В эти самые дни Сталин решает, что еще один народ − весь, от детей до героев – «враг».

«Выселение», как стыдливо названо это в соответствующих документах − чеченцев, балкарцев, немцев Поволжья, крымских татар, литовцев, латышей и эстонцев − это ни что иное, как форма геноцида. Никогда не признанного, никогда не оплаканного и никогда не оплаченного.

Крымские татары и чеченцы с ингушами − народы, которым досталось от СССР и досталось от России.

Это не только стыд. Это не только грех.

Это преступление, повторенное дважды. С особым цинизмом, в составе организованной группы, с целями, полностью попадающими под уголовные статусы Международного Суда.

И до тех пор, пока он − в той или иной форме − не состоится, каждый раз в мае любой разумный и трезвый человек должен будет повторять одни и те же слова:

Простите, если можете».

Свой комментарий по поводу осуждения его поступка бывшими коллегами Гатов также опубликовал на своей странице в Facebook.

«Прочитал к вечеру заочное фейсбук-партсобрание сотрудников Первого канала по моему осуждению. С несколькими приглашенными. Спасибо Ksenia Turkova и Арина Бородина за их усилия по моей защите в ситуации, когда я даже не могу ответить Svetlana Kolosova (Директор дирекции документального кино Первого канала) и ее однопартийцам.

По существу высказанных претензий, имею сказать следующее: только бесноватый на всю голову, забитый пропагандой и закомплексованный от беспрерывного вранья себе и другим человек может прочитать в моем вчерашнем тексте все то, что там обнаружили мои давно уже бывшие друзья и знакомые. Собственно, на этом все.

Хотя не все. Обнаружил несколько интересных лайков от тех, кого не ожидал увидеть в списке приглашенных на партсобрание. Впрочем, по здравому размышлению пришел к выводу, что поставившие их люди тоже полностью соответствуют написанному выше определению», − заявил Гатов.

Как уже сообщал сайт «15 минут», Василий Гатов − внук командующего депортацией крымских татар 1944 года − извинился и назвал её геноцидом.»

Главное тут признание преступников действительно виновными. Тогда ни одна учительница не посмеет сказать что-то вроде «они выполняли свой долг» и рассуждать о «необходимости». Приговор же выглядел бы мягко. Лишить виновных орденов и медалей (за депортации второй волны награждали боевыми орденами!), полученных за репрессии против соотечественников. Как узнать какого ордена лишать, а какого нет? Очень просто. Вот начальники оперсекторов, на которые был поделен Крым. Все сотрудники НКВД. Их семеро. Практически все были 07.07.1944 награждены орденом Отечественной войны 1- степени. Также и с исполнителями ниже рангом. Найти карателей, списком награжденных примерно в это же время не составит труда.

Тогда быть может, хотя бы частично, проявится справедливость. Тогда постановления, о которых давно позабыли, обретут силу. А то о справедливости в России рассуждают и рассуждают все кому не лень. От паренька «Гренада моя!» до героев сирийской войны.

Сюжеты:
Былое
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter