Рус
Eng

Директор Института развития образования НИУ ВШЭ Ирина Абанкина

Директор Института развития образования НИУ ВШЭ Ирина Абанкина

20 января 2016, 00:00
Общество
Елена Ромашова
Министерство здравоохранения разрабатывает документ, по которому выпускники медвузов сначала будут обязаны несколько лет поработать на государство, а уже потом смогут трудоустраиваться в коммерческие медучреждения. Об этом заявила в начале недели глава Минздрава Вероника Скворцова. По словам министра, срок такой отрабо

– Насколько модель, когда выпускника обязывают какое-то время поработать на государство, может быть эффективной?

– Дело в том, что диплом врача не присваивает квалификацию, он лишь свидетельствует о наличии образования. Для того чтобы получить квалификацию врача и лицензию на ведение практики, есть так называемая интернатура. Интерны должны были отработать несколько лет в бюджетных медучреждениях и затем получить подтверждение своей квалификации (институт интернатуры отменяется с 2016 года. – «НИ»). Но дело в том, что интерна финансировал не вуз, в котором он учился, а учреждение, в котором он работал. Уже давно обсуждается вопрос, когда начинать считать выпускника медвуза врачом определенной категории – когда он только закончил вуз или когда уже поработал с пациентами? Наверное, необходимость отработать, чтобы была присвоена квалификация, может быть одним из возможных решений этого вопроса.

– Какие тут могут быть подводные камни?

– Для меня здесь ключевой вопрос: кто и на каких условиях будет оплачивать это обязательное распределение или, иными словами, интернатуру? И еще, есть ли соответствующие рабочие места для того, чтобы это можно было реализовать? Да, у нас наблюдается серьезный дефицит квалифицированного медперсонала в малых городах, в сельской местности. Но там нужны определенные специальности, в том числе врачи общей практики, те, кто владеет современными методами многопрофильной функциональной диагностики. Но зачастую у нас выпускают врачей все-таки некоторой узкой специализации. И, приезжая в какой-нибудь регион, врач сталкивается с тем, что должен заниматься всем. Из-за этого он свое образование фактически утрачивает. Могут быть приняты какие-то административные решения, связанные со спецификой освоения образовательной программы и присвоения квалификации. Но насколько здесь может быть развита квалификация, подтверждена именно в той специализации, по какой получено образование, насколько это может быть оплачено, насколько есть такие вакансии и как это сопряжено с распределением – сложные в первую очередь с точки зрения организации механизмы. И, боюсь, риски их внедрения могут оказаться высокими.

– А это реально может помочь решить вопрос с кадрами?

– Если есть желание насытить государственную медицину кадрами, то можно это сделать другим способом. Например, заключая контракты с будущими специалистами, выплачивать им так называемые подъемные. То есть стимулируя, а не обязывая.

– В советское время существовала практика распределения выпускников по регионам. Насколько эффективной она была?

– Она была очень неэффективной. На самом деле и отработка иногда была формальной (поскольку, как только она заканчивалась, люди сразу уезжали), и потеря квалификации была довольно серьезная. Кроме того, число тех, кто старался избежать такого административного управления, тоже было велико. Но советскую систему отличало другое: была так или иначе государственная система управления вакансиями. Были заявки предприятий, мол, есть такие вакансии. Они могли их планировать, «держать». Вот эта административность управления государственными предприятиями, которая была в советские времена, как бы замыкалась на подготовку кадров. Вузы работали в этом смысле как кузницы кадров. И лишь определенные вузы имели более свободное распределение. Сейчас чаще всего речь идет о частных организациях. Они не держат вакансии много лет, но им никто не запрещает на договорных отношениях с вузами решать свои кадровые проблемы. Тем более это могут осуществлять государственные больницы. Поэтому препятствий договорным отношениям никаких нет. Заменять их административными всегда менее эффективно.

– А вообще, насколько охотно выпускники идут в госучреждения на работу?

– Они охотно идут, если им гарантируют заработную плату. Потому что сегодня найти работу, причем любую, чрезвычайно сложно. Мы уже не первый год находимся в ситуации сжимающегося рынка труда, в том числе квалифицированного. А работать курьерами, менеджерами по продажам, то есть заполнять места только в сервисной экономике, многие выпускники не готовы.

– Как данная инициатива может коррелировать с массовыми сокращениями, которые продолжаются в здравоохранении?

– Не может коррелировать, на мой взгляд. Возможно, здесь есть некоторое желание заменить опытные кадры молодежью, труд которой более дешевый с точки зрения квалификационных категорий. И тем самым выпроводить на пенсию дорогой и высококвалифицированный персонал, чтобы не платить ему одновременно и пенсию, и зарплату.

– А распределение может коснуться только бюджетников или в том числе тех, кто учится на платной основе?

– Все время обсуждается вопрос бюджетников. Но в медицине чуть ли не половина студентов учатся за свой счет. А обязать таких студентов потом что-либо отрабатывать довольно сложно – трудовая повинность у нас по Конституции не предусмотрена. Поэтому здесь опять же могут быть только стимулирующие договорные отношения.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter