Рус
Eng
В Телевизор вернулся Кургинян, который разоблачил сам себя

В Телевизор вернулся Кургинян, который разоблачил сам себя

19 сентября 2019, 11:50Общество
По мнению телевизора, в мире началось глобальное столкновение никчемных медиакратов и защитников государства бюрократов.

Сергей Митрофанов

О повестке Телевизора после обмена пленными хорошо сказал коллега Руденский: «Кажется, время остановилось». И действительно, Телевизор вернулся к дообменному клеймению врага. Но появилось ощущение, что, собственно, он уже и перестал быть Телевизором, а стал полноценной такой бригадой по околпачиванию покупателя. С утра до вечера специальные люди вам, в смысле украинской стороне, впаривают два сомнительного товара: газ от Газпрома и Донбасс от Луганска.

Причем, иногда складывается впечатление, что они, наоборот, не хотят отдавать газ и хотят оттяпать Донбасс. Но потом опять возникают подозрительные интонации: «Разве вы не видите, что наш газ дешевый, дешевле, чем проклятый сланцевый, а уголь таки вообще вот тут рядом лежит, буквально, в Донбассе? Зачем вам уголь из Колумбии? А на Донбассе ведь ваши люди живут!»

Впрочем, ваши, да не ваши!

Но захотелось поговорить о другом. В воскресном эфире у Соловьева снова возник Кургинян, и он, я считаю, существенно продвинулся в теоретизировании. Причем, его собственная теория ему самому так понравилась, что фактически он уже не мог говорить ни о чем другом, замолкал и задумывался, чего с ним отродясь не было. Он заявил, что во всем мире сегодня происходит глобальное столкновение медиакратии и бюрократии. Медиакратии – не в смысле журналистов, журналистов давно нет, их в нашей стране истребили, а вот всяких шоуменов. Причем это как бы не очень хорошо, потому что бюрократия – это государство, которое нам надо защищать, а медиакратия – никчемные прохвосты.

Понятно, что Кургинян под медиакратией, прежде всего, имел в виду Зеленского – вот кто медиакрат, так медиакрат, причем как бы дорвавшийся до диктаторской власти на погибель Украине, - такая теория. Но и в России тоже, оказывается, поднимается гидра медиакратии. Причем в этом месте Телевизор услужливо подложил кадры не с кем-нибудь, а со стилистом Зверевым. Получилось, что стилист Зверев рвется к власти в России. Я же, к своему стыду, не сразу вспомнил, кто такой стилист Зверев. А потом: ба, да он же тоже недавно приходил на суд в… короне, - из-за того, что наша самая справедливая бюрократическая правоохранительная система задержала его за одиночный пикет в защиту Байкала. Но у Кургиняна корона, видимо, перещелкнула в захват власти, медиамонархию и стала источником философских прозрений про пагубность мировой медиакратии.

При этом мне, как зрителю, хотелось бы спросить: пардон, а Кургинян сам кто? Разве не типичный медиакрат? Ведь он не всегда был политическим гуру, по первой своей профессии он слабый театральный режиссер и массовик-затейник. В качестве театрального режиссера поставил «Обитаемый остров», от которого поклонникам Стругацких икается до сих пор, а как массовик-затейник тоже организовал немало – сепаратистов на Донбассе с автоматами и в Москве какие-то патриотические вакханалии на Поклонной горе. Не будем также забывать, что обычно с Кургиняном в эфире Соловьева стоит другой медиакрат – режиссер Шахназаров, который тут позиционируется как крутой философ и геополитик. Затрудняюсь сходу воспроизвести его философию, но, по-моему, это про то, что продолжается Большая игра и России надо теснить загнивающий Запад. Да и сам Соловьев во френче, отдающий в эфире приказы министрам, чем не генерал медиакратов?

Может быть, не стоило придавать такое значение всему этому сюжету, но он получил неожиданное развитие. Оказывается, параллельно Гозман обиделся на Михалкова за то, что тот, выйдя из летнего отпуска, не нашел ничего лучше, чем в очередной раз в эфире БесогонTV напасть на либерализм в его лице. «Фильтруйте базар, Ваше благородие», - написал в ответ Гозман, а я, естественно, полез посмотреть, из-за чего вся эта битва титанов.

Как ни странно, про Гозмана там было до обидного мало. Великий режиссер Михалков просто оттолкнулся от известного высказывания Нашего Кормчего про смерть либерализма и проиллюстрировал эту смерть лицом Гозмана, но заставил обратить внимание на другие детали. Во-первых, сам Михалков! Пальцы в перстнях, он сидел в кабинете со многими телефонами, по которым он, видимо, мог отдавать приказы каким-то невидимым армиям. Так это же и есть искомый Кургиняном медиакрат – в полной красе! Причем телефоны те стояли под иконами, отчего логично и предположение, что связь была установлена и с Небом. (Хотя в фейсбуке мне написали: «Похож на приемщика комиссионной».)

Однако я бы поостерегся сильно критиковать Михалкова. Не только потому, что уважаю деменцию. Но и потому, что ведь не так он и прост. Как медиакрат и в прошлом очень хороший режиссер, он весьма грамотно умеет находить эмоционально значимые моменты реальной жизни, а потом ни них наращивал свою режиссерскую версию. Конечно, это трюк и тоже театральный фокус-покус.

О чем же его теле-каминг-аут «Откуда эта борзота?». Да и кто она такая, это борзота? Вы не ошибетесь, если предположите, что «борзота» – это те, кто выходит на митинги протеста, а сами они - пена, сами ничего не умеют, ими руководит медиакратия. Но не та правильная медиакратия, к которой принадлежит Михалков и Кургинян, а неправильная, вроде Дудя, которая Михалкову «Оскара не дает», которая защищает актера Устинова и т.п. Но тут что-то в голове у Михалкова клинит, и он начинает перечислять так же и примеры бюрократического хамства, которое, собственно, и провоцирует выход «борзоты» на улицы. Что со всем этим делать, абсолютно непонятно. Вот если бы великие режиссеры, шахтеры, врачи, учителя вышли, тогда бы другое дело, - размышляет великий режиссер Михалков. Ну, так выйди, кто не велит, исправь положение вещей! А то – руки в перстнях!

Что касается пены, то Михалков, очевидно, прав, во всех революциях есть пена. Пена вызвала террор во Французской революции, полный кошмар – после Октябрьской, да и после 91-го года тоже было достаточно развала, хамства, мошенничества. Но так не доводите до этого! Кто вас просит сидеть в перстнях над неправедным правосудием? Одобрять фокусы-покусы государства. Ручкаться с «золотовыми» и «криворучками»? Вот как пена-то смоет вас вместе с перстнями-то.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter