Рус
Eng
Технический директор МГТС Андрей Захаров

Технический директор МГТС Андрей Захаров

19 сентября 2012, 00:00
Общество
Маргарита АЛЕХИНА
Возникающие у некоторых абонентов проблемы с дозвоном из-за модернизации оборудования Московской городской телефонной сети стали поводом для публикации «НИ» «Случайная связь» в номере от 28 августа этого года. Заместитель директора МГТС – технический директор Андрей ЗАХАРОВ рассказал «НИ», зачем в столице понадобилось

– МГТС объявила о переходе на цифровой формат связи. Что изменилось, с точки зрения абонента?

– На самом деле мы перешли на «цифру» с конца прошлого года, когда вывели из эксплуатации последнюю декадно-шаговую станцию, поставленную более 40 лет назад. Сейчас идет переключение на «оптику», которая обеспечивает современную среду коммуникаций. Это и высокоскоростной доступ в Интернет, и телевидение, и тональный набор, существенно ускоряющий скорость установки связи. Еще переадресация, ожидание вызова, трехсторонняя конференция и десятки других услуг.

– Но для граждан главным и не самым приятным стала отмена семизначного номера.

– Перевод абонентов Москвы на единые правила набора телефонных номеров – самое полезное, что могла дать модернизированная цифровая телефонная сеть. У мобильных телефонных номеров тоже десять цифр, и это для всех привычно. А при семизначном номере телефона абоненты вынуждены были пользоваться разными комбинациями набора.

– В каком смысле – разными?

– Например, внутри зоны 495 абоненты набирали семь цифр. Чтобы позвонить в код 499, им нужно было набирать 11 цифр. Абоненты внутри кода 499 набирали друг другу десять цифр. Все это нужно было держать в памяти: какой порядок набора в какой зоне установлен. К вводу десятизначного набора МГТС была готова к концу 2011 года.

– С чем связана задержка?

– Надо было оповестить операторов, потому что и они должны модернизировать свое оборудование, оповестить абонентов. Фактически происходила перестройка всей связи в Москве. 130 лет телефонной связи в столице повлекли за собой то, что на сети работало огромное количество оборудования. Получается противоречие: чем более передовым городом Москва была раньше и чем больше станций ставилось в 70–80 годы, тем труднее это все модернизировать. В прошлом году мы полтора миллиона абонентов цифровизировали с помощью так называемых медиаторов нумерации: поставили старое аналоговое оборудование под управление современного электронного ядра. Если бы мы просто меняли станции, мы бы делали это на несколько лет дольше и в десять раз дороже.

– Почему после смены кодов и номеров при звонке на старый номер автоматика не сообщала, на какой новый номер теперь надо звонить?

– Смена номеров абонентов ушла в прошлое. Сейчас МГТС переводит абонентов на новую технологию с сохранением номера телефона. Это как раз стало возможно потому, что мы цифровизировали сеть. А что касается перехода на десятизначку, то введены специальные автоинформаторы, которые проговаривают правильный порядок набора.

– А с чем были связаны изменения номеров внутри одного кода? Например, у многих абонентов первая цифра номера два поменялась на шесть.

– Это происходило из-за старой топологии построения сети. Аналоговая сеть была жесткой, там четко прописывались связи, и номера можно было менять только крупными блоками. Поэтому, когда определенная зона получала новый код, замены были массовыми. Нельзя было гибко что-то поменять. По возможности мы старались сохранить абоненту хотя бы пять или шесть цифр старого номера. Но все это в прошлом.

– Почему у абонентов мобильных операторов отобрали прямые московские номера без кода?

– Причина – 137-й приказ Министерства связи, который регламентировал наш переход на цифровой формат связи по всей Москве. Эти номера были как бы двойными: они относились и к нумерации оператора, и к местной нумерации. Соответственно, если мы меняем нумерацию в Москве, то они подчиняются новым правилам. Переход случился автоматически.

– Многие москвичи жалуются, что в процессе замены оборудования не могут пользоваться телефоном от нескольких дней до нескольких недель. Планирует ли МГТС платить им денежную компенсацию?

– Цифровые АТС позволяют видеть данные по использованию услуг, наличию связи или ее прерыванию в случае аварий и повреждений. Есть правила предоставления услуг связи, в соответствии с которыми из абонентской платы вычитается часть денег за период, пока абонент не пользовался телефоном. Есть специальные службы, которые занимаются перерасчетом.

– Обслуживание цифровой сети стоит дороже, чем аналоговой?

– Дешевле, конечно.

– А тарифы уменьшатся?

– Обслуживание станций – не такая уж и существенная часть наших расходов, поэтому тарифы не изменятся.

– Почему модернизацией вы занялись только сейчас, когда стационарная телефонная связь уходит в прошлое?

– Стационарная связь не уходит в прошлое, она трансформируется. Если несколько лет назад она использовалась в основном для голосовых переговоров, то сейчас мы говорим о таких вещах, как широкополосный Интернет, интерактивное телевидение, видеомониторинг, охранные сигнализации. Мы уходим от простого телефона к целому комплексу услуг.

– Но люди перестают говорить по стационарному телефону?

– Нет, огромное количество пользуется телефоном для переговоров. Трафик не снижается. Ни в одной стране мира фиксированную телефонную связь пока не закрыли и, насколько я знаю, не собираются. Просто у телефонного провода появляется масса новых функций. Прежде всего – Интернет.

– Что касается Интернета МГТС, то люди жалуются, что от него проблематично отключиться. В какой мере это правда?

– Интернет – драйвер роста для нашей компании. В год абонентская база прирастает на 150 тысяч. А для того, чтобы отключиться от Интернета МГТС, нужно выполнить процедуру, предусмотренную законом об оказании услуг связи: расторгнуть договор, написав соответствующее заявление. В массовом порядке этого не происходит, люди все-таки предпочитают оставаться нашими клиентами.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter