Рус
Eng

Романова - о деле Евдокимова: очень необычная смерть

Романова - о деле Евдокимова: очень необычная смерть
Романова - о деле Евдокимова: очень необычная смерть
19 марта 2017, 19:44ОбществоСергей Таранов
Гибель экс-главы "Роскосмоса" Владимира Евдокимова в СИЗО и версия следствия о самоубийстве бывшего чиновника вызывает массу вопросов, полагает основатель движения "Русь Сидящая" Ольга Романова.

Ольга Романова - Про погибшего в СИЗО "Водник" Евдокимова из Роскосмоса.

Это очень необычная для следственных изоляторов смерть. Такого ценного заключенного должны были содержать в безопасном месте. В Лефортово или в "Кремлевском централе" - 99/1 на Матроске. То, что его перевели в общую камеру в коммерческой, по сути дела, тюрьме (а "Водник" именно таков) - говорит о том, что ему специально дали возможность получить доступ к такой запретке, как телефон. Как раз на "Воднике" в общих камерах с этим никаких проблем нет. Его перевели для того, чтобы дать ему телефон. То есть таким путем получить от него информацию.
Сделало ли это ФСБ или СК? Вряд ли. То есть это могли быть люди и оттуда, но в своих частных целях. Такой схематоз с камерой и телефоном говорит о том, что это не государственный интерес, а интерес частных лиц - с кем и как он будет разговаривать. И не исключено, что в процессе такого телефонного разговора он мог кому-то сказать: "Вытаскивайте меня, или... Я тут один за всех вас париться не собираюсь". Или что-то в этом духе.
А общая камера - это такая вещь, где всё про всех знают, и не надо телефон прослушивать. Опер просто вызывает к себе своего агента, который, конечно, сидит в этой общей камере. И агент всё выкладывает. Ибо в общей камере невозможно забиться в угол. Все всё слышат. И не надо никакое ФСБ подключать, агент и про эмоции во время разговора расскажет. Агент в камере надёжней прослушки.
Это называется ВКР - внутрикамерная разработка.
Кстати, Евдокимов мог сказать что-то подобное и адвокату при встрече, но я в это меньше верю - исходя из последствий.
Что происходит дальше.
В камере как бы обнаруживают нож, которым Евдокимов себя как бы ударяет. Конечно, никаких ножей в камере быть не должно. Но если тебе что-то надо порезать, типа колбаски - тебе дежурный по продолу (коридору) всегда даст нож под роспись. Это ножи с затупленным концом, ими невозможно никого проткнуть.
Есть, конечно, в камерах и свои заточки. Но основная цель заточки - не нанести урон, и не самооборона, а опять же что-то порезать, не вызывая продольного. Заточкой тоже довольно сложно нанести себе серьезное ранение - особенно в "молодежной камере", куда был помещен Евдокимов.
Более того: надо понимать, что тюрьма не спит 24 часа, а уж тем более общая камера. Именно ночью происходит основное общение по всем видам связи (телефон, "дорога" - межкамерное общение). Днем не спят те обвиняемые, которым надо на суд или к которым приходят адвокаты. То есть кто-то не спит ночью, кто-то не спит днем. Не бывает, чтобы в общей камере все спали.
И не бывает так - взять нож, общий для всех, и пойти, например, в туалет, это невозможно в принципе.
Я бы поставила на то, что к кому-то из руководства "Водника" или к операм вышли на связь люди, которые были заинтересованы в том, чтобы Евдокимов не заговорил. И эти люди сказали, что это государственные интересы. Мол, вы затыкаете Евдокимова, а мы всё закроем, все вопросы.
Именно в этом случае не было коррупционной составляющей - статус обвиняемого не позволяет им брать за него бабки, они бы в случае такого государственного человека аккуратничали на всякий случай. То есть им сказали, что они выполняют государственное задание. И это, в свою очередь, означает, что агентов в общей камере было несколько. Один устранял Евдокимова, и как минимум один - прикрывал.
А интересы на самом деле были частные. Впрочем, у государевых людей. Которым вертухаи никак не могли отказать, пишет Ольгам Романова на своей странице в Фэйсбук.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter