Рус
Eng
Татьяна Давыденко: "Теперь китайцы нанимают русских рабов, чтобы рубить наш лес"

Татьяна Давыденко: "Теперь китайцы нанимают русских рабов, чтобы рубить наш лес"

18 августа , 21:12
Общество
Photo: https://www.youtube.com/watch?v=rPVr4TG49Mo
«Беспредел, в который сложно поверить», - так охарактеризовал информацию, рассказанную Татьяной Давыденко, бывшим председателем Счётной палаты Красноярского края, журналист Андрей Караулов.

В прошлом году он сделал с ней интервью под названием «Целились в Давыденко. Попали в Путина», которое произвело в сети эффект разорвавшейся бомбы: все пересылали этот ролик друг другу и не могли поверить своим глазам и ушам.

Масштабы хищений в лесной отрасли края поражают воображение, а против преступной системы в одиночку выступила отважная женщина. Слёзы, которые Давыденко изо всех сил пыталась сдержать, стали исчерпывающим ответом на вопрос Караулова о том, поступают ли в её адрес угрозы. Эти слёзы тогда запомнили многие.

«Из Красноярского края вывозят леса, вдумайтесь, на 47 млрд. рублей. По году. 33 млрд. вывозят в Китай. И это только то, что показывают в статистике», - рассказала Татьяна Давыденко, отметив, что в «теневой экономике» в Красноярском крае при этом находится более 30 %, «масштабы катастрофические».

На ютуб-канале «Главтема Народ» Татьяна Давыденко рассказала о том, как живёт сейчас, спустя год после беседы с Карауловым, и как оценивает произошедшее.

«Я никогда не думала, что способность говорить правду – это безотносительно меня - население России возведёт в ранг героизма. Сейчас сказать правду приравнивается у нас к героизму...

Но сама я из того времени, из прошлого, когда мы клеймили позором того, кто говорил неправду. Лживый человек был изгоем, мы все говорили: «Он врёт!»

Вы, вообще, представьте себе, во что превратилось общество, когда мы вдруг обыкновенную правду стали возводить в ранг героического поступка?

Это поразительно. И я никогда не представляла, что такое может быть, мне такое в голову не приходило вообще.

Поэтому жизнь моя протекает бурно. Я участвую в политической жизни края.

Этот мой поступок – это моя обыкновенная жизнь. Для меня в этом ничего не было удивительного, как и для моего окружения, для моих близких людей.

Это обыкновенная работа, обыкновенная жизнь. Но получилось так, как получилось.

Photo:https://www.youtube.com/watch?v=21EGyS7IMFg

Я очень благодарна Андрею Викторовичу (Караулову) за то, что тогда сделала это публично. Если бы я этого не сделала, всё могло бы завершиться иначе. Я ему очень благодарна, очень. Его помощь для меня была бесценной.

Я сама не ожидала, я никогда в жизни не плачу, тем более публично. Моих слёз никогда никто не видела. И я Андрея Викторовича просила, чтобы он это убрал.

Я в тот момент думала не о себе, а о том, что у меня есть семья, дочь, внуки.

И я опасалась, что что-то может быть с ними. Больше всего я переживала за дочь, она приняла очень сильный удар, очень сильный.

Я не рисуюсь. Давайте не будем возводить это в ранг какого-то подвига.

Поймите меня правильно. Председатель Счётной палаты Иркутска сделал то же самое, в Омске, Томске тоже молодцы, они тоже работали. Просто так получилось, что это было сделано публично на территории Красноярского края. Потому что уже были беспрецедентные вырубки, молчать уже было невозможно. И просто это не смогли, ну, замять, что ли…

…Иркутская Счётная палата работает очень хорошо. Губернатор Левченко начал наводить порядок, но ему не дали…

Счётная палата Иркутской области очень хорошо отработала, были возбуждены уголовные дела, которые, думаю, будут доведены до логического завершения.

А мне не повезло просто-напросто, я не успела... В Томске, в Омске тоже были возбуждены уголовные дела. А вот у меня получилось так, как у меня получилось…

Так что они молодцы и очень хорошо работали в этом направлении.

Красноярский край – это мини-Россия. Обычно говорят, как проголосует Красноярский край, так проголосует и Россия. И это точно, вот точно.

Что в Красноярском крае происходит сегодня. Индекс промышленного производства в прошлом году упал на 7 % и падение продолжается. Инфляция выросла катастрофически. Заработная плата не растёт, уменьшается. Безработица выросла в пять раз. Реальные доходы населения сократились.

Очень сложная обстановка. Население бедствует. Около 19 % населения живут за чертой бедности.

В Красноярском крае есть одна особенность. Если раньше у нас для того, чтобы рубить лес нанимали китайских рабочих, то сейчас, в 2018 году, в 2019 году – китайцы стали нанимать русских. И теперь происходит всё с точностью до наоборот.

Ко мне женщины приходили из лесных посёлков на приём, они говорили: «Мы мужей провожаем, как на фронт, мы не знаем, вернутся ли они оттуда или нет».

Договоры никто не подписывают, наших мужиков очень много обманывают.

Когда наша информация попала в СМИ, господин Кобылкин, министр природных ресурсов РФ, обратился в Министерство природных ресурсов Китая, и сказал – вы можете это даже в пресс-релизе найти - что вы, китайские граждане, как-то очень плохо работаете на территории Красноярского края, России, незаконно лес вырубаете, экологические нормы не соблюдаете, вы уж, пожалуйста, ведите себя прилично на территории Российской Федерации.

И это слова министра Российской Федерации. Вы представьте себе, если бы я приехала в Китай и начала там вырубку леса, что бы мне сказало правительство Китайской народной республики?

В Красноярском крае сейчас получилось два полюса – северный и южный. Я всё это уже проходила в 1994 году. Всё это может закончиться очень плачевно для Российской Федерации.

В этих противостояниях используют ещё и местное население, национальные кадры, коренное население… Там сейчас творятся ужасные вещи, ужасные.

Для Российской Федерации это один из очагов, где реально может вспыхнуть очень серьёзная ситуация. Власть должна была бы, наоборот, посадить всех за стол переговоров и быть посредником в урегулировании конфликта, а началась война двух систем.

И эта война перешла в публичное пространство, с обеих сторон используются очень большие медийные ресурсы, чтобы разжигать ситуацию дальше.

Но пострадает не только Красноярский Край, но и вся Российская Федерация, и её имидж. Потому что «Норильский никель» это то предприятие, которое даёт 40 % бюджета субъекта федерации, который, в свою очередь, даёт огромную прибыль Российской Федерации, и который является основным поставщиком цветных металлов, а особенно платиновой группы, в мире.

И, так, на всякий случай: в Норильске проживает 175 000 человек, а на предприятии трудятся почти 100 000 человек.

…Мы в этой ситуации, которая сейчас сложилась, уже летим в пропасть. Уже поздно. Политическую волю нужно было проявить раньше.

Мы потеряли время. А оно у нас было. Можно ли потом подняться? Можно. Но сложнее. Поверьте мне.

Мы сами с вами во всём виноваты. Господь, он у каждого вот здесь… Посмотрите, что мы сами-то сотворили.

Мы сами потеряли свободу. Мы сами не видим своего будущего. Виноваты сами.

А что взамен? Мы думали, что нам дадут некие блага? Мы их не получили. Но мы променяли на это нашу свободу.

Но я оптимист. И я верю в то, что Господь нам поможет и мы всё-таки выйдем… Россия обречена на успех. Обречена».

Полную версию беседы с Татьяной Давыденко можно посмотреть здесь.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter