Рус
Eng
Суд присяжных предложили распространить на все дела о тяжких преступлениях

Суд присяжных предложили распространить на все дела о тяжких преступлениях

18 февраля , 16:39ОбществоPhoto: Медиахолдинг 1Mi
Председатель Верховного суда Вячеслав Лебедев предложил распространить суд присяжных на большинство уголовных дел о тяжких преступлениях, в том числе в сфере предпринимательской деятельности. Исключением из этого правила могут быть только дела, содержащие государственную тайну - о шпионаже и государственной измене.

В настоящее время, согласно действующему законодательству, при направлении в суд уголовных дел по некоторым составам преступлений подсудимые вправе ходатайствовать о рассмотрении дела судом присяжных. Это коллегия из шести (для районных и городских судов) или восьми (для Верховного суда субъекта Российской Федерации) присяжных заседателей, которые участвуют в рассмотрении дел в судах и выносят вердикт – виновен ли подсудимый в инкриминируемых ему деяниях.

Фактически институт присяжных в России полноценно заработал только с 2003 года, когда присяжные стали рассматривать до тысячи уголовных дел каждый год. Но уже через несколько лет судам присяжных начали сокращать подсудность: у них забрали возможность рассмотрения дел по преступлениям против половой неприкосновенности, против общественной безопасности, против государственной власти. Сейчас о суде присяжных можно ходатайствовать лишь при рассмотрении дел, по которым максимальная санкция – пожизненное лишение свободы или смертная казнь (формально так и не отмененная), а также еще по ряду статей Уголовного Кодекса.

Предложение вновь добавить присяжным полномочий прозвучало 11 февраля на совещании судей федеральных судов. После него Вячеслав Лебедев напомнил журналистам, что о возможном расширении подсудности дел присяжным говорилось в поручении президента России Владимира Путина - он дал его после своей декабрьской встречи с членами Совета по правам человека при президенте. Будет, вероятно, реализовано и другое его поручение – ввести институт судебных следователей, которые могли бы рассматривать ходатайства об арестах и их продлении; санкционировать обыски и другие следственные мероприятия, а также рассматривать допустимость доказательств, представленных органами предварительного расследования. Вячеслав Лебедев подчеркнул, что это пока его собственные предложения: "Но я их делал осмысленно, на основе анализа судебной практики, судебной статистики и правоприменительной деятельности".

Так, по данным Верховного суда, в 2019 году присяжные в районных судах вынесли приговоры в отношении 585 человек. При этом 26% вердиктов были оправдательными, 15% из них потом отменила вышестоящая инстанция, а обвинительные приговоры отменялись в 11% случаев.

Если предложения Вячеслава Лебедева будут вскоре облечены в закон, это станет лишь продолжением тренда. Ведь полномочия присяжных уже были серьезно расширены в 2018 году, когда их участие в рассмотрении дел распространилось на районные и гарнизонные суды (ранее таким правом располагали только региональные и окружные). Появилась и возможность рассмотрения дел присяжными в отношении женщин, а также мужчин старше 65 лет (ранее они не имели права на суд присяжных, поскольку к ним не может быть применен самый суровый вид наказания - пожизненное лишение свободы). Кроме того, было расширено число статей Уголовного кодеска, дела по которым могут рассматривать присяжные.

По статистике, в делах публичного обвинения, то есть с участием прокурора, оправдательные приговоры в 2018 году составили лишь 0,2% и еще 0,17% пришлось на другие реабилитирующие решения. Но как только в деле стали участвовать граждане, не имеющие аффилированных интересов с судебной или правоохранительной системой, картина резко изменилась: присяжные гораздо строже подходят к оцениванию доказательств, убедительности аргументов, приводимых стороной обвинения, - и выносят оправдательные приговоры почти в 40 раз чаще, чем профессиональные судьи. Поскольку суд присяжных склонен оправдывать подсудимого чаще, чем профессиональный судья, число обвиняемых, ходатайствующих о таком суде возросло в 2018 году почти в два раза.

Но, по данным фонда "Общественное мнение", только 16% россиян готовы добровольно вершить судьбы своих сограждан, а 78% от такой чести отказываются. К кандидату в присяжные предъявляется целый ряд требований. Он не должен знать никого лично из участников процесса. Он не должен иметь опыт работы в правоохранительных органах, Вооруженных силах в течение последних пяти лет. Он не должен быть вовлечен в расследование других уголовных дел. Он должен не только не иметь судимости, но и не быть ни разу под судом. Его мнение о деле не должно быть сформировано публикациями в СМИ. Ни судья, ни обвинитель, ни защитник, расследуя дело, ни на какой его стадии – ни в допросе сторон, ни в предоставлении доказательств, ни в прениях – не имеют права говорить с присяжными юридическим языком.

Например, слово "убийство" в обиходном языке имеет расширительное толкование, тогда как Уголовный кодекс жестко сфокусирован. Поэтому все правоприменители, включая судей, вынуждены не использовать это просторечное слово. Они заменяют его такими уже устоявшимися эвфемизмами, как "намеренное лишение жизни" или "нанес ранения".

В результате, хотя суд присяжных – достаточно прогрессивный институт правосудия, но в реалиях России его использование весьма ограничено. И дело не только в том, что для присяжных ограничен круг составов преступлений, есть и другие причины:

- едва ли не 90% дел рассматривается по сокращенной процедуре – то есть, с признанием вины подсудимым. Здесь присяжные в принципе не нужны;

- собрать 6 или 8 человек, которые будут регулярно посещать множество судебных заседаний, не очень просто (особенно в небольших населенных пунктах);

- все это достаточно дорого для Судебного департамента: каждому присяжному платят половину оклада судьи за день работы – это примерно 700-1000 рублей в день, плюс транспортные расходы, и суммарно рассмотрение дела присяжными может стоить государству несколько сотен тысяч рублей.

Кроме того, есть проблемы чисто юридического характера: в некоторых делах непрофессиональные присяжные могут попросту не разобраться, из-за чего остается риск осудить невиновного или оправдать настоящего преступника.

Партнер Адвокатского бюро города Москвы "Щеглов и Партнеры", адвокат Артем Лиляк отметил: "Безусловно, для судеб многих и многих обвиняемых по уголовным делам расширение подсудных суду присяжных дел - это шанс на более гуманное и справедливое (именно с точки зрения общественной морали) наказание или даже на полное оправдание. Как показывает опыт, присяжные заседатели намного острее и честнее реагируют на нарушения и недоработки следствия, на качество доказательств, на общую ауру, если можно так сказать, процесса. Для простого человека участие в качестве присяжного - это огромное событие, а не ежедневный конвейер, как для профессиональных судей. И именно такой щепетильный подход позволяет подсудимому надеяться на лучшее.

Количество оправдательных вердиктов красноречиво говорит, как о качестве предварительного следствия, так и об отношении общества к происходящему в целом. И это не может радовать сторону обвинения! Наверное, все 100% оправдательных вердиктов опротестовываются прокурорами, значительная часть вердиктов отменяется вышестоящими судами по любым, даже малозначительным поводам. Есть прецеденты, когда присяжные трижды оправдывали подсудимого и каждый раз сторона обвинения была этим недовольна. Но хотя проблем и рисков в "непрофессиональном" суде хватает, этому институту все же не одна сотня лет, от него не отказываются во многих прогрессивных странах, декларирующих свою демократическую природу государственного устройства. Ничего более честного, справедливого и гуманного по сей день, как мне кажется, человечество не изобрело. Хочется верить, что инициатива найдет поддержку у законодателей. Хотя огромная часть представителей "правохоронительных" органов почему-то очень боятся, что некий абстрактный виновный может избежать наказания в суде присяжных, и при этом абсолютно не переживают за десятки и сотни необоснованно осуждённых профессиональным судом граждан. Почти наверняка эти должностные лица будут противостоять нововведениям".

Напомним, что в Российской империи присяжные оправдывали даже до 40% подсудимых, и поводы для недовольства суд присяжных тогда тоже давал всегда. Тогдашний обер-прокурор Святейшего синода, главный идеолог реакционных сил Константин Победоносцев вообще советовал императору Александру III бестрепетно покончить с этим "баловством". Но даже Александр III, тоже не запомнившийся современникам особым либерализмом, все-же принял решение не упразднять, а развивать суд присяжных, постепенно расширяя его полномочия. То же самое – развитие суда присяжных с расширением его полномочий – происходит и в сегодняшней России.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter