Рус
Eng

Трудные задачи

Трудные задачи

17 февраля 2015, 00:00
Общество
Ольга БОРОДИНА
В ближайшее время будут уволены около трех тысяч сотрудников волгоградского «Химпрома». Об этом на днях заявили в трудовой инспекции Волгоградской области. В ведомстве также отметили, что пока сокращения проходят без нарушения трудового законодательства. По стране продолжает идти волна массовых сокращений, однако уволь

Москвичка Елена Бондаренко до конца прошлого года работала в строительной компании. В декабре руководство предприятия заявило о сокращении штата. «Вместо того чтобы уволить в связи с сокращением штата, нас заставили писать заявления по собственному желанию. И в таком случае на выплаты и компенсации мы уже рассчитывать не могли», – рассказывает «НИ» женщина.

По данным общероссийской общественной организации «Опора России», увольнять сотрудников из-за кризиса пришлось почти трети российских предприятий. «29% компаний уже сокращают сотрудников; в 28% компаний произошло снижение заработной платы; 20% компаний имеют просроченные платежи (перед поставщиками или работниками)», – сообщается в релизе организации. «Сейчас резко упала покупательская способность, предприниматели стараются оптимизировать расходы. Первые это делают за счет сокращения штата, вторые – за счет задержек зарплаты, которые на время решают проблему нехватки оборотных средств», – комментирует «НИ» вице-президент «Опоры России» Александр Жарков.

Нездоровая экономическая ситуация ударила по множеству промышленных предприятий. В их числе – «Уралвагонзавод». С 8 февраля в вынужденные отпуска отправлены работники нескольких цехов этого предприятия. В Тверском вагоностроительном заводе решили действовать жестче: там сократят до трети рабочих. Сокращения вовсю идут и на волгоградском предприятии «Химпром», которое находится в стадии ликвидации. Предприятие должно уволить более трех тысяч человек. Уже уволены около 80 сотрудников. В трудовой инспекции отметили, что пока сокращения штата на «Химпроме» проходят без нарушений трудового законодательства.

Для российского работодателя это редкость, указывают эксперты. По словам руководителя проектов НП «Эксперты рынка труда» Ольги Глуховой, нарушения происходят, как правило, в тех компаниях, где сотрудники получают зарплату в конвертах или по «серым» схемам.

Одно из самых распространенных нарушений трудовых прав – отказ увольнять в связи с сокращением штата, рассказывает «НИ» специалист по трудовому праву Ольга Ерошникова. Вместо этого сотрудникам предлагают уволиться по собственному желанию. «В этом случае идет подмена официального сокращения разговорами. Если в организации намечается сокращение штата, должен быть издан официальный приказ и выдано под роспись уведомление каждому работнику, попавшему под сокращение. Если же компания не выполнила эту процедуру, то все попытки сократить штат сотрудников можно считать мошенничеством. Однако в суде его трудно доказать, потому что многие идут на поводу у начальства и пишут заявления по собственному желанию», – рассказывает «НИ» Ольга Ерошникова.

Отстаивать свои трудовые права решается лишь малая часть сокращенных работников.
Фото: ЕКАТЕРИНА ВАРЮХИЧЕВА

Нарушения при сокращениях также могут касаться процедурных вопросов. «Например, при вручении приказа о сокращении сотруднику должны предложить все имеющиеся вакансии на предприятии. Если этого не было сделано, то имеет место формальное нарушение процедуры и через суд можно восстановиться», – поясняет «НИ» Ольга Ерошникова. Работодатели нередко забывают и об особом порядке увольнения членов профсоюзов: «В отношении них должна быть проведена соответствующая процедура. Нужно уведомить профсоюзную организацию, и она должна дать мотивированный ответ. Если руководство этого не сделало, то также можно восстановиться через суд», – говорит эксперт. По словам г-жи Ерошниковой, также поводом для обращения в суд может являться увольнение по сокращению штата в тот момент, когда работник находится на больничном.

Кроме того, есть категории работников, на которых приказ о сокращении штата не распространяется, а перечень случаев, при которых возможно увольнение по инициативе работодателя, жестко ограничен. Это беременные женщины, сотрудники с детьми до трех лет или матери-одиночки с детьми до 14 лет. Многие компании пренебрегают и этим требованием закона: «Я проработала в одном журнале в Новороссийске более трех лет на должности менеджера по продажам. Каждый месяц приносила неплохой доход своей компании. Но как только на третьем месяце беременности рассказала об этом начальству, мне объяснили, что финансовое положение компании шаткое, и я должна уволиться по собственному желанию. Когда я отказалась, меня уволили якобы «за прогул», – вспоминает в разговоре с «НИ» ростовчанка Светлана Петренко.

Однако многим работникам, уволенным незаконно, даже судебные тяжбы не помогают восстановиться на работе.

11 февраля прошел суд по трудовому спору москвича Ивана Маркова и компании, которая занимается поставками медицинского оборудования. Ивана уволили с нарушением более 20 статей Трудового кодекса. «Меня уволили после того, как в этой компании я вышел из состава учредителей. В трудовой книжке сказано, что уволен по собственному желанию, однако я такого заявления не писал и, соответственно, ни в суде, ни мне лично его никто предоставить не смог. На судебном заседании отсутствие заявления и приказа об увольнении мотивируют тем, что я якобы украл все документы. В общем, дело шито белыми нитками. Но суд отказался удовлетворить мой иск. В данный момент я готовлю апелляционное заявление», – рассказывает «НИ» Иван Марков. Он отметил, что остальные сотрудники работали в компании без официального оформления, за серую зарплату.

Все чаще суды принимают сторону работодателей, даже если невооруженным глазом видно, что увольнение было проведено с нарушениями. Об этом «НИ» рассказала профессор кафедры трудового права НИУ ВШЭ, доктор юридических наук Марина Буянова. «Я неоднократно принимала участие в процессах, когда работодатели предоставляют фальсифицированные документы, и суды закрывают на это глаза. Мы подаем ходатайство об экспертизе этих документов, но нам отказывают. Не знаю, как в регионах, но в Москве это встречается на каждом шагу. Права работников не может защитить даже суд», – возмущается Марина Буянова.

По ее словам, проблема заключается также в том, что в Трудовом кодексе «практически отсутствуют императивные нормы, выражающиеся в виде запрета или предписания». Многие статьи работодатель может прочитать и применить по-разному.

С нового года количество граждан, чьи трудовые права были нарушены, увеличилось вдвое, сказал «НИ» руководитель правового департамента Конфедерации труда России, член Ассоциации «Юристы за трудовые права» Олег Бабич. «На крупных предприятиях работодатели более-менее соблюдают процедуры, установленные Трудовым кодексом. Грешат нарушениями в основном в малом бизнесе. Процветает правовой нигилизм. К нам каждый день приходят люди, чьи трудовые права были нарушены при увольнении. Их увольняют одним днем. Это не только по Москве, но и по всей России. Семь из десяти обратившихся, как правило, готовы идти в суд», – рассказывает Олег Бабич.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter