Рус
Eng

Ева Меркачева: "Часть банды Цапков действует на свободе"

Ева Меркачева: "Часть банды Цапков действует на свободе"

Ева Меркачева: "Часть банды Цапков действует на свободе"

16 ноября 2018, 10:35
Общество
Фото: kp.ru
Заместитель председателя Общественной наблюдательной комиссии Москвы, контролирующей ситуацию в тюрьмах и СИЗО, Ева Меркачева говорит, что случай с убийцей из станицы Кущёвская Вячеславом Цеповязом, поедавшим в колонии крабов и икру, не единичен. Также она предполагает, что часть банды смогла и вовсе уйти от наказания.

"В "Матросской тишине" в Москве мы обнаружили привилегированные камеры, - говорит Ева Меркачева в эфире радиостанции "Эхо Москвы". - Это была даже гораздо более давняя история. И вот этот Цеповяз – все звенья одной цепи. И вообще, в принципе, надо понимать, что во все времена – и при Калинине, при Реймере и при будущем руководстве, кто бы то ни был – во ФСИН всегда будут такие истории. Почему? Потому что всегда найдется слабое звено на месте, которое за большие деньги согласится что-то пронести.

У меня есть подозрения, что там все-таки были задействованы руководители колонии. Сейчас они в запуганном состоянии. И я подразумеваю, что там не обошлось просто крабами, икрой и всем прочим. По моим данным к Цеповязу даже водили девочек по вызову. И, возможно, это всё потом как-то всплывет (То, что осужденный на 20 лет по делу "банды Цапков" Вячеслав Цеповяз не только лакомился в тюрьме деликатесами, но и имел множество привилегий от свободного перемещения по колонии до встреч с проститутками уже подтверждено проверкой прокуратуры, - прим.ред.).

Я общалась с осужденными, которые освободились из этой колонии, и они говорят, что временами вообще, в принципе, не видели Цеповяза в общих бараках и, соответственно, он где-то жил на территории. Может быть, ему было оборудовано специальное помещение. И я не исключаю, что там могло происходить то, о чем я говорила: и девочки и всё что угодно, в принципе.

Здесь вопрос состоит в том, что нас возмутило особенно в истории именно с Цеповязом. Потому что, напомню, что это один из участников самой кровавой банды. И я вот, например, вчера общалась с женщиной, которая пострадала от этой банды. У нее в один день убили сына, мужа. И как раз ее соседей тогда полностью вырезали – 12 человек, среди которых были маленькие дети.

Она больше всего переживала даже… она говорила, что мои – конечно, это боль на всю жизнь, — но они были мужиками, а вот то, как убивали женщин, и особенно ей запомнилась девочка Амира, которой было всего лишь 10 месяцев – грудной ребенок. И во всем этом, конечно, участвовал Цеповяз. И когда мы видим, то он не просто не несет заслуженное наказание, как нам хотелось бы, а он жирует в колонии, это, естественно, возмущает.

Это одна из самых, мне кажется, кровожадных банд. И, вы знаете, мои коллеги ездили туда вот сейчас уже, в наше время по следам событий с Цеповязам. Они говорят, что есть до сих пор ощущение того, что, во-первых, следят бандиты. Даже за журналистами, которые приезжают. И вот они побывали там, на кладбище у жертв тех бандитов. И у них было ощущение, что жители запуганы, хотя прошло столько лет, прошло как минимум 8 лет. Все живут до сих пор в ощущении какого-то ада…

Я считаю, что все равно действует какая-то часть банды, потому что, повторюсь, мои коллеги прямо на себе ощутили, что за ними была какая-то слежка. Они видели какие-то джипы, и они считают, что есть опасность.

Люди там боятся говорить. Они по-прежнему считают, что сам Цапок, которого считают умершим, на самом деле жив, что он просто за большие деньги смог имитировать свою смерть за решеткой. А на самом деле изменил внешность и находится где-то там. Я думаю, они преувеличивают, но, тем не менее, что эта банда страшная и до сих пор, как вы говорите, может быть, фантомные боли, а в это время мы наблюдаем такое пиршество за решеткой — оно, конечно, поражает.

С самого начала говорила, что непонятен приговор ему – почему дали всего лишь 20 лет? Могли бы дать пожизненный срок. И тогда, уверена, с ними ничего бы такого не могло произойти в принципе. Я была во многих колониях для пожизненно осужденных. Там, чтобы вы понимали, режим совершенно другой.

Во-первых, все эти колонии находятся очень далеко. Обычно это или остров какой-то или за полярным кругом, если речь идет о "Полярной сове". Там мобильная связь не ловит в принципе никакая. Там даже у жителей поселка она не ловит. Поэтому быть с мобильником там проблематично. Туда невозможно передать какие-то яства, потому что там столько степеней охраны, там настолько все оснащено чем угодно. Там вышки, вот эти автоматчики. И там заключенные ходят "уточкой" — это когда голова к коленям, они в полусогнутом состоянии. Они носят практически всегда наручники, когда их просто передвигают даже по территории коридора даже одного корпуса.

Представить, чтобы Цеповяз сидел там на диване, на котором, мы видим, на фотографиях – белые диванчики, вот этот весь налет гламура – это невозможно. Но его почему-то поместили в колонию обычную. Почему-то дали всего лишь 20 лет. Он, на самом деле, при тех благодарностях, которые у него были – 16, сейчас часть отменили, но все равно они остаются остальные – он может реально рассчитывать на условно-досрочное освобождение. И, более того, я уверена, что мы с вами через какое-то время забудем про эту историю. Пройдет 3-4 года, мы забудем про Цеповяза, потому что события информационные всегда наполняют нас. Он под этот шумок тихонечко уйдет по УДО. И вернется в станицу Кущевская. Не знаю, чем он дальше будет заниматься. И где тогда справедливость, высшая справедливость?

Иногда даже есть такое не то чтобы сожаление, но кажется, что раньше, когда были зоны и когда было многое по понятиям, действовали, наверное, правильно – тогда, если не совершался суд человеческий, мог совершиться суд такой, понятийный. Я знаю массу историй, когда педофил, оказавшись на зоне, получив небольшой совершенно срок не выходил из этой зоны или выходил инвалидом. В общем, по крайней мере, ему там жилось точно несладко. Он был в категории самой низшей касты, и не то чтобы жировать-пировать, он там мечтал о том, чтобы спать где-нибудь на коврике.

Цеповязу же позволили вести такой "виповский" образ жизни. Это странно. Он сидит в колонии строгого режима, и там все сидят за тяжкие преступления. Но такие, как грабежи, обычно, разбои, поскольку это колония для впервые осужденных, там очень многие попали случайно. Ну, всякое бывает в жизни, и люди, в том числе, совершают тяжкие преступления по случайности. Необтесанные, у них нет еще криминальных понятий. Они еще обычно не татуированные граждане. И там, чаще всего, не бывает таких настоящих криминальных авторитетов. Поэтому зоны для впервые осужденных, они "красные" в большинстве своем. Что такое "красная зона" — это там, где власть принадлежит целиком и полностью администрации, где все что происходит, контролируется сотрудниками. Поэтому как раз за состояние Цеповяза, за то, как он жил, как дышал, чем занимался, полностью отвечает именно администрация, сотрудники. Это всё они позволили, к ним все претензии.

Если бы он попал второй раз, то, наверняка это была бы совсем другая зона, и там бы были уже все криминальные порядки, и наверняка он попал бы в категорию "обиженных". Такая каста - самая низкая. Им не разрешается спать на обычной кровати, не разрешается пользоваться общей посудой, тарелками. Они моют туалеты.

Но что касается этой банды, я вообще, в принципе, сомневаюсь, что где бы то ни было им бы жилось плохо. Потому что деньги, которые остались у этих людей, просто сумасшедшие. Мы, наверное, даже не представляем масштабы. Это реально миллиарды. И за эти деньги можно купить всех и вся. Я думаю, что за эти деньги можно договориться и с авторитетами, и за них можно купить и начальников колоний и прокуроров, и проверяющих любого рода и любой масти.

Поэтому вторая претензия, которая у меня есть к нашему правосудию: почему, когда вершили приговор над этой бандой, все-таки не лишили их имущества? Неужели считали, что оно нажито честным путем? Я очень в этом сомневаюсь. Столько крови на них… И, кстати, та женщина, с которой я общалась, одна из жертв, она говорит, что до сих пор они не заплатили по искам 8-летней давности. Ей, в частности, назначил суд больше миллиона рублей. Вот до сих пор члены банды миллион не выплатили.

Странная история - с одной стороны, не арестовывают и счета огромные, колоссальные. Они сейчас делят имущество с женами своими, с матерями, с другой стороны, остались эти непогашенные иски. Все возможно. Я теперь понимаю, что если в нашей стране у человека есть какие-то запредельные деньги, он может себе позволить всё. И эта история как раз тому печальнейшее подтверждение.

Даже если ему приносили близкие родственники этого вареного краба, - все равно мы не должны были увидеть фотографий этих пиршеств, потому что: а) запрещен телефон мобильный, б) запрещен Интернет, по которому можно было передавать эти снимки и в) наверное, сама демонстрация всего этого, этих поеданий яств дорогих, оно есть вызов, мне кажется, и обществу и, тем более, потерпевшим по громкому делу.

А, может быть, это всё, кстати, держалось на страхе. Если банда до сих пор жива, если она, действительно, имеет такой авторитет, кто сказал, что сотрудник не будет напуган, если ему кто-то позвонит и скажет: "Если ты не передашь Цеповязу краба, то вот у тебя есть жена – такая-то и дочка – такая-то, и все они могут в один момент не вернуться домой".

Мы сейчас посмотрим, к каким выводам придет прокуратура. Сомневаюсь, что ему назначат какой-то новый срок, что ему ужесточат режим. Вряд ли. Могут перевести в другую колонию, где изначально режим пожестче, реально прямо строгий. На это есть у нас надежды. И я очень верю в то, что ФСИН все-таки так поступит. Для этого достаточно только высшей политической воли. И всё - его переведут в другую колонию, где всё будет по-другому".

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter