Рус
Eng
Не только коня остановит

Не только коня остановит

16 марта 2016, 00:00
Общество
Маргарита АЛЕХИНА
Комитет ООН по ликвидации дискриминации в отношении женщин (CEDAW) обнаружил нарушение в российском законодательстве, которое запрещает привлекать женщин к работе в тяжелых условиях. Об этом говорится в тексте решения комитета, опубликованном на его сайте. По мнению экспертов ООН, перечень из 456 должностей, которые в

Жалобу в комитет составила жительница Самары, 30-летняя Светлана Медведева вместе со своим адвокатом Дмитрием Бартеневым. Заявительница считает, что российские власти нарушили в отношении нее ряд положений Конвенции по ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин (этот документ ратифицирован Россией). Речь идет о статье 11 Конвенции, посвященной праву на труд, равным возможностям при найме и свободному выбору профессии.

Светлана Медведева в 2005 году закончила Самарский речной колледж. Там она обучалась вождению внутреннего водного транспорта и без проблем получила диплом судоводителя. В 2012 году Светлана попыталась устроиться на работу в Самарское речное пассажирское предприятие. Замдиректора предприятия был готов взять ее в судоводители, однако в конце концов ей в трудоустройстве отказали, сославшись на постановление правительства №162.

Этот документ, подписанный в 2000 году, вводит перечень «тяжелых работ и работ с вредными или опасными условиями труда, при выполнении которых запрещается применение труда женщин». Всего в нем 456 специальностей, в том числе «матросы всех наименований пассажирских и грузопассажирских судов», а также «машинная команда судов всех видов флота». По логике российского законодательства, особую опасность для женского здоровья представляет… шум: в частности, работа на флоте классифицируется нормами СанПиН как «вредная» именно по этому параметру. Какой именно специфический ущерб шум наносит женскому организму в отличие от мужского, нигде в законодательстве не сказано.

Свой отказ в трудоустройстве Светлана Медведева обжаловала в суде. И ее иск, и последовавшие за ним апелляции были отклонены. Тогда Медведева обратилась в комитет ООН.

Представители России, отвечая на претензии Медведевой и вопросы Комитета, сослались на определение Конституционного суда от 22 марта 2012 года. Там говорится, что перечень вредных для женщин работ вовсе никого не дискриминирует, поскольку его существование обусловлено заботой государства о репродуктивном здоровье женщин. Медведева, в свою очередь, напомнила, что государство гарантирует право на безопасный труд и охрану здоровья всем своим гражданам, не только женщинам. Кроме того, профессии из правительственного перечня недоступны для всех женщин вообще – независимо от возраста, семейного положения, возможности и желания иметь детей. Поэтому повышенная ценность именно женского репродуктивного здоровья для государства связана скорее с гендерными стереотипами, чем с реальным положением дел.

Комитет ООН пришел к выводу, что дискриминация в случае Светланы Медведевой действительно имела место, а Россия не выполнила свои обязательства по Конвенции. Так, ни работодатель, ни государство не отрицают, что Медведевой отказали в работе только на основании биологического пола. Вред для женщин от работы на судне, по мнению ООН, не доказан научно. Запрет на тяжелую работу для женщин «отражает устойчивые стереотипы, касающиеся ролей и обязанностей женщин и мужчин в семье и в обществе», и эти стереотипы угрожают «социальному статусу женщин, их образованию и перспективам карьерного роста», считают в комитете. Кроме того, запрет на тяжелые работы создает условия, при которых женщина не может трудиться по специальности: ведь выучиться на судоводителя и получить диплом Медведевой никто не помешал.

«Безусловно, это решение комитета обязывает Россию прореагировать», – говорит «НИ» представитель Светланы Медведевой, адвокат Дмитрий Бартенев. По его словам, принцип добросовестного выполнения международных обязательств подчеркивал в своих решениях и российский Конституционный суд. «Однако каков будет объем законодательных изменений, когда они произойдут, каким образом – это уже другой вопрос», – комментирует адвокат. По его мнению, существование такого перечня под благовидным предлогом защиты женского здоровья лишает женщин права на достойную оплату труда, а значит, и возможности конкурировать с мужчинами – ведь труд на вредных производствах в основном оплачивается хорошо.

На предположение «НИ», что государству было бы выгодно разрешить женщинам вредную работу, поскольку это высвободило бы много дополнительной рабочей силы, г-н Бартенев ответил, что камнем преткновения тут являются социальные обязательства государства и работодателей: «Работодателю, нанимая женщину, надо принять меры, направленные на защиту ее организма от вредных факторов. В итоге это приводит к тому, что вместо выполнения этих требований работодатель предпочитает просто отказать. Только потому, что соискатель – женщина. И не важно, что у нее уже двое детей и репродуктивная функция ей больше не нужна». Кроме того, по словам собеседника «НИ», регуляция вопросов охраны труда «не всегда подчинена вопросам выгоды» и может, как в данном случае, строиться на «стереотипном понимании роли женщины как матери и жены».

Напомним, как ранее сообщали «НИ», внимание ООН на перечень обращали и российские общественники. В частности, о нем шла речь в докладах, которые были подготовлены российскими НКО к 62-й сессии комитета CEDAW прошлой осенью. Петербургский антидискриминационный центр (АДЦ) «Мемориал» заявлял в своем докладе, что в числе недоступных для женщин работ оказался «ряд интересных и престижных профессий». Например, женщины не могут быть машинистами поездов, пожарными, водолазами, авиаслесарями, крановщиками и монтажниками связи, работающими на высоте; не могут заниматься геологоразведкой, разнообразной металлургией и целым рядом химических специальностей. Запрещенные для женщин профессии есть и в полиграфии, и в производстве музыкальных инструментов, и в радиотехнике. Правозащитники указывали, что во многих случаях реальный вред для женского организма неочевиден, а повышенная забота именно о женском организме основана «на представлении о женщине в первую очередь как субъекте деторождения, что оскорбляет многих женщин». В то же время многие профессии, разрешенные в России только для мужчин, объективно вредят мужскому репродуктивному здоровью (как, например, работа на атомных подлодках), однако государство это не смущает.

В Консорциуме женских неправительственных объединений, который тоже готовил свой доклад в комитет CEDAW, указывали, что перечень запрещенных работ не менялся с 1974 года, а «конкретных научных исследований и данных, подтверждающих особо пагубное влияние данных профессий на репродуктивное здоровье женщин в современных условиях, не проводилось». В частности, женщинам запрещена любая работа, на которой предусмотрен подъем тяжестей более 10 кг до двух раз в час. «Между тем 10 кг составляет средний вес годовалого ребенка, подъем и перемещение которого матерью никак не ограничен государством», – говорилось в докладе Консорциума.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter